Ловля больших щук на Олыми и Битюге.

 

Щука с руку, или репортаж с петлей на шее

 

          В своей рыбацкой жизни всяко довелось рыбу ловить! И  в Олыми руками — в жаркое время голавли в корягах до того сонные, что изловить большого ума не надо, лишь бы повадки знать. Лавливал и удой, и переметом, и дорожкой, приходилось и малявочницей, и «топтушкой» – корзинои плетеной – рыбу из камышей вытаскивать. А вот на Битюге, близ Боброва, вообще невиданную рыбалку для себя обнаружил. Уникальная ловля, о которых еще никто в газетах Черноземья не поведал. А именно – ловля шукарей (так молодь щуки величают) хитроумной петелькой из лески…

 

СКАЗ O ЩУКАРЕ

 

          В былые времена – лет двадцать тому – на Битюг съезжалась вся родня, включая «записного» рыболова дядю Ваню из Киева. Бывало, весь пляж  состоял  из скоплений  «одноФамильцев», многие стояли с удочками, а другие ловили раков, ныряя с масками в светлые воды этой заповедной реки.

          Итак, ловля молоди щук на петельку была продемонстрирована мне впервые летним утром. Тихо, уткнувшись в берег, стоит лодка. На ней дядя Ваня и его сын Славик. Оба уже обгорели на солнце и немного напоминают жареных раков, только вместо клешни – удочка.

          И вот они впервые собрались ловить на петельку щукарей – молодь «русского крокодайла», которые водились в немалых количествах, и если проехать на лодке, то чуть ли не через каждый метр виднелись стоящие у поверхности щурята в две ладошки величиной. Дядя Ваня уже привязал к удочке толстую леску, наладив хитроумную скользяшую петельку. И мы уже плывем по Битюгу, вкамышах хрипло ругается на нас бонотная курочка, взъерошенный кулик сверлит воздух впереди, а мы, выплывающие  «из-за острава на стрежень» – а палатки наши, действительно, находились на островке, – деловито осматриваем гладь прибрежной воды. Стоп! Вот и первый щукарь — у цветка белой лилии застыл, пучеглазый, рассматривает нас, великолепный шуренок, не менее чем двести граммов вместе с зубами будет.

            Дядя Ваня или его брат Леонид под руководством Вячеслава, на счету которого было не менее ведра пойманных таким образом шукарей, деловито приступали к операции «Дичь». Леска с петелькой тихо погрукалась в воду и скользила по направлению к замершей рыбе. Шукарь мирно наблюдал эти манипуляции, а тем временем уже был продет в скользящий узел. Убедившись, что рыба будет нанизана как раз посередине между хвостом и пастью, дядя Ваня резко дергал вверх, и затянутая в петлю щучка оказывалась в лодке.

            Скоро уже и я, соорудил нехитрую снасть, продел петлю, как ошейник собаке, и щучка затрепыхалась, облевая нас яркими капельками воды.

            Видимо, вот также, только привязывая к громадниой палке на леску, а плетенную шелковую нить, ловили пернобытные охотники напуганную рыбу в некогда светлых российских реках и так же шумно радовались при виде изловленной и бьющей хвостом рыбы. Правда, тогда рыбалка была более уловистой, да и рыбины — тяжсловесней…

САМКИ ВЫБИРАЮТ

КАВАЛЕРОВ

 

          Ранее считалось, что пауки живут веками. Но самой старой из пойманных оказалась щука, изловленная в Ирландии: 40 лет. Она вссилз 33 кг и была длиной 172 см (а это рост автора сей статьи).

          Еще Сабанеев – великий рыбак — тоже «клюнул» на байку и описал факт поимки в Царицыно при чистке прудов гигантской щуки с золотым кольцом в жаберной крышке и надписью «Посадил царь Борис Федорович». Рыбацкая сказка ныне развенчана – щучий век от силы полвека!

          И все же в рыбьем мире наша зубастая героиия, действитсльно, ходит в долгожителях. Век премудрого пескаря — пять-шесть весен, а ряд красных рыб после первого в жизни нереста вообще заканчивает свою жизнь, становясь добычей лис, медведей и охочих до падали птиц.

          Щука же обычно начинает размножаться иа третьем году жизни. Причем самки гораздо крупнее «кавалеров», которые во время нереста сопроваждают свою избранницу группой не менее трех «молоканов». Охота за раздувшейся «икрятницей» не предстаеяет большой сложности: забыв осторожность, щуки идут на нерест в мелкие речки и лиманы, сильно плещутся прямо у ног ловца, обугого в рыбацкие сапоги.

          Ранее, в царской России, добыча щук острогой во время  нереста считалась для крестьянина (особснно в северных краях) обычным хозяйским занятием типа заготовки репы ма зиму. Реки были чисты и полноволны, рыбы в них водилось в изобилии. Во время нереста  и пред ледоставом били острогой, возами, быстро сушили в духовках. Получалась вяленная рыба, которую по специальной технологии “закатывали” в бочки и зимой из нее варили рыбный супец.

          Отец супруги моей, Михаил Васильевич, рассказывал, что во время икромета щук в озере Двудонном, что разливалось вдоль железнодорожных путей линии Касторное — Елец, водились громадные щуки. Их стреляли из охотничьих ружей. Представьте:  узкая полоса воды вдоль “железки”, на полотне цепью стоят добытчики с ружьями. И вот зашевелились, забурлили кусты- в разных местах идет нерест щуки, буйный,  с выпрыгиванием самцов из воды. В прозрачной воде с насыпи видны громадные, темные тела “икрянок”. то справа, то слева гремят выстрелы, На рельсы вытаскивабтся щуки в два пуда весом, сами размером со шпалу. Батя Миша расказывал, что из такой щуки вынималось две-три трехлитровые банки крупнозернистой икры которую засаливали пряным посолом. А щука шла на котлеты, ее вялили кусками и даже скармливали поросятам и птипе…

          Теперь уже щука совсем не та! Распахивание берегов той же Олыми, выпрямление русел и прочие неразумные художества при советской власти привели к о6щему оскудению ры6ных запасов и конкретно – кизмельчению щучьего царства.

          Лишь на Севере еще остались озера, где нвдится лишь одна рыба – наша зубастая красавица! Недолог ныне шучий век. Тому способствуют расплодившиеся браконьсры с электроудочками — снастью губительной, вроде нейтронного оружия. Летят щуке на голову блесны и кружки, жерлицы и лорожки, донки и переметы. И поэтому щучье долголетие – не более чем рыбацкая байка! Но может еще посчастливится, как пару лет назад, увидеть иа озерном светлом мелководье нерест громадной щуки, окруженной пестрыми «кавалерами», шумно выражающими свое почтение перед избранницей.

          Начнет ломаться лед, разольется моя Олым  – придет пора нереста у щуки! Вот тогда и наступит время наблюдать за шумными нерестовыми играми…

А ЕЛЕЦКИХ, член Липецкого областного рыболовного клуба.

На фото — я с щукой в руку. ФОТО ВАСИЛИЯ ПЕСКОВА.