Этюд. Дыхание осени

 

ДЫХАНИЕ ОСЕНИ

 За сельским парком, что  к октябрю густо зарос  непролазной травой и щедро испещрен грачиным, известковым, белым пометом – виднеется зеркало воды. Издали водоем  этот даже красив.

   К концу осени старый пруд  бурно зацветает. Вода становится зеленой,  но и в этой затхлости – кипит жизнь.  Белый карась – этот выносливый и терпеливый представитель ихтиофауны – продолжает населять зеленоватые воды. Некоторые жители, кто – из баловства, кто – по скудости жизни – ловят на удочку  карасей, выросших в загаженном водоеме. Одни – кормят рыбой свиней, другие – сами потребляют рыбу, уверяя – что сам по себе карась – безвреден для организма. Чтож, в современных продуктах, даже с красивыми упаковками – еще больше вредных примесей. Всяких окислителей, консервантов и подсластителей. Правда, подсластить жизнь не всегда всем сегодня удается…

  Старожилы помнят, когда в этом пруду,  истоку реки Холопчик,  еще купались, ловили рыбу и стирали белье. Затем берега пруда заселили люди, построили большие и удобные дома. Привыкшие обобществлять не только орудия труда, но и помойки – они быстро превратили водоем в сточную, громадную яму. А некоторые – тихо вывели трубы из выгребных ям прямо в пруд: зачем платить за откачку…

  Сейчас глубокая осень. Ее дыхание видно по первым пластам листьев, что накрывают и следы от галдящих грачей, и пустые пивные банки, и газетную ветошь,  и пластиковую посуду. Парк пестрит пластиковой посудой. Это изобретение цивилизации,  как ядовитые грибы в сухой сезон –  осень стыдливо укрывает листопадом, заметая  некогда красивые полянки.

  Когда то в праздник — старики-ветераны высадили здесь , на пустыре — ровные ряды березок. Каждая березка – память о победителе. Звучали красивые речи, пестрые, как осенние листья. Так появился парк. С качелями, на которых росли, быстро взрослели дети. Те самые, что потом захламили дорожки,  замусорили, но попировали всласть —  на доселе чистых лужайках, по которым они бегали еще в голопузом детстве.

 Осень – горчит, как память. Что просыпается  в людях к 9 мая, воспоминаниями о тех, кто высадил эти русские березки посреди разросшегося , богатеющего села. Как красивы эти березки, грустящие среди хлама и сорняков! Они красивее  новых мостовых, что  протянулись там, где царит влась наживы.

  Под березой, на осенней земле, беззаботно спит парень. Его сон тревожен, как бывает у хмельного человека. Он спит нервно , и как большую драгоценность, прижимает  к себе  жестяную банку , с яркой алкогольной смесью, отдающей заморскими фруктами и спиртом.

  Рядом, на притоптанной поляне, побросав в траву велосипеды,  сидит ватага мальчишек, лет по 10-15, не больше.  В доносящихся до меня обрывках фраз, отголосках  их по воробьиному скудных речей, часто слышатся те слова, которые никогда не занесут в учебники по русскому языку и литературе.

  Березы стараются заглушить обидные, вздорные,  непечатные  слова —  шумом  своих роскошных крон.   Гогочущие стайки гусей на пруду —  тоже перекрывают  этот вздор и пустословие, что наводнили наши парки, наши  улицы и души.

 И весь этот густо поросший сорняками  сельский парк – напоминает сегодняшнюю страну. Где на фоне берез – слышится глупая трескотня важных речей, где бравурная музыка, пьяные голоса и фразы шутов и юмористов – пытаются заглушить шелест листвы, треньканье синицы, гуд свекловичного комбайна  и плач … одинокого, состарившегося фронтовика…

Александр Елецких