Ленин без головы

 

                     ВОЖДЬ  БЕЗ ГОЛОВЫ

    Представьте себе – тихое утро. Липецкий райцентр Тербуны  конца 1991 года. Народ, зевая, расходится по рабочим местам. По центральной площади, мимо памятника вождю мирового пролетариата идет, гремя  бидончиками, за молоком группа из трех  пенсионеров. Один вдруг резко тормозит,  ошалело смотрит на скульптуру и начинает непроизвольно креститься.

-Что ты, Сергеевич? – переспрашивает его добродушный, полный старик.

-Ле-ле-ленин! Ле-ле-нин! Бе- бе- ез  голо-вы! – выдавливает из себя  Сергеич, указывая на  вождя.

-Что ты мелешь?  — сердито  говорит   третий пенсионер , шутливо замахиваясь бидончиком.

-Бе- бе- без головы! – настаивает  на своем упрямый Сергеевич. Все трое вдруг застывают, глядя  на обезглавленного  вождя…

  Да уж! — Без головы  Ленин смотрится как-то антично, пугающе. Тем временем, вокруг задравших вверх головы пенсионеров,  на площади, тихо собираются зеваки. Они  озадаченно осматривают  вождя без головы.  Кто-то предлагает позвонить в милицию. Через  пять минут, благо РОВД рядом, к толпе подходит милиционер.

-В чем дело? Что за митинг? – недовольно говорит сержант , помахивая  дубинкой, как пропеллером.

— Какой митинг? НЕ видно, что ли? Голову  Ленину отшибли , нахрен! Вчера был с головой. Сегодня – нету башки! —  с удивлением в голосе объясняет Петрович,  известный своей   начитанностью  алкаш, бывший  ветврач.

 Милиционер с удивлением обходит памятник.  Тщательно осматривает постамент, ищет следы преступления.

-Это никак  башку товарищу Ленину  при помощи крана сковырнули! – раздается  прокуренный бас из толпы..

-А вчера то она была на месте? Кто видел?  – спрашивает сержант , зачем то постукивая  дубинкой, обращаясь к стоящим рядом старикам.

-Ну, не уверен… Так как  вчера на Ленина не смотрел, когда за молоком шел – растеряно говорит Сергеевич,  покашливая от смущения. Сосед его —  толстый седой пенсионер, в засаленной шляпе, добавил:-

-Кажись, была голова! Так ведь это, товарищ сержант,  – стоит себе вождь,  в глаза не бросается… А с головой он или без – не всякий раз и заметишь!

-Кто точно видел вчера Ленина с головой? –  громко  спрашивает толпу  сержант,  заходя памятнику с тыла. Толпа молчит, пытаясь предаться точным воспоминаниям о прошедшем дне.

-Надо лестницу принести, может  головка  Владимира Ильича  унутрь  упала?! – подсказывает  Сергеевич.

-Как это – «унутрь упала»? – настораживается сержант.

-А так ! –  Я лично сам видел, как  на этом самом месте — этого Ленина – делали! Он внутри – пустой совсем !- Вождь  наш — из трех частей! – Ноги —  отдельно, туловище и голова – отдельно! – убежденно говорит  Сергеевич, постучав клюкой о ноги вождя.

В это время внутри Ленина что-то шумно зашевелилось, словно проснулось. Потом нечто утробно гаркнуло, отчего народ изумленно отшатнулся …

-Свят! Свят! Нечистый дух в нем! — запричитала старушка, отбегая от безголового вождя на почтительное расстояние. Милиционер сделался серьезным, поднял  над собой ладонь и  рыкнул : «Тихо!» Народ затаился. Прислушался. И,  чудесное дело: . внутри скульптуры снова что-то завозилось и гаркнуло утробным базом второй раз.

-Бесовское дело! – закрестилась старушка, вновь отступая в напирающие ряды зевак.

-Кто там?- обалдело спросил сержант, поднимая дубинку над головой…

-Так это  — грач! Точно – грач и есть!  – хлопнув себя по лбу , закричал  бывший ветврач. Они, гады пернатые, привыкли на голову ему  гадить! Вечером , бывало, идешь – обязательно или голубь или грач у Ленина на башке сидит! В одном районе даже гвоздики в лысину  скульптуре вбивали, чтоб птица не садилась и не сра…И не – какала! – поправился   вчерашний ветеринар. 

  Словно в подтверждении ответа  на  загадку – внутри  вождя опять завозилась и заорала птица. Вероятно, по привычке, в сумерках, возвращаясь с полей на ночевку,  грач  спланировал на облюбованный памятник. И  с лету провалился  внутрь обезглавленной статуи.

— А может это хулиганы, что голову отбили, нарочно туда грачей побросали? – выдал идею  Сергеевич, прислушиваясь к гулким звукам внутри Ленина.- Я что й то сомневаюсь, чтобы один  грач мог столько  крика издавать. По слуху – их там стая, штуки три, не мене!

…В это время живущий поблизости мужик притащил лестницу. Ее прислонили к  плечам вождя. С опаской по перекладинам взобрался  сержант. Он  оглядел вождя,  сверху  посмотрел на толпу и изрек:

-А и правда- Ленин-то наш совсем ! – с этими словами он вынул фонарик и посветил в дыру, из которой торчал кусок арматуры…

-Ну, что у Ленина в середке ? –  словно опытный  хирург . спросил  бывший ветврач.

— Точно! Грач! Здоровенный! – радостно сказал милиционер, освещая вождя изнутри. И вдруг озадаченно добавил: «А еще внутри  данного  Ленина – молот!»

-Какой еще , к чертям собачьим,  —  молот? – сердито переспросил Сергеевич, гремя бидончиком и тоже пытаясь взобраться по затрещавшей лестнице…

-Куда прешь, старик! –  испуганно заорал сержант, держась за каменные плечи. Взмахом дубинки он заставил  Сергеевича по молодецки спрыгнуть на Землю. Сержант снова посветил фонариком, пояснил: « Вижу вещдок ! Граждане, внутри Ленина – здоровенный молот!»

-Там еще серп должен быть! Серп и молот – символ нашей эпохи! – подъязвил  ветеринар.

-Серпа – не вижу!  Молот – есть! Громадный! – не поняв юмора сказал милиционер. Он с помощью фонарика  все еще всматривался , освещая изнутри  раздваивающиеся вниз  пустоты – в  правой  ноге Ленина  явно   поблескивал молот. В левой ноге вождя —  шебуршил  и регулярно орал грач, пытаясь избавиться  из мрака заточения.

  Через  время   сержант спустился с шаткой лестницы. Постоял,  оглядел внимательно толпу, высматривая того, кто  бы мог  совершить обезглавливание. Еще из книг сержант помнил, что преступник обычно возвращается на место своего преступления.

   В это время шаткой походкой к  толпе  подошел  Серафимыч, грузчик из базы местного райпо.  Известный в Тербунах  своей вечной задиристостью и нагловатостью, он по — командирски пьяно прокричал : «Что за шум а драки нет! Р-р-азойдись!» Соседняя старушка тихо что-то стала объяснять  Серафимовичу, показывая на некомплектного вождя. Реакция была бурной:

-Ну. блин, дают! Бардак в стране! Партию – разогнали! Ильичу – башку свинтили! – зло сказал  грузчик,  театрально вставая перед памятником на колени. Не поднимаясь , пьяно завопил : « Куда голову, гады, дели!? Сталина бы на вас! Узнаю кто – лично башку оторву !- Серафимыч  со слезой в голосе запричитал: «Прости, товарищ Ульянов! Прости, не углядел!»

   Глядя на коленопреклоненного  грузчика некоторые патриотичные старички партийной закваски явно  расчувствовались и зашмыгали носами. Сергеич тоже намерился бухнуться Ильичу  в ноги.  Но усмотрел, что асфальт  у постамента грязноват и – передумал, пожалел свои почти новые брюки, подарок зятя.

-А ну. подымайсь! – сурово сказал сержант, беря Серафимыча за шиворот. – Нечего ,  клоун, цирк устраивать! Небось,  сам  нализался  и  молотом башку отбил, варнак! – он  поднес  грузчику под нос дубинку, припомнив : «Помнишь, скотина, как ты  на той неделе, по пьяни —  фонарь на главной улице раскокал?

-Так то – фонарь! А тут –  незабвенный Ильич! – подымаясь с пробубнил грузчик. Поднялся с  колен  и быстро исчез в толпе.

  Через час, погомонив , толпа разошлась. Теперь уже из здания исполкома стали выскакивать местные , встревоженные районные начальники. Они гневно  осматривали памятник ,  опять исчезая в кабинетах. Особую активность проявил  бывший секретарь райкома.  Он вовремя покинул пост,  возглавил  депутатскую власть. За два дня  этот активист трижды собирал депутатов. Горячо выступал,  клеймил  власть демократов, настаивая на  выделении средств из бюджета  для срочного  ремонта  основателя партии. 

 

…Двое суток Ленин стоял на площади  в наглядно безголовом состоянии. На него набросили брезент от грузовика, отчего его фигура стала напоминать   жертву средневековой  инквизиции.

   Особенно жутковато было после захода солнца. По ночам «внутренний»  грач орал от голода, приводя в священный ужас неподозревающих влюбленных, что  ошалело прислушивались к утробным звукам. Здорово  усиленным каменным резонатором  фигуры. Одна  парочка, неподозревающая, что безголовая статуя  — «с изюминкой» — вдруг услышала в ночной тишине, как  закутанный в брезент Ленин …вдруг жалобно загудел. ..Басовито-скорбные   натужные   крики  вырывались из  покалеченного вождя наружу.  От подобного «чревовещания» влюбленные заорали, ринувшись в разные стороны не прощаясь….

…  Голову Ильича обнаружили на территории заготконторы. Она лежала в лопухах у забора.  Местный скульптор водрузил голову на место, сделав из фигуры мавзолей для уже затихшего навсегда грача.  Жизнь пошла своим чередом…

          Александр ЕЛЕЦКИХ