Любите перепелку!

 

ДАВАЙТЕ ЛЮБИТЬ ПЕРЕПЕЛОК!

 

            Все очень просто, если радоваться жизни. Можно сесть в автобус, едущий в “Масловский” — это рядом с Воронежем, потрястись сорок минут и выйти у магазина “Океан”. Сойти, полюбоваться пасущимися козами у фонтана. Жизнь прекрасна и удивительна, даже эти рогатые животные и спящий в мирных пыльных лопухах товарищ… Это нечто! Ах, этот “Масловский”! В нем и фонтан, словно перенесенный джинном с площади ВДНХ. Такая позолота, хотя местами облупленная и потускневшая, ну очень меня это ностальгирует, а вас?

 

            Солнце светит, аллея ведет прямо к храму. Он еще строится. Красный кирпич будущей церкви оттесняет нечто помпезное, в стиле “советский вампир”. Это должно было стать выставочным комплексом, но не стало: растащили, разбили окна. И все равно надо радоваться жизни. Тем более, что рядом — светлое пятно реформ — перепелятник. Нет, там не перепиливают и не перепевают друг друга вокалисты. Хотя там поют. Или, как говорят в народе, “бьют”. Этот бой перепелок у меня до сих пор звенит в ушах. Нет, вы только послушайте: семь тысяч “фить-пирю” или “спать-пора”, чтобы все мы стали не глухими…

 

ДИКОВИННЫЙ ЧЕЛОВЕК

            В “Масловском” сегодня нет недостатка в “вынужденных переселенцах” (определенно подаренно России исполнительной властью). Например Паша Ротар. Он здесь занимается гидропоникой. Делом весьма мокрым, связанным с выращиванием кормовых культур совсем без грунта — на водопроводной воде. Он — молдаванин, не родственник Софии Ротару, но поет тоже, говорят, громко и в лад. Приехал Ротар из Казахстана и очень удивлен, что нашел работу. А вот семья Петра Павловича Запорожца приехала из Грузии. И поселилась в одном здании с перепелятником. То есть — работа на дому, все при деле: два сына, жена (она специалист в садоводстве), вокруг дома — и цветы, и помидоры, и фасоль не обыкновенная, со стручками величиной в кулак генерала Лебедя. Диковинный человек — хозяин перепелятника.

            Мы открыли дверь в перепелятник, и сильный звон наполнил уши. Тысячи живых пушистых шариков сновали, вспархивали, несли яйца и занимались любовью. Непугливого десятка петушок спокойно подошел и начал склевывать мои шнурки на ботинках. Второй храбрец стал вспархивать, пытаясь на рубахе отклевать красную пуговицу:  ведь красный —  для перепелок — цвет запретный, повесь красную тряпку — расклюют по ниточке…

            Никто с виду не скажет, что перепелка — драчливая птица. Однако турниры петушков-самцов давно устраивают на Востоке. Вынимают перепелов из плетеных клеток, и — до крови бьются рыцари. А рядом стоят клетки, из которых наблюдают бои перепелочки, ведь ради них сражаются эти драчуны с разбитыми в кровь грудками…

            …Запорожец уверен, что с безработицей справится не правительство, а лишь сам народ. Вот только мы сейчас как сообщество, выпущенное из зоопарка на волю: сами разучились добывать себе корм, потихоньку звереем от избытка свободы. К примеру, Запорожец жил в Грузии своим умом и смекалкой.

 

Пока там кто-то ждал наряда на работу, он быстро просеял речной песок, сделал ящики для рассады и стал разводить гвоздики. А между делом соорудил своими руками бассейн и развел не карпа или толстолобика… Он выкармливал настоящих золотых рыбок…

А Елецких