О ДАРВИНСКОМ ЧЕРВЯКЕ И КОРОЛЕВСКИХ ЗОНАХ

ЛИПЕЦКИЙ ГУБЕРНАТОР, 2 ТОННЫ ЧЕРВЕЙ И ЧАРЛЬЗ ДАРВИН 





Фельетон независимого журналиста с родины Олега Петровича 





Посвящается нелюбимой вертикали власти 


Все мы произошли , по Дарвину, от обезьян. 


Даже липецкий губернатор. Который в юности долго ходил в атеистах-марксистах, а потом был замечен в храмах с большой свечой рядом , как он обозвал: « с доморощенным Владыкой» 


А я вот верю, что все мы от Адама с Евой. 


И настаиваю, что не от обезьян и прочих питекантропов. 


Даже бандерлоги с Болотной – от Адама и Евы! 


Но вот когда Чарлз Дарвин, говорит, что 90 процентов плодородной земли пропустили через себя черви и произвели в итоге миллионы тонн ценнейшего гумуса – я Дарвину верю. 


Ибо и меня, и даже Олега Петровича в итоге пропустят через себя тоже черви…Если эти черви выживут, конечно, при нынешней то вертикали власти… 


Этот закон – похлеще законов Эйнштейна, знаете ли. 


А вот еще Дарвин утверждал, что во всякой живой, плодородной земле находится не менее 2 тонн дождевых червей. На каждом гектаре. 





А в богатых русских черноземах — до 7 тонн червей на гектар. 


Как заядлый рыбак, признаюсь, я червей люблю. Хорошая насадка! – 


Олег Королев, наслышан, тоже активный рыбак и он запросто может подтвердить: червяк для рыбы, это все равно что для политика – мандат. Или микрофон. Включенный. 


Я давно живу на родине липецкого губернатора. На черноземах. 





И регулярно копаю червей у себя в палисаднике. 


Там этих червей – как денег в кармане губернатора в день получки. 





А я пенсионер. Работы нет, только сильно обещают уже три года. Потому – и в кармане — явный экономический кризис и социальный перекос! 





— Денег, червей и рыбы у меня регулярно маловато будет. 


Выручает оптимизм. И то не всегда. 


Однажды, год тому, я поехал на Олым, порыбачить. 





На утреннем автобусе. И там из рюкзака — моя баночка то с червями и выронилась. Водителю на память. 


Приехал на речку, размотал удочки. Пришел час поплевать на червячка. А коробочки то , граждане, в рюкзаке то моем — нет… 


Я прям скукожился весь. 





Думаю: пропала рыбалка! И тут вспомнил, что вокруг – тербунские черноземы… 


Нашел я железяку от плуга, когда рыскал в кустах. И с ней на перевес пошел в ближайшую весеннюю пашню. 


Если б на меня сверху космонавт в телескоп глянул через час- подумал что я пахарь. 





Типа лошадь издохла и мне приходится пахать на себе. 





Много я чернозема перекопал. А ни одного червяка не увидел. 


И думаю: чернозем, по Дарвину тут не менее 5 тонн червей дождевых на гектар. Где они? 


Стою я как одинокая сосна, типа Айн Фихтенбаум штейт айнзамм – очень одиноко мне без червей! 
Ау, где вы, друзья рыбака? 


От пестицидов и гербицидов московских инвесторов – сдохли? Или во время осенних перелетов завились вертолетным винтом, и улетели поближе к моему пока экологически чистому огороду в Зоне? 


А еще я подумал: а что если поискать червей на пашне другого берега Олыми? 


Вперед – и с песней! — Нашел я брод. Перешел на противоположный берег. Закопался густо в новое поле. Передовик вчерашнего соцтруда, да и только! Пора красный вымпел вещать мне на нос! 





И оно не только что червей – личинки майского хруща мне не выдало. 


И думаю, а как же грачи? Нифига себе – грачам их меню многовековое сократили! 


Ранее за плугом крестьянина — полчищами вились грачи. Из вывороченных пластов жучков – червячков склевывать. 


А теперь – иная картина. Идет себе мощный трактор с плугом – а за ним , кроме учетчика – никто не ходит. 


Даже грачи, что уцелели в эпоху Путина – докумекали, что от нынешних королевских черноземов – червей не дождешься. 


Вытер я пот, закинул бесполезную железяку, и решил, что проще под берегом набрать ракушек. Обычных беззубок. 


Когда я приехал в Тербуны из Лебедяни, и держал для стабилизации затем животного белка на кухонном столе – мускусных уток, разводил пару лет, при Горбачеве. – Тогда ведро ракушек для птицы в Олыми можно было набрать в любом месте за пять минут. 


А на мясо ракушки и голавль идет, и крупная плотва. Даже сазан. 


Ну я и пошел ракушек набрать, под кустами. 


Фиаско. Облом. Непруха. 





Песец королевский – и ракушкам в Олыми пришел! 


Берега заросли. А под берегами – даже лягушек нет. 





После пуска Тербунского солодовенного, под командованием нынешнего теперь главы района Сергея Иванова, вообще без нормальных очистных он завод принял – сначала пошла рыжая , пышная , крутыми кавказскими шапками пена по реке. 


Видимо, в этой пене было что то такое, непотребное, что вывело моллюсков из себя, и они на родине профессионального лесничего дали дуба. 


Я загрустил. Обругал по рыбацки крепко земляка Королева, с его любимыми резидентами зоны, московскими инвесторами и прочими агрохолдингами, корова их забодай! 


. ..Смотал удочки, и поехал домой. 


И по дороге все думал : вот откроет Королев Зону «Тербуны». И лупанут по черноземам из фабричных и заводских труб, во имя сверхприбыли хозяев заводов, газет, пароходов. 





Начну гадить из 50 тысяч жопок свиных в новых мощных свинокомплексах. 





Спускать отходы из самого крупного сахзавода – в реку Олым… 


И расцвете бурно инфраструктура Зоны, с ее стеклозаводом и пятью фармазаводами , наполненными всей таблицей Менделеева! 





С ее бетонными и асфальтными заводами. 


Уцелеют ли в итоге дождевые черви в моем палисаднике? 


Зажужжат ли хоть три уцелевших пчелы на моей яблоньке? Припорхнет ли хоть одна бабочка на мою клумбу? 





Соловтев, ласточек и скворцов в Тенрбунах уже не услышишь, как раз когда заговорили о Зоне, то они прислушались и убрались подальше. А сейчас вот и зацев нет — все убежали куда подальше и тербунским охотникам в первый раз за всю историю не велено стрелять в косых и ушастых. 


И еще: а сколько еще лет протянут здоровенькими и сами жители тербунской зоны? 


И по какой социальной цене продадут они дома, сматываясь из зоны? Как шустро, лет через семь станут убегать отсюда, пока еще не съеденные червями в домовинах – земляки Олега Петровича? 


И в какую в итоге супесь или глинозем — команда Королева превратит родной чернозем, некогда имеющий по Дарвину до 7 тонн дождевых червей – прародителей биогумуса, на каждый выкупленный у тербунских раскрестьяненых селян – гектар… 





Да и то — на 7 лет по Законам о РЭЗ все резиденты будут освобождены от налогов. Так что есть немалый срок, чтоб бесплатно загадить чуждые инвесторам Зоны черноземы! 


Во что превратят в родную землю королевские опричники? — Прежде чем отвалиться от власти и отдыхать от трудов на муниципальных пенсиях. 





Причем, смотаться с семьей быстро и туда, где еще дождевого червя можно накопать прямо у дорогого приморского особнячка с видом на лебединый пруд… 


А может и черви тербунские – поумневши, построили свою вертикаль – прорыли землю и вышли на той стороне планеты. Где либо в США. 





Там вам не тут — давно применяют для восстановления нерусских почв – калифорнийского червя. 
Уживется ли там Тербунский червь – с калифорнийским? 


Станет ли порождать не русский, а американский чернозем? 


Ну, думаю, что в отличие от многопартийных липчан – червь любому червю – друг, товарищ и брат. 


У них общее дело – пропускать через себя то, что приносить потом пользу тем, у кого главное не Бабло, а Добро. 


А там , где правит Баблос Петрович, то там и из черноземов быстро делают – Дерьмо. 


Местные власти медвежьего нрава. 





Они даже не черви. Пауки. 


Плетут сети заговоров. Устраивают распилы чужих сетей и откаты ворованной паутины. 


Их сети – вертикальные. 





Вертикали паучиной власти. 


Естественно, прежде всего они стали отстраивать вертикаль. 


Снизу доверху. 


Лежит сельское хозяйство. Где в черноземах – завалящего червя уже не отыскать – все отравлено и выжжено! 


Сидит Елецких без работы. Без червей у реки, а вокруг – черноземы – за горизонт. 


Стоят заводы в Ельце. Додыхает в Липецке тракторный и «Сокол»… 


Но не все так минорно! 


Витает в облаках правительство Путина, рассуждая, что самый страшный для охотника в России зверь не медведь, а бандерлог, замеченный косяками в центре столицы… 


Липецкий Королев надувает щеки — убеждает всех липчан, включая меня, что сегодня , досада какая, остался на берегу реки без червей, что область в целом — -живет все лучше и лучше. 





И что липецкая земля – самая богатая и цветущая. 





Липа цветет не только на гербе области. 


А звуки регулярно падающих самолетов, тонущих судов и сходящих с рельс поездов не заглушают громкие и светлые песни Кремля. 





И подпевку Королева. 





И подтанцовку королевских опричников на сайтах. 


Как жирующий голавль на Волге – плавают вокруг олигархи-латифундисты. 





Бегают , как крабы, люди в погонах. 





Суетятся , как ужи в затонах, госчиновники. 





Захлебывается , уже почитай 20 лет подряд, как иволги на вербе, от восторга вся королевская печать. 


От усердия липецкие дикторы чуть микрофоны не глотают, повторяя как заклинание: голосуйзапуктинаголосуйзапутинаголосуйзапутина! 





А в промежутках стонают, как девушки перед оргазмом: Дорогие Липчане!-олегпетровичкоролевперерезалленточкулипецкийгубернатороткрыл­­сезон…» 


Стоп! Отключите третий микрофон! 


Не хочется мне сматывать удочки и склеивать ласты в Зоне… 


ПУТИНА – это сезон щедрой рыбалки. А увижу ПУТИНА, и вспоминаю, что при нем уже , на землях Королева – на черноземной пашне за плугом уже и грачи теперь — не ходят. 


Но рядом , в кабинете на Соборной, ходит из угла в угол, Главный прораб вертикального липецкого строительства , но не подчищает огрехи тербунских проектантов. 


Каждой твари уже вокруг не по паре. 





И прокормить всех этих тварей – это надо каждый баррель, выкаченный из недр всенародного типа достояния — продавать минимум по 500 долларов. 


Тогда народу может пенсию увеличат не на 7 процентов, как анадысь, а на целых семнадцать с половиной. 


Вот только баррель и вырастет, а червей на черноземах я так и не нарою, в случае чего! 


Каждый сверчок знает и в липецком медиа пространстве — свой шесток. 


Один подгоняет историю-клячу: хочется все по-быстрому успеть — 


обустроить дачку, дочку. А также особняк, гараж, детей м внуков, одноклассников и кумовьев липецких и тербунских. 


Чтоб вертикаль стояла вертикальней, как вкопанная руками Путина.. 


Второй королевский прораб на подхвате — контролирует ход событий: хочется, чтобы вертикаль имени Олега Петровича — простояла подольше. 


Третий , нервный до посинения, и жадный до опупения — непрерывно дерзает: лезет на все липецкие экраны, полосы и эфиры , сильно хочет, чтобы современники запомнили его имя. Как имя Дарвина, или там Докучаева. 


Четвертый , тоже бывший партработник эпохи КПСС, как и губернатор, подкрашивает фасад: хочется, чтобы вертикаль имени Владимира Владимировича — выглядела попривлекательнее. 


Воруют при этом, естественно, все. 





Не так нагло, как в райкомовских креслах. 





По умному идет процесс! И если правильно проверить их соотношение зарплат и нажитого активным греблением на галерах власти недвижимого имущества… – То наша очень местная, давненько полутербункая, начиная с главного судьи Фемида важно скажет: кристальной честности люди окучивают наш липецкий народ! Святые! Молиться надо на светлый образ Петровича! 


И попробуй – проверь правильность утверждений липецкой Фемиды! –Себе ж дороже выйдет. По королевским судам закатают, и обзовут главным клеветником Королевского Двора. 





Эт они с моими обидчиками -электрограбителями полгода тянут, прокуроры, все не разберутся. А со мной, если партия прикажет — разберутся и досрочно срок припаяют! 


А и как сегодня не воровать то? 


Потому что какая же окололипецкая стройплощадка обходится без того, что бы не взять на память какой-нибудь строительный материал. 


Какую-нибудь, например, льготу. Особенную, липецкую, как муниципальная пенсия вчерашней медсестры, ближайшей к Олегу Петровичу. 


Или должностишку на Соборной выбить. Или – привилегию. 


На худой конец – какой-нибудь липецкий полугулевский остродефицитный социальный пакет – домик в подлипецкой деревне, асфальтную трассу, или пусковую кнопку свежайшего и мощнейшего свиного Тербунского говнопровода Испания – Подчерноземск- Хрюкинск. 


Но у крепкой липецкой вертикали есть черноземная горизонталь. 


Которая ввысь, в область Кремля, как Олег Петрович — не стремится, но тоже хочет принимать участие в жизни якобы демократической России. 


Хочет быть нужной и полезной не Королеву, но молодежи, краеведам, внукам, музыкантам и книголюбам. 


И требует к себе, при Путине и Королеве — внимания. 


А заодно – работы, для самовыражения. 





А еще – достойной зарплаты.Пусть и в пять раз меньшей, чем у творца Зон, где пока нет только дождевых червей на пашнях. И – приличной пенсии. 


А также – хоть одного книжного магазина в Тербунах. И – надежного здравоохранения. А не одного на всю область принимающего толпы больных кабинета гематолога. 


А кроме того – съедобной еды. 





Рыбной реки. Червей в черноземной пашне, как тысячелетиями до вторжения на Русь партии «Единая Россия». 


И чистого воздуха в тербунскую форточку. 


А не аромата свиной мочи, проникающего на расстоянии в 12 километров от села Тульское, как бактериологическое оружие от имени и поручению главного тербунца области. 


Сколько хлопот с этой горизонталью, однако, правда, Олег Петрович? 





Вертикальной оси в Липецке однажды давно надо бы понять, что без горизонтали — ее существование бессмысленно. 


Что толку орать в микрофон о заслугах дорогого Владимира Владимировича, если микрофон подключен к пылесосу? 


С одной координатой , с видом на Кремль — в этой королевской жизни делать нечего. 





Нужны точки пересечения . 


Где есть и точка пересечения губернатора Королева с безработным журналистом Елецких. 


Вот только пересекаться с творцом Зоны мне не хочется. 


Хочется стремиться все выше и выше. 


К бесконечности творчества. К изданию новых книг. К новым акварельным наброскам. К новой музыке. Новым авторским выставкам. 





Где нет портретов любимых вождей Олега Петровича. 


Хочется идти вперед. К вечному счастью. 





Там – наверху – в Кремле и в дворце на Соборной –Ленина, через дефис, забыли, что человечество уже строило дорогу в небо. 


Сначала эта называлась Вавилонской башней. Чем это кончилось – всем известно… 


Потом это называлось Здание Коммунизма… 


Что сегодня строит Россия? 





А кто знает! Но все что то строят. 





А я не успеваю. Занят , видимо, не тем. 


Не те книги, панимаш, читаю. 


Надо бы – сберегательные книжки, чтоб в них было поменьше букв и много, много цифр. 





Как у депутатов Госдумы и губернаторов. 


Видимо – я живу не в координатах Олега Королева. 


У него свои координаты, свой народ, свои представления о книгах, честности и порядочности, в разрезе 7 тонн дождевых червей в тербунской Зоне. 


Мне просто хочется, очень дорогие члены «Единой России» — иметь такую систему координат, в которой я бы чувствовал себя уютно и спокойно. 





Как того мне гарантирует Конституция России своими первыми статьями. Похожими пока на сказку. 


Чтоб была точка опоры. У меня, а не королевской семьи и придворной стаи. 


И – по вертикали. И – по горизонтали. 


Точка в системе координат дает , наконец, и тербунцу Елецких, при горластых политиках Кремля –и петушиных соловьях Липецка и Тербунов, надежду на то, что у тебя есть твердое будущее не только для друзей, родственников и королевских журналистов. 


Что дает надежду на лучшее. 





Дает веру. А без веры что за жизнь? 


Это все равно что продолжать искать червей в черноземной пашне у Тербунов, где нерусский почвовед Дарвин обнаружил 7 тонн червей. 


А нафига мне, по возрасту без одного года — однокласснику Королева – 7 тонн червей? 


Мне бы консервную баночку с червями. 


А семь тонн – это для олигархов — латифундистов. Что поставили жирный крест на идее ПЕтра Столыпина о создании страны свободных землепашцев. У которых в каждом гектаре червей дождевых — миллионам грачей не склевать ! 





Время не столыпинское. Путинское. Королевское…Акул российского империализма. Эпохи Путина и Королева. 





И все же. Как рыбак — рыбаков. Как одинокий подвижник земли русской.Вопию к вам, пиявки… 


Верните червей в черноземы, гады! Хоть с полтонны на гектар! 





А не то, создам для России в Липецке – нормальную партию зеленых и отниму у вас Кремль, ваши любимые игрушки, в виде микрофонов и трибун! 


Все – на оживление русского чернозема!