Пожароопасный кандидат

 

КАНДИДАТСКОЕ СОЛО НА РОЯЛЕ

   

  Говорят, что  Билл  Клинтон  хорошо играет  на саксофоне. В это же время первый наш президент Ельцин , овладев игрой на расписных деревянных ложках,  попытался дирижировать немецким оркестром. Уровень дирижерской культуры   впечатлил многих. Хотя музыковедам   все же по казалось, что дирижерской палочкой русский президент машет, словно  теннисной ракеткой —  при подаче «эйсом», навылет.  Исторический факт :  до этого – все руководители  , правящие из Москвы после революции – особыми способностями в музыке не блистали. И из инструментов ценили что погромче – барабаны, литавры, пионерские горны….Хотя разные интересные случаи, связанные с музыкальными инструментами, случались даже с политиками областного уровня. 

                                 ТОВАРИЩ КАНДИДАТ

  Конец пятидесятых годов. В забитое село Волово, районный центр юга Липецкой области , ждали кандидата в депутаты Верховного Совета СССР. Кандидат  полагался по округу только один, поэтому выборы носили чисто символический характер. Явка на выборы полагалась тоже – стопроцентной. Хоть умри – но проголосуй!

  Ждали непростого кандидата. В Волово должен был приехать сам  товарищ  Жужелица ,  крупный деятель   и вообще – матерый человечище. – С  бычка  выше средней упитанности.

  Товарищ кандидат вылез из обрызганной  грязью персональной машины,  в черном индийском пальто  и шапке из меха неопознанного местными охотниками  животного. За ним  шла охрана и семенили чиновники средней руки. Свита вошла в зал сельского клуба, где товарищ Жужелица  отделился от окружения, так как ему неудобно было  стоять вровень с  малозначительным районным руководством, и демонстративно  поднялся на сцену и  стал курить «Казбек». Облокотившись на старый, большой  концертный рояль.

   Немецкий рояль достался отделу культуры чудом. Когда во время революции ополоумевшие от свободы бунтари из голытьбы и революционно настроенных алкашей выпили все вино в  погребах дворянского  имения  господ  Шереметевых, что даже  имели рядом  с  воловским селом Ожога – ипподром, они стали крушить все непонятное.  Включая  садовые статуи, китайские, высокие вазы и  картины в  серебристых, тяжелых рамах, на которых были  намалеваны ненавистные портреты разных статских советников и министров-капиталистов… Треск и звон шел, пока на пути  опьяненных бунтом  неграмотных крестьян не попался черный, немецкий рояль.

-А энто что за хрень? – спросил крестьянин Голубок , философ-самоучка  из села  Малые Борки, тупо уставившись на  арийское чудо музыкального создания.

-Пианина! – воскликнула бывшая кухарка Шереметевых Глашка , ныне идейная большевичка,  наряженная в экспроприированное  вечернее алое платье  из гардероба барышни . Она тут же лихо продемонстрировала  свое  «консерваторское»  умение , приобретенное от  любовника — камердинера Петьки —  сбацала таки Глашка «Чижик-пыжик», «Мурку»  и «Собачий вальс». 

    Довольные мелодичными звуками бунтовщики расслабились и оставили рояль в покое. Собачий вальс  показался некоторым  крушителям  дворянского гнезда  — гимном новой жизни, мятежной и бурной.  Чуть позднее — районный комиссар вывез сей инструмент в Волово, где он и прописался в сельском клубе. В том самом, где сейчас курил «Казбек» товарищ Жужелица.

                             ПОЖАРООПАСНАЯ ИГРА

    Кандидат курил  папироску за папироской, по совету  своего врача  докуривая лишь до середины… Осмотрев на сцене  громадный рояль и не увидев на  его крышке пепельницы,  гость стал бросать окурки внутрь инструмента.  Справедливо полагая, что будет не совсем прилично затаптывать окурки ногами прямо на сцене. Минул час .  В ожидании, когда на встречу с кандидатом  местные власти соберут по райцентру избирателей полный зал, товарищ Жужелица  искурил полторы пачки «Казбека». . Тем самым   легкомысленно наполняя старый деревянный  немецкий инструмент непотушенными окурками.

  Знал бы он, что на этом рояле  за 50 лет — со времен кухарки Глашки —   играли всего полтора года. Это когда в Волово  случайно заехал и осел спившийся столичный музыкант, некогда влюбленный в саму Книппер-Чехову.  Более того, из-за незнания его устройства  — уже трижды  попадало крышкой по пальцам любопытствующей  клубной уборщице   Клаве.  После  каждого удара крышкой —  Клава лупила опухшими кулаками в черный бок холодного инструмента , отчего рояль гулко звенел внутренними струнами, словно жаловался на   дикого  исполнителя. Знал бы кандидат, что внутри рояля уже скопилось много мусора – включая  упаковочную бумагу от  керосиновых ламп,  черновики  сценариев сельских праздников урожая,  пустые пачки от дешевых папирос и прочая дребедень , засунутая  клубными работниками  глубоко внутрь рояля  ….

      Ног вот – зал переполнен, гул смолк, дрожащим от волнения голосом товарищ Семенищев Иван Игнатович объявляет , что слово сейчас поимеет уважаемый кандидат Жужелица.

                   СЛОВО И ДЕЛО

   Высморкавшись и прокашлявшись, с важным видом  кандидат  отделился от рояля и прошествовал  к трибуне. Начал он как диакон – его басок  заставил перекреститься  деда Митроху, что в детстве пел в церкви на клиросе.  Раскатав бумагу с текстом —  Жужелица прославлял партию и демократию, призывая единым порывом —  отдать  свои голоса за блок партийных и беспартийных граждан страны. В конце каждого предложения  кандидат поднимал кулак вверх, словно грозил кому-то.   Он уже приступил к чтению места о достижениях  родной области, когда вдруг слева,  со стороны  инструмента  — с оглушительным звоном лопнула первая рояльная струна

— Дзи- и- нь! – звук, усиленный акустикой зала , разнесся окрест. Вечно пьянененький заместитель начальника милиции,  вздрогнул, услышав звук, похожий на выстрел . И  стал  очумело расстегивать кобуру. В его  мозгах  старого чекиста крутились привычные мысли о провокациях, шпионах и диверсиях. Как бывший  работник НКВД , он этих шпионов  выявил немало в недавние времена Лаврентия Павловича. Так что ему – не привыкать!

  -Ба-ах! – раздался очередной резкий звук из нутра вдруг  заалевшего рояля. Испуганный  первым звуком  кандидат, видя  в зале, прямо перед собой вскочившего с кресла  пьяненького милиционера, расстегивающего кобуру, мгновенно присел за спасительную трибуну. Затем приподнялся и стал было с испуга —  продолжать чтение текста, быстро сглатывая слова….

    В это время – канонада из лопающихся рояльных струн уже  напоминала озвученный  эпизод стрельбы Анки-пулеметчицы   по наступающим на чапаевцев  шеренгам  коппелевцев : «Бах! Трах! Трах Бах! « — пальба началась отменная.

  — Покушение! – заорал  охранник.  Громко сопя,  он вбежал на сцену и стал уводить  в зал насмерть перепуганного Жужелицу ,  еще пытающегося от ужаса  третий раз  выговорить фразу : «электро – фик- ация  Липецкой области».

   …Черный рояль горел минут двадцать. Он то гремел своим медным , настроенным при помощи  камертона в 1907 году музыкальным нутром, И то шипел, то издавал оглушительный треск, выплескивая в  зал клубы серо-черного дыма. Ошарашенный зритель — в немой тишине  следил  за пылающим роялем,  на который уже  выплескивали ведра с водой находчивые охранники. В самый последний момент —  из дымящихся  на сцене  руин —  выскочила обгоревшая  клубная,  старая кошка , и , вякая на ходу,  тяжело проковыляла на выход…

   Потный и   бледный    кандидат стоял у  своего  автомобиля. Его  явно знобило,  он все курил свой  пожароопасный «Казбек» , тщательно затаптывая в грязь  окурки лакированными туфлями.

  …Разбредались по избам   офонаревшие от   такого театрального зрелища со спецэффектами  воловские  избиратели. Шумно споря  по дороге о том, из какой такой   породы дерева  был  таки  изготовлен такой смертоносный инструмент – чуть было все не сгорели!

 

    Зрители торопились.  Им  уже  пора было топить печи, зажигать керосиновые лампы и строить дальше социалистическое общество.

    …. Забрызганная  грязью легковушка,  распугивая гусей, выезжала из Волово. Товарищ Жужелица   был мрачен. Он все еще сильно  волновался.  Но курить в салоне не решался.

А. Елецких