Река, с лошадиным именем и мощностью

 

БИТЮГ И  РЕЧНЫЕ  ОКРЕСТНОСТИ

Путешествия с Василием Песковым

Мало кто из настоящих липецких рыболовов не мечтал посидеть с удочкой на реке, что течет  через три черноземных губернии…

…Когда отзвучали в редакционном московском кабинете поздравления коллег с юбилеем, Василий Михайлович сел в кресло, повернулся ко мне:  « Саш, поехали летом на Битюг, Ты ж обещал мне рыбалку, а река и впрямь красивая, давай созвонимся…»

Лето было в разгаре. Июньским вечером в доме зазвонил телефон. Москва.  Песков обещал приехать во вторник утром. Через пару дней нас уже встречали на реке…

ВСТРЕЧА С РЕКОЙ

 

Зной плыл над асфальтом. Дождливое и холодное лето этого года словно специально сделало нам сюрприз —  на недельку засияло солнце. мы ехали в погожий день к Битюгу. Песков вспоминал в  машине нашу последнюю совместную рыбалку, когда мы ловили голавлей руками. Мы вспомнили реки нашего детства, причем на Битюге мы были уже не раз. Но если  в последнее свое посещение этих мест Михалыч  плавал вниз  к устью, то сейчас мы решили проплыть на лодке полусотню верст от Чиглы через Типовое к Боброву. Нагрузившись фототехникой и снастями, мы довольные вылезли в  у моей родни. И Вячеслав и его сын Игорь , что встретили Пескова с энтузиазмом старых друзей (перечитали почти всего Пескова, в газетах и по книгам)  и тут же объявили, что на лодках плывем завтра. А сегодня – едем в сторожку на Типовое.

Битюг нас встретил тишиной. Изумрудно-бирюзовый зимородок

дремал на ветке, свисающей к воде. Тихо и лениво порхали стрекозы. В прозрачной воде с моста было видно, как рыбья мелочь плавится на поверхности. Река пряталась в тени деревьев,  мы еще несколько минут постояли с Песковым на мосту, вбирая в себя красоту этих белых кувшинок, что тихо колыхались на отливающей синькой речной воде. Песков задумчиво оглядел  излучину Битюга, и тихо сказал:  « А все же наши реки самые красивые в мире…»

БЫЛЬ О «ЖИВОМ СЕРЕБРЕ»

В лесной чащобе у Глубокого Затона стоял домик. Здесь предстояло нам с Песковым и друзьями провести несколько дней, а затем сплавиться вниз, к  Боброву, на лодках. Наша цель – выявить современное состояние флоры и фауны Битюга, распросить охотоведов, егерей и  охотников и рыболовов  здешних мест о тех процессах, что влияют на чистоту и щедрость бобровских водоемов и речек.

В отличие от Василия Михайловича я на Битюге бываю ежегодно не раз, а в юности мои родители  поселялись с детьми на Островке, где в дощатом домике  спали, рядом варили уху и громадных битюжских раков. Еще 15 лет назад здесь была пропасть больших широкопалых раков. Мы за ними ныряли с масками и в ластах и за каких то десять минут ведро раков уже было собрано – почти под каждым водяным лопухом на нас смотрел через стекло маски здоровенный рак. Дядя Ваня с отцом на зорьке ловили на кузнечика громадных язей и крупных красноперок. Племянник отца Вячеслав стрелял щук из подводного ружья, а мы с  двумя Игорьками  топтухой ловили налимов и линей, подводя нехитрую мальчишескую снасть к зарослям камыша… Столько много рыбы, сколько тогда было в чистом Битюге (воду на еду брали прямо из омута) я больше нигде потом не видел…

В Типовом рыба была. Мы это заметили сразу же, как вышли с Песковым и братом Вячеславом на берег , к мосточкам. Полазив на мелководье, я умудрился не только набрать для рыбалки наживку- ручейника, но и изловить средней величина рака.Это уже был пришелец- узкопалый рак, он вытеснил менее пластичного и более подверженного заболеванию рачьей чумой широкопалого собрата.

Песков вооружился удочкой, прихватил баночку червей и предложил мне порыбачить с ним на той стороне реки, где затон показывает глубину сразу за кромкой камыша.

УЛОВЫ НАШИХ РЕК

Недавно в краеведческом отделе Никитинской библиотеки нашел любопытную книгу об уловах на реках Черноземья каких то 50 лет назад. Наши  липецкие, воронежские  водоемы  процеживались рыболовными артелями и давали тогда до 7 тысяч  центнеров всевозможной рыбы в год. Была такая артель и на Битюге, где мы сегодня с Песковым изловили лишь несколько достойных внимания рыб. Но уже в 60-70-е  годы начала себя давать знать сооруженная в Цимлянске на Дону  плотина и начало безудержной химизации и  распашка берегов, спрямление русел  малых рек. Все это в итоге плачевно сказалось на  местной ихтиофауне .– Почти исчезли белуга и лосось, единичными стали осетр и вскоре —  ценные породы рыб стали редкостью в уловах артелей, что стали вылавливать не более З тысяч центнеров в год  донской рыбки и плюс  «урожай» с остальных 2оо  речек и 2000 озер нашей области. Но еще встречались в Битюге пудовые щуки и сомы. Да, еще не был перегорожен у впадения в Дон красавец Битюг гирляндами ставных сетей . И поэтому по весне заходили из Дона свежие косяки леща, чехони,  язей, щедрые рыбные стада сомов и сазана…Рыбозаводы  каждую пятилетку имели планы по зарыблению прудов и озер, пополнению «серебристых» богатств Дона и притоков мальками промысловых рыб.  Об этих проблемах мы беседовали в Типовом с местными рыболовами. Они отмечали, что сегодня нет должного внимания у государственных служб областей Черноземья —  к проблемам охраны рыбных природных ресурсов. Но самое главное – не было еще  тридцать лет назад  самой губительной браконьерской снасти – «электроудочки» что ныне сделала половину наших воронежских водоемов поистине «мертвой зоной» .Кстати, и на Битюге сегодня электробраконьеры пока чуствуют себя вольготно – об этом мы с Песковым узнали из рассказов егеря А.Осипова и рыболовов из Чиглы и Боброва.

МЕЖДУ ЕРШИКОМ И МОРАЛЬЮ

Мы сидим вечером с Песковым, отмахиваясь веточками от комаров, у костра и ведем душевные беседы. Где то вдалеке ухвает филин, стрекочет козодой в кустах. Теплый июньский вечер располагает к теплым беседам. Так как сидим у реки, то регулярно заводи тему рыбалки, говорим о моральной стороне дела сохранения флоры и фауны родных воронежских речек.

Вспомнил я старое песковское письмо ко мне, триддцатилетней давности. Михалыч рассуждал: « А кто они, самые главные браконьеры? Обычно это люди облеченные властью, кто по сути и должен сохранять природу …Прокурор, милиционер, председатель колхоза. Как часто в письмах читателей, простых людей,  содержатся типовые примеры безнаказанности местных властей, что путают реку или лес с личными дачами и огородами…»

Эти строки Пескова ко мне и сегодня не потеряли своей актуальности. Недавно, к примеру, попытался на спиннинг половить рыбы в  липецком селе под Волово. Хоть пруд считался рыбным и погода соответствовала нормам хорошей рыбалки – пруд казался мертвым. Причину объяснил дедушка:  «Мил человек, зря ты сидишь. Вчерась приехали на «Уазе» милиционеры,  выгрузили лодку, электроудочку проклятущую. Набили по мешку рыбы, да уехали довольные. Наглость, оно как второе счастье для некоторых». А до этого я наблюдал у Набережного, на речке Олымчик, как местные сельхозруководители послали  с варварской электроснастью своих  друзей, чтобы те к приезду начальства рыбки приготовили…Между ершом и моралью многим нет иного выбора…

А мы с Песковым на Битюге довольствовались в первый день плотвицами, что бойко тормошили крючки, наживленные навозным червяком или ручейником-шитиком…

 

                                   А.Елецких,