Тайна битвы под Озерками

 

ГРАНИЦА ВЕЛИКОЙ ВОЙНЫ

 Подвиг русского солдата – велик .  Он не повторим и свят. Как бы ни пытались друзья по Второму Фронту стяжать у  нашей страны лавры Победителя – все их попытки смешны и нелепы. Тот ад, что выпал с  22 июня 1941 года на долю русскому народу – по величине скорби и количестве жертв – несоизмерим и не сопоставим —  с итогами войны всех наших  союзников по антигитлеровской коалиции…

  Великая война до сих пор хранит тайны. Они скрываются и в тербунской земле. Об одной из них – нам рассказал Алексей Семенович Астафьев. Житель Вторых Тербунов, кто еще мальчишкой – стал юным сапером и разминировал родные просторы…

        ТАЙНЫ СРАЖЕНИЙ ПОД ОЗЕРКАМИ

   Все меньше рядом с нами фронтовиков. Время беспощадно. Оно уносит в Небытие свидетелей сражений, оставляя нас один на один с Историей. Алексей Семенович Астафьев – воевал со Смертью на заминированных полях. Он был очевидцем итога сражения под Озерками – самой искажаемой и нелепой страницы освобождения нашего района.

   Однофамилец знаменитого русского писателя- фронтовика признается, что история освобождения наших сел от фашистов – имеет большие тайны и загадки. О границах великой войны вспоминает, откровенно волнуясь и недоумевая Алексей Семенович:

— Когда в одном старом, пожелтевшем от времени номере «Маяка» я прочел заметку, написанную сыном комбата, о боях под Озерками – я увидел, что почти все там – выдумка, неверно… Факты передернуты, печальное событие приукрашено. И до сих пор не имеет настоящей исторической оценки. В народе говорят: пусть горькая , но правда, чем сладкая ложь…

 -Не хочу в чем то умалить героизм наших солдат! Но во имя Истины надо сказать следующее. .. Астафьев надолго замолкает, затем встает, вынимает из комода пожелтевший номер районки, посвященный очередной годовщине освобождения района от фашистов. Поясняет:

— Я был под Озерками сразу после боя. Та, мальчишеская память и сегодня свежа, ее не обмануть созданными байками и легендами… В тот период Озерки – по сути нейтральная территория, находилась посреди наших и вражеских укрепленных позиций. Наши были даже немного ближе…

 И Озерки не были превращены якобы «в крепость», как писалось в «Маяке» человеком, который в том сражении не участвовал и вообще тогда находился далеко от этих мест.

  Я видел картину после боя. Видел поля, усеянные еще теплыми трупами. Картина сражения читалась очень отчетливо. Ошибиться в ее прочтении было просто невозможно даже мальчишке…

  Третий батальон  В.С. Козодавлева – боевой, героический, овеянный славой – был послан на сильно укрепленную позицию фашистов, расположенную на высоте. Откуда поле, с наступающим батальоном, как на ладони. Я осмотрел тогда окрестности, стоя у линии проволочных заграждений в два ряда, где даже столбы – металлические, треугольные…Даже просто  с ходу прорвать эти заграждения – в атаке – значит лишиться жизни многих десятков наших солдат! Но перед этой «колючкой» — наших бойцов ждало непроходимое поле – прыгающие мины  в шесть рядов!  Их я лично подрывал через 7 лет с момента их минирования фашистами.

Шутка ли – семь лет подряд Смерть таилась на тербунских полях и собирала жестокую жатву! – Алексей Семенович вынимает из пачки изуродованными взрывом пальцами сигарету и закуривает.  То ли от дыми, то ли от нахлынувших чувств  — предательски заблестели его глаза… Помолчав, Астафьев продолжил:

-Ведь все было, как на ладони – полная картина боя! Под Озерками – наши солдаты не «захватили две линии противника!» — сотни наших бойцов были уничтожены мощным пулеметным огнем врага. Они погибли еще до того, как под шквалом огня – подбежали к первой линии шестирядного минного поля!

  Я осторожно прошел от оставленного в спешке фашисткого пулемета – к пулемету. У врага были даже сменные стволы. Раскаленные от стрельбы по батальону – стволы легко отщелкивались и менялись на свежие, чтоб не клинило… Немцы покинули  позиции уже после боя. Получив донесение и узнав, что в их тылы  уже выходят наши войска, прорвав фронт у Касторного…

 Я тогда был мальчишкой. Проявляя опасное любопытство, я пошел туда  и увидел  страшную картину: на открытом, ровном поле – чернели трупы многих сотен наших солдат!

   То был уничтоженный почти полностью – знаменитый третий батальон В.С. Козодавлева. Сам комбат был тяжело ранен.  Русские, смелые солдаты – отчаянный  батальон был по приказу замкомдива полка Самуила Ильича Цукерова ( Цукермана . Авт.)  послан на верную гибель – по ровному полю, на мины, на два ряда «колючки»!

 

                 ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА —  НЕ НУЖДАЕТСЯ ВО  ЛЖИ И  ПРИУКРАШИВАНИЯХ!

   А.С.  Остафьев вспоминает:

Год назад я стоял на этом месте с пасекой.  И думал: зачем было так бесславно бросать на убой целый батальон?  Неужели Цукерову нельзя было дать  приказ и обойти укрепрайон врага 0- вдоль Кульмы, по оврагу, минуя радиус обстрела из лощины, линии укрепрайона? Батальон был обречен, «прыгающие мины – лягушки» — это страшное оружие! Каждая такая «лягушка» — подпрыгивала в рост человека, сеяла смерть кругом, умерщвляя сотнями стальных шариков, похожими на подшипниковые. В густой толпе наступающего батальона – одна такая мина поражала сразу десятки бойцов…Зачем было атаковать врага в лоб? – О таких глупых приказах не раз писал в мемуарах главный Маршал Войны – Георгий Жуков! Да ведь еще Суворов говорил, что надо побеждать не числом, а умением, что надо жалеть русского солдата!  Видимо, комдив Самуил Ильич – не вдумался в совет этого русского полководца!

  И еще. Ни в коем случае не хочу  приуменьшить доблесть и славу русского оружия. Лишь хочу напомнить непреложную Истину – рядом с великими успехами на Великой Войне – были  и постыдные, непродуманные приказы – «любой ценой»,  о которых надо сказать правду во имя тех же солдат, что до сих пор – свалены в траншею под Озерками. Вот о них, оставшихся даже без обелиска или памятного Креста – надо однажды сказать правду, какой бы горькой она не была…

 Ведь от этого выиграет и сама Победа, завоеванная громадной ценой! В том числе – и ценой безумной гибели третьего батальона Козодавлева под Озерками. Места, где даже по количеству мин – батальон уступал по численности…

  Давайте этой осенью, когда поля освободятся от урожая – возьмем фотоаппарат и посетим это роковое место. И я точно укажу то место, что было устлано сотнями тел наших солдат из третьего батальона. Мы постоим  у братской могилы, поросшей травой забвения…

   В траншею, сделав узкий проход в минном поле – через неделю после боя , это я видел собственными глазами — были свалены сотни трупов наших солдат. И присыпаны землей – до лучших времен. До сих пор это «лучшее время» не наступило. Может быть, после прочтения в «Маяке» — здесь соорудят к Юбилею Великой Победы —  хотя бы памятный Крест Покаяния…

  Почему же , после полувековой  Истории Великой Войны  – и сегодня трудятся следопыты и поисковики, в том числе и из Васильевки… Неужели государство не могло захоронить рассеянные по полям трупы миллионов наших солдат сразу в послевоенные годы, когда это нужно было делать, по свежей памяти очевидцев? Откуда – такое беспамятство и пренебрежение Памятью?  — эти беспощадные вопросы наверняка волнуют многих земляков…

 Я прощался с Астафьевым, пообещав встретиться осенью и вместе проехать в те боевые места.

Прощался и думал: Без знания Правды – мы опять начнем лгать и изворачиваться. Как лгали, что 22 июня 1991 года война началась ВНЕЗАПНО… Словно и  не предупреждали нашего  Верховного Главнокомандующего наши  разведчики, в том числе Рихард Зорге , за полгода до 22 июня, что Гитлер скапливает силы для вторжения в нашу страну…. Документов – десятки, все они – свидетели того , что миллионы военнопленных наших солдат в первые месяцы Великой Войны – на совести  заигрывавшего с фюрером  «вождя всех времен и народов». После войны  —  развенчанного единогласно  коммунистами на ХХ11 съезде КПСС  и вынесенного в итоге из Мавзолея…

  До бомбежек Киева — Сталин  слепо и неистово поверил Гитлеру, что слал ему заверения в дружбе, заключил мирный Договор, но не верил нашей разведке…Даже когда запылала Брестская крепость – Сталин призывал «не поддаваться на провокации»…

    Мы должны очистить историю Великой Войны  от  намеренной лжи и фальсификаций, которые порождались самуилами ильичами,  чтобы уйти от ответственности за громадные, необоснованные солдатские потери , понесенные из-за глупых, непродуманных приказов. За которые тот же Георгий Жуков – тут же отдавал под военный трибунал.

  И сегодня, отринув ложь, мы просто обязаны установить памятник на могиле сотен бойцов третьего батальона Козодавлева.

     Преклоним головы перед солдатами Великой Войны! Воздадим должное – героизму павших и живых Солдат Победы!

     А.ЕЛЕЦКИХ,