Трудное Поле Тихона Полева…

НА ОБОЧИНЕ  ЖИЗНИ 

 

Тихон Александрович Полев встал рано. За окном  прогорала тоскливым заревом  зимняя заря, освещая  блеклым светом тербунскую дорогу.

Виднелась вереница такси напротив здания больницы. Сиреневые тени выпукло лежали на сугробах…

Утренние думы витали все вокруг вчерашнего телефильма, старого, еще хрущевских времен. Тех самых, когда Тихон Александрович не работал в Тербунах в райисполкоме, а трудился главным инженером совхоза «Долгоруковский» …

 

Это сейчас на всех фермах Тербунского и Долгоруковского района – механизация, навозоудаление, механизированная дойка…

А тогда, в шестидесятых, в молодой Липецкой области, только что образованной из кусков трех соседних губерний – все держалось еще на ручном труде…

Да и электричество только что появилось в наших селах…

Так случилось, что за хорошую работу впервые получил Тихон Александрович путевку – чтобы зимней декадой — отдохнуть в воронежском санатории «Икорец».

Когда поступило предложение попасть на экскурсию в принадлежащую санаторию передовую ферму —  инженер Полев с интересом согласился.

Ему открылись перспективы будущего животноводства.

Впервые Тихон Александрович увидел работающий транспортер навозоудаления, работающую на дойке «елочку»…Передовая ферма показалась ему окном в далекий и счастливый день для доярок и скотников, что горбатились с утра до вечера в фермах, где механизирован был один процесс: привоза в «уазике» директора совхоза на ферму…

Сразу же после санатория молодой инженер предложил директору совхоза провести механизацию на ферме в селе Жерновное.

-Валяй! – директор совхоза одобряюще улыбнулся, полагая, что если получится у его Тихона, так слава и ему перепадет…

А  молодой инженер  тем временем поехал на склад  сельхозтехники в район. И спросил у завскладом:

-«Василич, говорят, что еще осенью тебе транспортеры для навозоудаления завезли?

-Да вроде было что-то. Ты там в крапиве, за складом поищи.

Действительно, в зарослях крапивы обнаружились три ящика с системами навозоудаления…

Тихон Александрович помог загрузить ящики на полуторку и вскоре  новое оборудование выгрузили у фермы в Жерновном.

Только что на ферме прошел ремонт. Только застыли бетонные желобки для навоза, побелены стены…

И на тебе! Все по новой ломать под транспортеры!

Доярки встретили новшество молодого инженера в штыки:

Тихон! Опять все ломать задумал? – старая доярка с укором распекала инженера…

-Во всей Липецкой области никакой новизны, а тебе захотелось механизмы в ферму воткнуть!

Но вот так получилось, что в Липецкой области механизация ферм началась с Долгоруковского района. А конкретно – с фермы в Жерновном…

Когда система механического удаления навоза все же заработала – доярки стали благодарить Тихона: « Да ты, Александрыч, голова! Теперь то с навозом проще, вил не надо, ворочать , как раньше, не приходится на бабском то животе!

А тем временем Полев выбил и оборудование для машинного доения и организовал учебу доярок…

Это была первая в молодой Липецкой области полностью механизированная ферма…

И зачастили из Липецка комиссии.

Первый секретарь обкома Григорий Павлов лично одобрил в своем отчетном  докладе инициативу совхоза «Долгоруковский» на механизацию в животноводстве и стал туда направлять директоров совхозов и председателей колхоза – смотрите, дескать, и перенимайте ценный опыт.

Для полной красивости —  в областной липецкой « молодежке « инициативу в Жерновом строчкогоны- журналисты  нарисовали, как достижение некого комсомольско-молодежного коллектива.

Вот только комсомольцев не нашли, на ферме в совхозе «Долгоруковский» тогда  трудились в основном пожилые животноводы.

Легенду о неких неуловимых  в совхозе комсомольцах, что занялись механизацией ферм – распространили на всю страну…

Через годок в Липецкую область на всесоюзный семинар приехал сам первый секретарь ВЛКСМ товарищ Тяжельников.

Асфальта еще не было, на тряской дороге припылил в Жерновное автобус, набитый молодежным начальством со всех республик СССР.

Пыль, духота… В этой сутолоке вокруг фермы в селе Жерновное —  и никто не спросил: а где же тот самый комсомольский коллектив, что родил и воплотил в жизнь идею механизации фермы в Жерновном?

А автобус с дорогими, сильно запыленными  гостями  укатил в Долгоруково, где в Доме Культуры проходил двухдневный семинар по комсомольской инициативе в животноводстве Липецкой области…

Но суть не в этом – получается, что Тихон Александрович Полев оказался основоположником механизации ферм в Липецкой области…

Конечно, сам инициатор механизации фермы  и не ждал, что его инициатива станет отправной точкой для дальнейших процессов внедрения новых технологий в животноводческую отрасль Липецкой области. Так получилось исподволь. И сегодня уже никто не помнит, как там и с чего началось, в нашем липецком молочном животноводстве!

Вспоминая эпизоды вчерашнего телефильма, где как раз говорилось о тех трудностях, которые переживали доярки, все эти бригадиры МТФ – Полев неизменно ворошил в памяти трудные эпизоды из своей жизни…

Вот он, паренек с Елизаветовки, пешком идет на  Свечинскую.

А оттуда – на крыше товарняка или на подножке поезда – до Ельца, где он учился в начале 60 х годов. Вот беда: все вагоны рабочего поезда были полупустые, а билетов не продавали ! И потому гоняли народ , что готов был купить билет, но полагалось снимать едущих  в города молодых крестьян с поездов!

Помнит Тихон Александрович и поле, которое в войну выгнали вспахивать лопатами. Копал поле и мальчик Полев, вместе со сверстниками. Недавно он ездил на родину и разыскал таки то самое поле, где он копал землю лопатой…

Трудное это Поле жизни — Тихона Полева!

Много чего повидал неразумного за свою долгую жизнь Тихон Александрович!

К примеру – по приказу партии и правительства – в осеннюю страду выгребали у колхозов и совхозов все зерно на хлебосдачу.

Сначала выгребут по плану хлебозаготовок. А потом по спущенным цифрам перевыполнения. И так – до последнего зернышка.

Наступала весна. А сеять зерно нечем. Все на элеваторе в Долгоруково и Тербунах.

И вот – бабы и молодые женщины – 15 километров  до Долгоруково – топали с мешками,

 И несли на себе , как вьючный скот, в дождь и ветер — 24 килограмма – это норма зерна — у каждой наперевес – топали из Долгоруково в родной совхоз эти 15 километра…

Глупость ведь  несусветная! Сначала вывезти из хозяйств все зерно, чтоб потом , накануне посевной — уродовать женщин непосильным марш-броском в 15 километра, пешком…

А еще налогообложение!

Каждая сельская семья должна была сдать государству , к примеру, 10 утиных и 5 гусиных яиц. Даже если, как Тихон Александрович, из семьи сельского учителя, —  и ни коровы, ни гусей в хозяйстве нет.

А еще сдать столько то литров молока. Если даже нет коровы – сдай, иначе –  строго накажут!

Выворачивались!

Ехали в город! Покупали, отстояв три раза очередь за сливочным маслом – полтора килограмма масла. Ведь вместо молока разрешали сдавать крестьянам обязательную поставку государству – и маслом!

Сколько себя помнит Т А Полев – никогда еще село не жило достатком! Вот сейчас вроде б все есть: и свет, и даже мобильные телефоны в каждой деревне – а нет обещанной сытой жизни в крестьянском обществе…

На месте многих ферм сегодня в растащенных колхозах – руины. Обезлюдела деревня, потонули в словесах — красивые лозунги о подъеме русской деревни!

Даже фермеры – ропщут. Нет, не  выжить, не разбогатеть  землей, пусть даже самой черноземной и плодородной, — при таких ценах на горючее и те же комбайны и трактора!

Тихон Александрович задумчиво смотрит в окно, где уже сильно поредели утренние , сиреневые сумерки. И вырисовывалась жизнь, с зыбкими перспективами.

Где все оказались как бы на обочине жизни…

 

А. ЕЛЕЦКИХ