А до гармони — был концлагерь…

 

ПО СЛЕДАМ НЕМОЛОДОГО ГАРМОНИСТА…

В середине июля на первой полосе «Маяка» наткнулся на информацию «В Тербуны за песнями». Там я нашел упоминание о старейшем  гармонисте нашего района  Александре Яковлевиче Газукине

И память словно прорвало….

Вечер. Мы сидим в уютном доме А.Я. Газукина, пьем чай. Он рассказывает о военном лихолетье. Как его, вместе с такими же детьми – немцы согнали в бараки лагеря Новых Дворов под Касторной.

То , что по закону ПРФ все дети, что немцы заставляли работать в лагерях – должны компенсацию – знают специалисты.

Узнал и Газукин. Обратился в соответствующие органы соцзащиты.

-Не было Дулагов и Трудлагов в Касторном! – шли отписки старейшему гармонисту…

Потом была встреча с В.Д. Соловьевым, увы, глава организации военморов ушел год назад от нас, тоже не добившись справедливости.

Газукин , после нашей публикации о касторенском Дулаге 238 – позвонил, сказал, что опять попытался установить свой статус м малолетнего узника немецких лагерей.

И опять пришли отписки. Кстати, меня тоже упрекнули в том, что я пишу неправду и что никакого касторенского Дулага нет, все это мои выдумки.

Один всезнающий  краевед так и опубликовал мне "отлуп"  в тербунском "Маяке": "И никакого лагеря в Касторном не было, это Елецких выдумал..И летчика Шипули — не было…."

И потом на тербунском форуме С. Золотых некто злобный модератор Андрей,  и второй  секретарь  местной ячейки  КПРФ тоже злобно приставали, уверяя, что про Дулаг под Касторным — Елецких — соврал…

Не помогли и ссылки на известного краеведа из Касторная Восточная… Именно Екатерина Ивановна Кузнецова подтвердила:- лагерь, действительно , был, и она в местной газете не раз давала интервью с узниками «Дулага -238». И что в «Курской правде» офицер  КБ публиковал данные и о начальнике этого  фашистского лагеря.

 

 

Получается парадокс: был немецкий лагерь, живы еще наши земляки, кто работал под дулами автомата в касторенских Новых Дворах, а в законных льготах нашим жителям, что были малолетними узниками – отказывают.

Когда мы вместе с главным редактором «Маяка» приехали в дом Е.И Кузнецовой, старейший касторенский краевед обронила фразу, что некто летчик Шипуля сидел в «Дулаге-239». Том самом, которого вроде как нет. И что Шипулю, как  грозно сообщали в «Маяк» наши уважаемые оппоненты – автор публикации о касторенском Дулаге – тоже вроде как , мягко говоря, грубо выдумал…

И вот, в июльский день, в год  65 летия Великой Победя я наткнулся, наконец, на ту книгу, которую вскользь упомянула Екатерина Ивановна, с которой мы, кстати,  вместе в 1979 году работали в касторенской районной газете.

Книга нашлась. Называется она — ВСЕМ СМЕРТЯМ НАЗЛО». Автор — Дмитрий Шевченко

Приведу несколько абзацев.

В» феврале 1942 года в заснеженном Ишиме Татьяна Андреевна Шипуля получила письмо из действующей армии, от мужа — военного летчика, комиссара эскадрильи.

В письме после коротких строчек о боевой службе Иван Сафонович переписал для жены незадолго до того появившееся во фронтовых газетах стихотворение Константина Симонова «Жди меня». «

А вот о лагере, которого вроде бы не было . Специально  выделил шрифтом ту информацию, которая говорит в пользу стремлений А. Я Газуцкина утвердить свой статус узника немецких лагерей:

«Шипуля открыл глаза. Приподнявшись на локте, выглянул через зарешеченное колючей проволокой окошко на улицу. Рядами высились беленые бараки. Увидел смотровую вышку с пулеметом и охранником наверху, край оврага. В ноздри ударило отвратительное зловонье. Вспомнил: сюда, на станцию Ново-Касторная, его привез вчера штурмбаннфюрер. Здесь был устроен постоянный застенок для советских военнопленных, этакий небольшой концлагерь. Официально, для отвода глаз, он назывался лазаретом. Хозяйничал здесь раскормленный мужчина лет двадцати пяти в немецкой полевой форме — надсмотрщик по имени Семен Андреевич.

…В «лазарете» на соломе лежали десятки раненых и умирающих военнопленных. Наиболее крепких периодически отбирали и отправляли в Германию, на подневольный труд. Здесь же шла активная вербовка в карательные отряды и в «освободительную русскую армию». Условия в лагере были невыносимые. Не выдержавших голода и холода запрещали хоронить, их просто сбрасывали в овраг, который считался частью территории «лазарета».

Но и здесь, в застенке, советские люди продолжали борьбу. Ею руководил подпольный комитет. Однако Иван еще не знал об этом.

Вместе с Гришаевым Шипуля возглавил подпольный комитет борьбы с фашистами. Выработали план работы: всеми силами сопротивляться [130] вербовке, подкармливать тяжелобольных и с этой целью организовать продуктовый НЗ, исподволь готовить восстание, обеспечить доставку в Красную Армию сведений о месте расположения лагеря.

Бои приближались к Ново-Касторной. Прорвав мощную линию обороны, советские войска подошли к районному центру с севера и юга. Напряженные бои шли у насыпи, железнодорожных будок и станционных построек.

Беспорядочно отступавшие враги не могли анализировать действия наших войск. А будь у них такая возможность, они бы с удивлением обнаружили, что стремительные «Т-34», сметая все на своем пути, обошли стороной пристанционные постройки, в которых и был оборудован зловещий «лазарет». С помощью Зиборовой и Сорокодумовой удалось передать на волю данные о лагере, и они попали в руки командиров танковых частей нашей армии.»

То есть  данные о лагере, где в разных бараках, за колючей проволокой, находились и В.Д. Соловев , и  А Я Газукин – все же подтверждены и не раз. Так почему же до сих пор царить несправедливость? Ведь по воспоминаниям наших земляков – в этот фашистский лагерь были помещены сотни наших земляков!

Теперь, когда и в книге есть подтверждение о существовании Дулага-238, может пора признать, что такие граждане РФ, как А Я Газукин действительно имеют де юре-  статус малолетнего узника фашистского лагеря?

У летчика Шипули все , кстати, окончилось хорошо:

«Шипуля и Гришаев решили действовать. В ночной темноте два больных человека, изнывающих от озноба и высокой температуры, подползли к зданию «амбулатории», вооружившись единственным ножом, и сумели перерезать телефонный провод… [131]

Белорусский коммунист, подполковник Иван Шипуля демобилизовался в 1960-м. И навсегда поселился в воронежских местах — на земле своего последнего сражения, неподалеку от Касторной. Встречался с Долорес Ибаррури. Разыскал Федора Гришаева, Антонину Зиборову, Анну Сорокодумову, Евдокию Чепрасову, Наталью Жарких — тех, кто боролся рядом с ним, помогая ему выстоять и победить — всем смертям назло.»

Вот такая история!

Живет, всем смертям назло, старейший Тербунский гармонист А.Я. Газукин. Вот только «бюрократическая музыка» не позволила ему и в 65 летие Великой Победы доказать, что в детстве он был узником  фашистского лагеря. Как и многие его земляки, кстати…

  А.ЕЛЕЦКИХ,

Председатель ТРНКО «Восхождение», член  Липецкого областного краеведческого общества.