Брежнев, заводи!

 

А. ЕЛЕЦКИХ

А. ЗАУСАЙЛОВ

 

БРЕЖНЕВ, ЗАВОДИ!

 

Ночная фиолетовая чернота неба над Ельцом. С привокзальной платформы сгружают самый первый автомобиль купеческого городка. Операциями руководит первый шофер, обученный в Париже И машина французская. А вот водитель наш. И фамилия примечательная – Брежнев.

-Поаккур-р-р- ратней, чер-р-рти! Покрикивает шофер, глядя как грузчики неосторожно сильно хлопнули открывшейся дверцей.

 С перрона, сидя в пролетке, за выгрузкой своего приобретения наблюдал Действительный Статский Советник – Александр Николаевич Заусайлов

 

Тьма теплой августовской ночи.  За окном синеется река, на звук мотора бешено отзываются,  громко лают собаки окрест.

Брежнев везет Заусайлова в его загородный дом. Узнав о приобретении – власти Ельца запретили господину Заусайлову пользоваться автомобилем в черте города.

-Леший  с вами! – решил Александр Николаевич. И поэтому решил выезжать на авто в свое имение, а потом оставлять машину в гараже при загородном доме на Орловской. А сам пересаживался в карету, что была положена Действительному Статскому советнику по статусу.

-Брежнев, заводи! – раздавалась утром команда хозяина, и одетый во все кожаное шофер запускал бензиновый двигатель

-Так описывал в письме к другу И Хренников:

«"В настоящее время на пригородных улицах  нашего спокойного Ельца  можно видеть автомобиль, привезенный г. Заусайловым  из Франции… Отапливается бензином. Лошади относятся к автомобилю совсем равнодушно. Автомобиль будет на днях на  большом выгоне в Засосенской , где желающие за небольшую плату с благотворительной целью могут на нем покататься. Так попросили  купца устроить власти, чтобы жители тоже коснулись европейской цивилизации. Но желающих прокатиться – маловато. Все испытывают повальную боязнь. Провинция –с!»

Склонный к новизне, Анатолий Николаевич сразу бесстрашно залез в кабину и спокойно наблюдал, как шарахаются от его машины прохожие, как плюются монашки и крестятся священники, недовольно наблюдающие  грохочущие выезды купца.

Больше всех радовались автомобильному чуду мальчишки. С визгом они бежали во след «самодвижущейся телеге», что развивала неслыханную скорость.

Местныйц хроникер так и написал:

«Купец-миллионщик  А.Н. Заусайлов привез из Франции автомобиль, отапливаемый бензином и могущий идти со скоростью 15 верст в час. Кататься могут 3 человека. С этого момента на  окраинах Ельца  для пешеходов и конных обозов возникла опасность. Изредка появляющийся быстро едущий моторный экипаж Действительного Статского Советника Заусайлова  стал вызывать у тех и у других панику или испуг.»

Брат Митрофан несколько колебался, но Александр Николаевич подбодрил его обещанием не гнать слишком быстро.

Через месяц в семье Заусайлова к машине привыкли и не боялись попросить Брежнева в выходные вывезти их на природу.

В одной такой поездке Александр Николаевич увидел впереди, на дороге – здоровенного пьяного мужика, что оторопело застыл, глядя навстречу приближающемуся «чуду-юду».

По мере приближения к нему авто мужик  почти протрезвел. Он воинственно подбоченился,  и с криком : «Зашибу, дьявольское творение!» — пошел на таран.

Александр Николаевич на ходу выскочил из машины, спихнул в сторону удивленного такой наглостью богатыря в синей поддевке.

-Врешь, не возьмешь! – Мужик схватил в руки камень и бросил в след автомобилю, попав в голову Брежневу.(Брежнев был в кожаном шлеме, положенном в те времена для водителя, что его и спасло)

Брежнев тоже был отобран Заусайловым не из числа хлюпиков . Атлетического сложения, выучивший в Парижской школе шоферов приемы французской борьбы, Брежнев  мог постоять за себя.  Но он выбрал самое эффективное решение. – быстро  вынул из-под кресла металлическую, увесистую  «заводилу», быстро подскочил к буяну и огрел его по лохматой башке .

 Ойкнув, мужик сел на пыльную дорогу, смиренно пробасив: «Ня надо , дядя, я больша  ….  ня буду!»

Заусайлов, наблюдающий эту картину, вдруг  громко рассмеялся, вынул  из мундира серебряный рубль, подошел к мужику, у которого уже явно проступила на голове большая шишка, протянул целковый мужику:

-На, к шишке приложишь —  полегчает!

Оставив ошарашенного мужика обдумывать свой дальнейший путь домой или в кабак, с целковым, Александр Николаевич опять сел на сиденье и  привычно скомандовал: «Брежнев, Заводи!»

Автомобиль тарахтел по улицам  окраин купеческого городка, с цепи рвались испуганные страшным грохотом собаки, девки,  ядреные елецкие барышни,  с визгом бросали коромысла, расплескивая воду…

 В общем, жизнь купеческая наполнилась новыми красками и звуками.

Как  того и хотел Александр Николаевич.

 

Молодец, Александр, хорошо! В З