Эхо августовской революции

Правда об августовском путче 

Иллюзия нереальности событий

Я прибыл из Липецка в Москву в командировку еще за день до начала путча. Возвращаясь из пригородной редакции в столицу, обратил внимание на оживленную толпу у памятника Пушкину. Послушал и понял: созревают великие события. В воздухе августовской Москвы созревало нехорошее слово «путч». 

Было ясно, что главные события будут проходить у Белого дома. По ТВ все время крутили балет, а на улицах появились бронетранспортеры и группы военных людей. 

Вскоре отовсюду стали прибывать к БД массы народа. В основном — студенты столичных вузов, но потом замелькали возбужденные «баррикадно-окопным» настроением пожилые люди, многие с орденскими планками, наверняка были здесь и те, кто перенес осаду Москвы полвека назад… 

Ощущение фантастичности происходящему придали сначала люди, создающие у Белого дома нелепое сооружение из столбов, плит и прочего строительного мусора. Затем — бронетранспортеры и танки, разъезжающие железными стадами по улицам Москвы. Я только успевал по профессиональной привычке запечатлевать своими «Зенитами» и «Киевом» все это на пленку… 

КПСС сдалась без боя

Я помню августовскую Старую площадь и мигом опустевшее здание ЦК КПСС. Оттуда вылетали редкие чиновники и пулей уезжали на черных «Волгах». Из двери одного из подъездов вышла к собравшимся наблюдателям работница столовой ЦК и поведала, как перепуганные партаппаратчики жгут секретные для народа бумаги. 

Я оглядывал пустые парадные здания ЦК КПСС, даже охрана разбежалась! Никто из городов и весей СССР не ринулся защищать свою агонизирующую структуру! Ни первые секретари обкомов и райкомов, ни партаппаратчики из ЦК на Старой площади! 

Прямо перед зданием ЦК — это будет снято подъехавшими группами с телекамерами — под радостное улюлюкание начнут жечь свои партбилеты сотни людей, уставших от идеологии вранья, долгих и бестолковых партсобраний, очередей в магазинах и прочих главных признаков страны — основательницы «железного занавеса». 

Революционный момент

Попав во внутреннюю оборону Белого дома первые ночи я совершенно не спал — по внутреннему радио то и дело предупреждали о готовящемся штурме, разработанном г-ми Крючковым и Язовым. В ночь с 19 на 20 августа я регистрировал прибывающие группы из охранного ведомства «Колокол». 

Помогал развозить по Москве и Подмосковью и распространять листовки и газеты — с выпуском первых распоряжений Президента России. 
Во время громадного митинга 21 августа, на трибуне Белого дома был в составе тех, кто обеспечивал безопасность первого Президента России. Вместе с личной охраной президента — создавая коридор в этой бескрайней толпе из депутатов, студентов, коллег — западных журналистов и просто москвичей, поддержавших молодую российскую демократию. К счастью, выданный «десантный» автомат пригодился только для фотосъемок на фоне громадных окон БД, за которыми просматривались баррикады и гомонящее бескрайнее море защитников демократии. За три дня несколько миллионов человек прошло через баррикады и митинги! 

В свободные от забот редкие часы ходил по Москве и ощущал всей кожей: революционный момент. Снос статуи железного Феликса — это были семечки по сравнению с тем, что можно было бы провести в те дни августа в столице. 

Александр ЕЛЕЦКИХ