И меч-рыба у него в руке…

 

Чудаки  Приолымья

ОН МОЖЕТ СМОТРЕТЬ КАЖДЫЙ ДЕНЬ В АКУЛЬЮ ПАСТЬ И ЛЮБОВАТЬСЯ БАРРАКУДОЙ

 

В последнее время систематически из Тербунского  Приолымья  хочется к морю! Чтоб шипел прибой, со звуками старой грампластинки. Чтоб вдали виднелись точечки проходящих по своим большим делам судов. И обязательно – чтоб стояли на волнорезах и пирсах мужики с удочками. И одним среди них был я…

Все же трудно иногда без моря! Но не всем, оказывается. Вот мой знакомый – Александр Мальцев, житель липецкого села Тербуны. Бывший моряк. Так он может представить настоящий океан, не сходя с дивана. Обложится кораллами, послушает шум из красивейших раковин, возьмет в руки акулу там или барракуду. И все меняется вокруг мгновенно, словно уже на палубе сидишь. А вокруг – полный штиль, слышно, как чайки кричат…

 

ЛОВЛЯ РЫБЫ-МЕЧ

 

Не у многих земляков есть своя кунсткамера. Примерно такая же, с какой начинал Петр Великий. Где предостаточно всего иноземного, любовно собранного, от всего веет чудачеством и ностальгией по парусам, необитаемым островам и одноногому пирату с разговорчивым попугаем на плече. А вот у Александра Мальцева кунсткамера имеется. Ажурные кораллы, великолепные загадочные раковины в голову ребенка величиной, круглые и колючие рыбы-шары, причем внутри одной – светильник: щелкаешь, раздутая от важности рыбища прямо светится от счастья служить бывшему моряку Мальцеву. И освещать на столе хищную мурену рядом с барракудой и еще страхолюдину с клювом, как у цапли.

 

Это жуткое клювоносое создание воспето самим Эрнестом Хемингуэем. Громадную меч-рыбу, или гигантского марлина, изловил в море старик. Писатель оценил ситуацию и написал об этом повесть.

 

А вот матрос Мальцев тоже охотился на марлина. Заранее для этого кованые крючки приобрел в южном порту. И вот оно – утро заповедной рыбалки! Океан вокруг улыбается тысячами разноцветных брызг, за кормой тянется орудие лова – крепкий шнур с наживкой, а в ней спрятан крючок.

 

Марлин, парусник, рыба-меч – все это название одной хищной рыбы, что, по рассказам стариков, раненая, может с ходу пробить насквозь своим крепким мечом рыбацкую деревянную лодку. Изловленный марлин делал «свечки», выбрасываясь из воды. Шнур в руках Мальцева натягивался и звенел. Рыба-меч не хотела уступать без боя, который длился около часа. А из головы – неплохое чучело на память получилось!

 

 ЧУДО-ЮДО САБЛЕЗУБОЕ

 

За 16 лет на флоте всякого навидался матрос Мальцев. Трижды был в Австралии, посещал Кубу, Индию, порты Африки и двух Америк. Переживал жуткие штормы, когда уже многие мысленно прощались с родными. После мореходки в Ленинграде попал на торговый флот. На лесовозах и сухогрузах работал, три раза ходил в научно-исследовательские экспедиции. И таких даров моря насмотрелся, что сегодня фантазией кажутся. Например, рассказывает:

 

— Вытаскиваем со дна моря очередную снасть с обитателями глубин.  И – оторопели! Длинная тварь, длиной сама с акулу, но жуткая, как змея! Ко всему — есть рыбьи приметы — хвост, плавники. Но самое диковинное в образе этого «чуда-юда» — громадная голова с пастью, в которой такие длинные и острые зубищи торчат, что акула по сравнению с этими клыками — безобидный карасик! Специалисты весь рыбный морской справочник перерыли взад-вперед, а так и не нашли, что за чудище из воды вынули.

 

На исследовательском судне служить интересно. Но нас все принимали за рубежом за шпионов. Мол, советские шпионы проводят не изучение морских обитателей, а тайный шпионаж, с помощью спутников получая из космоса сигналы. Не могу точно сказать, наверное, были и свои тайны – это сегодня любому юнге ясно! Но что сам я шпионом не был – однозначно.

 

АРЕСТ В ГАМБУРГЕ

 

— Вскоре после перестройки многие наши суда начали ходить под иноземными флагами. Считанные десятки кораблей нашей приписки остались, я сам несколько последних лет службы плавал вместе с русским экипажем под флагом маленького, но «морского» государства.

 

И многие суда уже были в долгах, как в репьях. Ну, прямо сегодняшние колхозы-должники, только на плаву. И за долги нас арестовали в Гамбурге. Скандал: сначала о нас местные газеты писали, а затем – привыкли. Хорошо, у нас в Гамбурге судовой снабженец в порту оказался. Так что с голоду не пухли, хотя стоять на якоре в порту – дело скучное и не прибыльное.

 

СБОР ЭКСПОНАТОВ

 

— Многие матросы, как и я, увлекались сбором экспонатов на память. Моллюски, крабы, морские раки, рыбы, кораллы, — все, что у меня в коллекции, собрал сам. На Кубе вот эту красивую раковину на пляже нашел. Эту мурену – страшилу сам изловил, как и барракуду, и прочих рыб. Вон – два фуго – рыба-шар в просторечье. Она во многих аспектах удивительна! В Японских ресторанах за порцию этой фуго большие деньги отваливают. А загвоздка тут простая: неверно приготовишь – попадает рыбий яд, а он — пострашней, чем яд кобры! Есть поварские школы, где несколько лет подряд учат одному: правильно готовить блюдо «фуго по-японски». А ошибка повара – сродни ошибке сапера или хирурга. Смерть наступает мгновенно, с первым кусочком!

 

Эта рыба вся колючая, шипы похлеще кактуса! При опасности заглатывает воду, и получается шар с шипами – не подступишься! Умельцы, изловив фуго, через рот удаляют мясо и кости, потом внутрь заталкивают детский надувной шар, надувают. Когда рыба высохнет и получится легкий колючий «еж», шар спускают и извлекают.

 

А вот внутрь акуленка и мурены я насыпал песок. Когда подсыхало все на солнце, песок высыпал, и получались такие чучела!

 

Мы рассматриваем экспонаты, любуясь радугой красок, рожденных в глубинах океанов. А за окном идет мальчишка- рыбачок, несет на кукане два десятка карасиков величиной с ладошку…

 

 Александр ЕЛЕЦКИХ, член Союза журналистов РФ

Фото автора.

Приолымье, Тербуны, Липецкая область.