Конец Нетопыря у Олыми или первый слон в России

 

ГИБЕЛЬ  ПЕРВОГО РУСКОГО СЛОНА

 

Уже по воронежской дороге в Тербуны царский подарок заболел. Отябрьские  заморозки,  скверная еда, а она  пришлась на смену кормам, что были заготовлены в Астрахани – сделали свое дело. Брюква, капуста и репа, да сено – такое «меню» привело к расстройству желудка у  Нетопыря, так называл невиданного славянами  зверя  его проводник Ивашка Костылев.

 Слон шел уже медленно. Последние кожаные громадные башмаки износились еще в Воронеже, утренние  заморозки привели к простуде.

Нетопырь кашлял, худел на глазах.

И вот показалось древнее село, названное так по местной реке Тербунчик.

В Тербунах , завидев приближающее чудище – начался переполох. Бабы с детьми с визгом понеслись в сторону деревни Бурдина, мужики взялись за вилы. Потом рассмотрели вокруг слона отряд стрельцов, боязливо тербунцы подошли , на почтительном расстоянии осматривая диковину.

-Что за Чуда Юда? – крикнул стрельцам местный храбрец, Васятка Болгов.

-Это слон! Подарок нашему Царю, с Индии! – пробасил в ответ старший стрелец, добродушно рассматривая прячущихся за кустами детишек.

Проводник  остановил Нетопыря на базарной площади. Изумленный батюшка, просеменив от храма, всплеснул руками: «Слон! Истинный Бог – слон! – Грамотный, еще от монахов Задонска,  он слышал про таких зверей с длинными носами, и видел их на картинках в заморских книжках  на приеме у Архирея.

Слону поднесли бадейку с ведром. Слон опустил хобот , набрал в него порцию воды и выпустил струю прямо в кучу ребятишек, что сгрудились за церковным забором в притихшую стайку.

Смех, визг, а слон , обученный еще в Индии, по приказу проводника , встал на колени и затрубил, довольно жалобно…

Затем слон подставил колено – и проводник быстро вскарабкался на спину Нетопыря…

  Мужики зашумели, бабы крестились на всякий случай, а дети уже обступили Нетопыря, осмеливаясь погладить.

Пол дня Нетопырь отдыхал, в окружении пучков сена и кошелок  с дикими яблоками и грушами.

Стягивался потихоньку честной народ православный с окружающих деревень.

Слух о невиданном чудище  покатился окрест  быстро, и потому все 30 верст до Татарского брода за Борками (это ближе к нынешним Малым Боркам) за слоном плелась толпа из зевак. — Сначала в толпе появлялись те,  что жили в Солдатском и Казинке, потом жители Киереевки и Борок.

Некоторые принимали Нетопыря за идола, божество, и приносили дары.

Чрезмерное и несвойственное этому зверю  питание , и грянувшие по пути к Татарскому Броду осените резкие  заморозки –  уже почти вконец доконали царский подарок!

Выйдя за околицу Борок и пройдя с несколько верст в сторону реки, слон вдруг остановился, а потом повалился на бок.

Мучения животного продолжались два дня. Потом животное затихло, серой грустной горой – на фоне цветущего вовсю татарника…

Чтобы добру не пропадать – Нетопыря разрубили на части и скормили собакам.

Остатки Нетопыря в ночи расхватали волки и лисы, что водились в наших местах во множестве. Откуда то со стороны Навесного притопал даже старый медведь.

 А уже в 1914 году в Петербург был к Петру Первому все же доставлен слон, подаренный русскому царю шахом Хусейном слон,

Но его в этот раз сопровождал большой отряд, в торжественной одежде,  с продуктами и кожаными башмаками громадного размера – аж  от самой Астрахани. И слон как раз дошел по привычной ему жаре – в середине июля притопал в северную столицу России.

Целехонький, в игривом настроении – «пошел через сад, изломал изгородь и прошел на Васильевский остров, где изломал чухонскую деревню».

А вот на месте гибели первого слона, что прибыл в Россию в 1703 году – неплохо бы у Борок соорудить памятный знак.

 

Чай, первый русский слон, а не какой то там дикобраз или шакал!

Что есть этот самый слон? Для Индии или там  Африки – обычное животное. А для России – завсегда – диковина!

Надо сказать, дорогой читатель,  что с тех самых пор, как вымерли у нас мамонты, на России громадное животное с хоботом в первый раз увидели при Петре Великом.

Долгое время кроме строчек  из первых Ведомостей за 2 января 1703 года , а именно: «Из Персиды пишут: индейский царь послал в дарах великому государю нашему слона…» — ничего не ведали о подарке Государю.

Потом была заметка в воронежском еженедельнике «Мое!» , под заголовком «Первый слон в Воронеже» — и тишина.

Что сталось с тем слоном неясно было долгое время. И только из заметок зоолога В.Е. Гаррута , найденных в одном архиве Германии недавно выяснилось, что сей слон издох у Татарского брода, близь реки Олымь, направляясь в сторону Ливен, на Москву.

 

А.ЕЛЕЦКИХ