Кшенское побоище

 

Александр Елецких

Битва соседей на реке Кшень

Или Как попытка к объединению

областей дракой закончилась

Недавно опять стали муссироваться слухи, что Воронежскую область объединят-таки с Липецкой и Белгородской. Так как в стране процесс слияния регионов продолжается, подобное вполне реально. Однако наши законотворцы, видать, забыли, что полвека назад на границе с Семилукским районом, в том самом месте, где петухи поют сразу на три области — Воронежскую, Курскую и Орловскую — попытка объединения соседей завершилась дракой.

Все началось с того, что в 1959 году партийные боссы решили открыть по черноземным районам университеты культуры, дабы нести разумное, вечное, созидательное, обмениваться с соседями опытом, общаться и «сливаться» в культурном и геополитическом, так сказать, плане. И что из этого в Воловском районе ЦЧО с центром в Воронеже получилось? Ведь до войны чуть не дошло. Про эту битву на реке Кшень между соседними областями народ долго гудел… 

Разминка 

Когда в Воловском районе после команды сверху решено было открыть объединенный университет культуры, все, кто считал себя продвинутым человеком, срочно стали студентами. Сначала в университетские ряды шагнули секретари райкома, военком, архитектор, начальник милиции, а уж за ними влились директора школ, райпотребсоюзовцы и прочий партхозактив.

В первый летний выходной предложено было совершить учебное мероприятие – выезд слушателей университета на лекцию к берегам реки Кшень. Вместе со студентами туда стянулись воловские моторизированные силы, включая передвижные торговые лавки с обильным запасом пива, кильки в томате и прочей полезной закуски. 

Все районное начальство вместе с женами прибыло на цветущий луг. Для разминки прослушали лекцию «Есть ли жизнь на Марсе?», заклеймили американскую военщину, тянущую руки к Острову Свободы, а затем, глотнув дефицитного по тем временам для русской глубинке пива «Жигулевское», разбрелись на кружки по интересам. Районное руководство уселось отдельно, где на «пятачке» из скатертей-самобранок райпотребсоюз уже выстроил батареи более крепких напитков.

Кто-то шумно дулся в «дурачка», особо интеллигентные резались в шахматы. Жены начальства, из тех, кто помоложе и покрасивее, предстали перед народом в новомодных одеяниях — ярких купальниках. Покрасовавшись, они поспешили к реке. 

Мужицкая атака 

А в это время на курской стороне реки шла затяжная мужицкая пьянка. Ее организовал председатель местного колхоза по случаю завершения весенне-полевых работ. В этой шумной гулянке с руладами отборного мата и звоном стеклотары участвовали крепкие деревенские мужики — комбайнеры и водители, среди которых хлюпиков и евнухов не было. Будучи изрядно под мухой, не очень просвещенная насчет обнаженной женской натуры «деревня» вдруг увидела, как из густой прибрежной травы противоположной стороны Кшени выпорхнула стайка красавиц, облаченных в невиданную здесь откровенную одежду – купальники. 

-Еханый бабай! – с чувством произнес сомлевший комбайнер по кличке Жеребчик. -Я сплю, разиттить вашу мать, и мне все это мерещится? – в тон ему выдохнул председатель, по гусиному вытягивая шею в сторону «русалок»… 

Как по команде, мужики встали с травы и, подтянув сатиновые трусы, не сговариваясь, рванули к речке. Женщины, извиваясь в руках игривых крестьян, завизжали — кто испуганно, а кто и радостно. 

А тем временем часть мужиков постарше, потому поскромнее, завидела автолавку с пивом и, похватав мятые рубли из карманов развешенных на кустах штанов, ринулись на воловскую часть берега. 

Первая кровь 

Пирующему среди высокой луговой травы районному руководству донесли, что с курской стороны появился десант из колхозников. Часть мужланов уже тискает в реке воловских женщин, а вторая, пофригидней, – затесалась в очередь за пивом. 

— Как! Наше пиво пить? – возмутились одни. 

— Как! Наших женщин лапать?- зашлись в гневе другие. 

Начальство поднялось, подошло к курским хлеборобам, что мялись в очереди у бочки с пивом, и стали дружно выталкивать непрошенных гостей, приговаривая: 

— Пошли отсюда! Вас никто не звал! Здесь заседание университета культуры! 

-Чего за — верситет? А я думал пьянка с голыми девками! – сдуру сострил курянин и тут же получил затрещину – бил военком, человек дела, знающий приемы самбо. 

— Ты че, гад, дересси? Пива табе, гнида, жалко? – закричал «варяг» и выплеснул остаток напитка прямо в лицо обалдевшего военкома. И тут пролилась первая кровь… 

-Братцы, наших бьют!- закричал Жеребчик. На призыв из воды, побросав «русалок», выбежали крепкие курские парни. 

— Ур-р-ра!- орал комбайнер Тюпа, с ходу врезав увесистый подзатыльник первому секретарю Воловского райкома, который мутузил оседающего на траву Жеребчика. Атакующих «варягов» было больше. К тому же они были сильней физически. И как не валил приемчиками набегающих мужиков отважный военком, его тормознули сзади точным ударом по «кумполу» толстой еловой палкой. Кровь змейкой заструилась по траве… Бравый майор осел на землю под истошный крик своей супруги: «Убивают!» 

Воловское начальство, почувствовав всю тяжесть пролетарского кулака, не надевая брюк, стало спешно разбегаться по кустам, подстегиваемое крепкими пинками в зад курского мужицкого братства. Впереди всех спасался бегством первый секретарь… 

Первый раунд битвы был выигран курскими мужиками. В плен попали автолавки, где тут же исчезли два ящика водки, что еще больше увеличило наступательный порыв курских хлеборобов, продолживших драку. В какой-то момент отрезвевший председатель, узнав кого-то из руководства соседнего района, стал беспомощно орать: «Братцы, кончай воевать! Нас посадють, братцы!» 

Сопротивление курянам оказывали уже единичные студенты университета культуры: директора школ и водители из райпотребсоюза. Районное руководство позорно бежало с поля боя. На мотоцикле успел удрать и доехать до соседней почты работник отдела культуры. На ходу прикладывая медный пятак к фингалу под глазом, он поковылял к зданию почты, чтобы позвонить в район. 

Подкрепление 

В Воловском райисполкоме тревожный звонок принял дежурный. 

-В райцентр движется орда курских мужиков! Все наше начальство перебито!- побежал слух по улицам. Люди запирали свои дома. Две машины отважных воловских мужиков под руководством двухметрового Тихона Поролина и друга плененного военкома срочно устремились на Кшень отбивать товарищей. Воловцы с гиком высадились на берег реки в тот момент, когда курские хлеборобы «приканчивали» второй трофейный ящик водки «Московская» со штампами райпотребсоюза. 

-Бей варягов! Они нашу водку выдули! – заорал десант. 

Куряне, поднимая на ходу водочные бутылки, не дрогнув, рванули навстречу. Это было похлеще «кулацких боев» времен Ивана Грозного. Мужики мутузились «стенка на стенку», причем теперь уже курян стало в два раза меньше, и они скоро были оттеснены к реке. Все смешалось: глухие стоны, удары наотмашь, громкие затрещины… Первобытный облик пьяных мужиков вызывал исторические ассоциации. Не хватало разве что кольчуг и мечей… И вот, уже курские крестьяне, почуяв гибельный исход, рванули изо всех сил на родную сторону Кшени… За ними с победным ревом неслись воловцы… 

Дело о туфлях 

Секретари двух соседних обкомов партии были срочно оповещены о жестокой битве на реке Кшень. Посовещавшись, они решили замять это дело по-тихому. 

-Узнают о Кшеньском сражении в ЦК, нам не поздоровится! – сделали вывод в обкомах и собрали в Олымске показательный суд. Каждый из соседей считал себя невиновной стороной. Советский суд, самый гуманный суд в мире, все свел к примирению. 

-Вот тебе и университет культуры! Вот тебе и объединение! — долго говаривал друзьям военком, ощупывая шрам на затылке. 

В тон ему вторил заведующий РОНО: «Любое хорошее дело у нас в России может окончиться мордобитием». 

…А председатель райкома, бежавший с поля боя в одних трусах и всего с одной новой туфлей в руке, нашел-таки вторую туфлю. Она оказалась втиснутой в зазор между запасным колесом его «козла» и крылом автомобиля. Видимо, он хорошо увернулся, когда резво взял старт от машины с проколотыми крестьянами шинами. Повезло человеку, не правда ли? Ведь он к тому времени уже вторую пару югославских туфель на базе райпо взял. Теперь у него имелось две пары новой обуви – никакого убытка! 

…А вот объединенный университет культуры в Воловском районе сразу же закрыли. На всякий случай. Во избежание новых сражений.