Лошадиная тема. Хлебное, Воронежская область.

 

ЛОШАДИ СЧАСТЬЯ

 

На фоне осенних цветастых- деревьев лошади казались нарисованными. Они подходили к забору и смотрели пронзительно своими громадными сливами глаз. 

В их взгляде я прочитал немой укор и тоску. Тоску по гулу ипподромов, похлопыванию жокеев , по вздрагивающим холкам на ветру поворотов, по стремительному полету вперед.

— Вот они, русские рысистые, некогда самые резвые кони планеты! — сказала сопровождающая журналиста в командировке по конезаводу экономист Татьяна Николаевна Костина. Мы еще немного полюбовались чудесными животными и поехали в сторону гудящих комбайнов, что на соседних с конезаводом полях домолачивали подсолнечник.

«Государев наказ исполняем!» — говаривал барон фон Ропп, выращивая отличных скаковых лошадей в благодатном, красивом местечке в двадцати верстах от Новой Усмани. И сегодня старинные башенки «ропповских» построек м его усадьба так же величавы и по-своему романтичны. И по-прежнему крепко стоит на ногах новый хозяин здешних мест: государственное унитарное предприятие племконезавод «Культура» вошло в число 50 самых жизнеспособных сельхозпредприятий Воронежской области. Более десятка лет «Культуру» возглавляет заслуженный работник сельского хозяйства России Александр Иванович Костин.

— Я оборочусь вокруг — понимаю: нам пока грех жаловаться! — признается Александр Иванович. — Хоть и сложное у нас хозяйство, а все же на дно идти не собираемся! В животноводств — надои неплохие, как и привесы. По этому скверному лету и свекла неплохая, да и хлебушек не подкачал — немало полей по 21 центнеру с гектара дали. Я по образованию агроном, а в душе — лошадник! — Костин улыбается, погладывая на скульптуру лошади, что справа от стола.

— Коневодство нынче в России в полном загоне, — продолжает Александр Иванович, пролистывая отраслевой всероссийский журнал. — Сегодня вот Олимпиада заканчивается… Помните победу Елены Петушковой? Где ныне наши лучшие в мире скакуны? Ведь лошадиную славу Россия веками лепила, по кровинке, по крохотке. Граф Орлов, барон фон Ропп — род Шереметевых, государи наши все делали, чтобы русская птица-тройка и наши рысаки затмевали победами весь мир. Да и в двадцатом веке на аукционы в Москву за лошадьми собирались со всего света — шейхи, эмиры, миллиардеры. Не скупились, настоящую цену в итоге давали! Коневодство в России всегда было делом прибыльным. Даже простая лошадь с рысистыми кровями могла стоить столько, сколько хороший автомобиль. А что сегодня? Средняя цена — 10 тысяч рублей. Сколько нынче стоят «Жигули»?..

Я слушал Костина, а память мне подсказывала былые беседы с лошадниками в бобровском Хреновом и курском Александровском госконезаводах. Та же печаль и горесть, как в мудрых глазах русской рысистой.

Где ты, слава одного из столпов российского конезаводства, что затихает, вырождаясь, под Тамбовом? Где вы, отголоски, потомки славных племенных «фолиантов» из династий чесменских и хреновских кровей? Или все эти музейные кубки и призы — погребальный звон по многовековой истории нашего коневодства?

Да, 9 мая ежегодно и здесь, в Хлебном, собираются на местном ипподроме посмотреть забеги тщательно сбереженных русских рысистых сотни ценителей конного спорта. И возрождается из пепла времени забытая история, впечатленная разве что в знаменитые кадры фильма «Анна Каренина», где мчат по кругу лошади, заставляя ахать и восторгаться.

Русские цари любили не теннис и дзюдо, а соколиную и псовую охоты, лошадиные  бега и другие русские спортивные забавы. Уверенно смотрелись государи наши на коне. А землица наша также была вспахана ими, мышастыми и каурыми лошадками, что помогли сделать Россию мировым экспортером зерна.

Конечно, в годы нефтяного кризиса, когда литр бензина намного дороже литра молока и килограмма овса, лошадки здорово помогают экономить колхозный бюджет. И хотя прошли те времена, когда в Воронеже за справкой («соляра» стоила копейки) отправляли КамАЗ, не востребована «культуровская» лошадушка ни спортом, ни руководителями всяких ТОО и СПХ.

Скажут: «Что ты назад, к гужевому транспорту зовешь?». Так ведь как на проблему посмотреть! Читаю недавно журнал «Англия» — процветает и гужевой транспорт, и конный спорт в Туманном Альбионе! По селам, больше похожим на города, развозят товары на лошадке, на ней же, уже запряженной в «американку», ездят по делам, на дачу и не охоту. В Англии, где уровень духовности и культуры все же повыше, культ лошади! «Новые англичане» покупают женам не «Мэрс», а Мерси. И жена весь уик-энд сбрасывает верхом на Мерси лишний вес. Специалисты утверждают, что в Англии выходит около сотни газет и журналов, посвященных коневодству и конному спорту. А у нас в России — один отраслевой журнал и ни одной газеты! На каждого богатого британца приходится в среднем 7 лошадей, на нынешнего «нового русского» — 0,005 лошади. Правда, появляются сегодня в России и первые частные конезаводы и даже частные ипподромы. Но это- лишь капля в море «Ауди» и джипов. Хотя саудовский шейх за понравившуюся на аукционе лошадь готов заплатить как за целый табунок из джипов.

Но вернемся к нашим русским рысистым, а они настолько в России потеряли резвость, что приходится опять прибегать к «гуманитарной помощи», вливать кровь американских скакунов. Тех самых, что получены в США при… добавке купленных в Москве наших жеребцов. Кто виновен в упадке российского коневодства? В первую очередь — нерасторопность и тугодумие столичных чиновников. Кто давно уже не рвется за рубеж пробивать бреши в европейском лошадином рынке, кто ставит препоны и неспортивные барьеры на пути отечественных производителей. Тех, кто «удумал» принять участие в розыгрыше европейских кубков и в ежегодных традиционных соревнованиях, не говоря об участии в аукционах на мировом рынке коневодства.

А что в итоге? Если дело в «лошадином вопросе» будет иметь в России современные тенденции — в считанные десятилетия спустим остатки генофонда орловских и русских рысистых лошадей, выступив в роли богатого недоумка, прокутившего славу отцов и дедов.

 Последняя Олимпиада в Сиднее блеснула русской искоркой конкура в многоборье. Что ждет впереди русскую лошадиную славу — покажет время. Здесь, в «Культуре», Александр Иванович Костин еще верует, что правительство России вспомнит о судьбе коневодства, а правительство Воронежской области — о своем обещании построить ипподром в губернском центре.

Александр Елецких