Могучий старец из-под Ельца.

«ХОЛСТОМЕР» ЛЬВА ТОЛСТОГО – РОДОМ ИЗ-ПОД ЕЛЬЦА! – ПРИЗНАЕТ  МИХАИЛ СТАХОВИЧ.

 КАК  НАУЧИТЬ  РОСТРОПОВИЧА — АНГЛИЙСКОМУ, АМЕРИКАНЦЕВ – РУССКОМУ,  А ВЕСЬ МИР – ТЕННИСУ!

Все это и многое другое — знает представитель знаменитого древнего рода Стаховичей из-под Ельца – 82-х летний  эмигрант  Михаил Михайлович.

 Дворянский род Стаховича внесен в родословные книги  три века назад…

  ВРЕЗКА:

 Это было как в сказке! Автор этих строк —  приехал в Елец, зашел к своим друзьям-коллегам, рассказал, что завтра надо ехать  в Пальну, осмотреть особняк Стаховичей. Тех самых, что возродили елецкие кружева, занимались коневодством,  помогали развитию МХАТа, вывели в люди М.М. Пришвина, дружили со Львом Толстым и даже подарили писателю тему Холстомера…

  • Так ведь Михаил Михайлович Стахович приехал из Австрии на родину предков. Сейчас он в Ельце. Повезет – встретитесь, побеседуете! – ошарашили меня друзья такой новостью…

Повезло! И встретились, и побеседовали, и оказалось, что нас очень много связывает…

                                     ДИАЛОГ ПОКОЛЕНИЙ

  Розовый, теплый  вечер. У моих ног деловито увивается голубь за голубкой. Его воркование утихомиривает и успокаивает. Я смотрю на дорогу, смотрю на часы…

Но вот же, вот. — У духовной гимназии  Ельца – промелькнул знакомый красный «Рено-Меган». Крепкий и сухощавый старик, выйдя из машины, на правильном – «старом» русском, поприветствовал меня, спросил:

  • Добрый вечер! Вы не меня ожидаете?

В его несколько грассирующем «э-р-р» была  как бы дань уважения Австрии, откуда он недавно приехал, одолев за сутки 2 с лишним  тысячи «километр-ров». И где почти все  говорят , акцентируя эту резкую, раскатистую букву…

            Мы сидим в уютной комнате, тихо жужжит портативный диктофон, Михаил Михайлович неторопливо отвечает на мои вопросы. И через несколько минут нашей беседы уже кажется, что знали мы друг-друга давно,  занимались одними и теми же делами: литературой, музыкой, спортом… И даже наши родители – выходцы не только из елецкой, но из черниговской и полтавской земель…

  • У нас с Вами такие глубокие корни! – искренне удивляется собеседник и сетует, что закончились еще «вчер-р-а»  его брошюры с переводами…

 Стахович удивленно вскинул брови, когда гость начал по  памяти цитировать Гете и Гейнге. Пришлось пояснить, что первой моей профессией, было преподавание немецкого в седьмых классах родной школы

. В ответ – с видимым удовольствием Михаил Михайлович  закончил недочитанный мной стих «Ханриха Хайне», добавив:

-О, Александр! А вы знаете, что я учил немецкому и русскому американских ребят? Да! Да! – и Эти парные «да-да!»,  как привычные арийские «Я-я!» — регулярно возникали в разговоре, как своеобразные музыкальные отбивки при исполнении сложных произведений Листа или Шуберта…

КАК СОБЕСЕДНИК ВСТРЕЧАЛСЯ С ШАМИЛЕМ ТАРПИЩЕВЫМ И ПРЕДЛОЖИЛ ЕМУ ВЫСТУПИТЬ ЗА РОССИЮ ПРОТИВ…АВСТРИИ

 Когда мы перешли на спортивные темы, Стахович вздохнул. Да!Да! – Я немного обижаюсь, когда говорят: «Ах, это тот Миша, что до сих пор силен в теннисе?» Конечно, эта прекрасная игра отвоевала у моей жизни значительный кусок… Но я начал свою профессию с литературы! С поэзии, с коротких рассказов или «шорт стори»…

Я писал фельетоны, мои стихи выходили в печати, мне доверили переводить на немецкий Пушкина. Конечно, я до сих пор играю и неплохо. В своей возрастной категории – я ВТОРОЙ теннисист в мире. Первый – американец. Я бы хотел устроить турнир в Москве.

Шамиль Тарпищев, при нашей недавней беседе откровенно признал: « Но в России в таком почтенном возрасте играют единицы. Если вообще —  играют. Привел для примера Славу Мурзу.

Но я готов в предстоящем турнире «Россия-Австрия» выступить за Россию. Мне ведь русский президент в 1995 году дал российское гражданство! Я сдержал слово данное родителям – вернулся  в родной и красивый Елец, в Пальну…

 Беседа течет плавно, собеседник  сдержанно смеется…Второй мировой теннисист признается, что не мене страстная любовь у него – это музыка.

-Я люблю виолончель! Я играл со Славой Ростроповичем в 1962 году, познакомился, он трижды гостил у нас дома  в Америке, в Питсбурге, когда я там еще жил с семьей …Играет ли Слава в теннис? Не знаю, думаю, что нет…

                                 МЕЖДУ НОТАМИ И СЛОВАМИ

 -Знаете, моя супруга –  австро-венгерская баронесса Леопольдина  Шеремьи – знала столько  много языков! Американцы принимали ее за свою, французы были убеждены, что я женат на их соотеченице!– При этом Стахович удивлен, уверяя, что музыкальный слух часто мешает правильному знанию языка.

-Думаю, что женщины более легко воспринимают чужую речь и поэтому они лучшие переводчицы, да- да! – Михаил Михайлович приводит ряд примеров, когда музыканты, вроде бы  склонные не фальшивить в произношении фраз, имели самые ужасные акценты..

-Когда Ростропович приехал ко мне – мы учили его английскому. Но все равно – у  Славы – кошмарный английский! А немецкий дирижер Штанберг из Аахена? Боже мой – его все понимали через три слова…

Я уже не говорю об Артуре Тосканини – этот музыкант на многих языках говорил, но с таким ужасным акцентом! –Нет, надо иметь особый талант и музыкальный слух здесь явно не причем. Вот талант актера , его почти женская пластичность и увлеченность звуком и словом  – помогут!

Мой отец – был настоящий полиглот. Он говорил на ганноверском немецком…

-А может всему виной – генетика, эта «лженаука» , с которой безуспешно боролись в СССР?

-Да, несомненно! – соглашается собеседник. И начинает приводить примеры из своего генеалогического «древа»  Стаховичей, которое  завтра я увижу в школьном классе в Пальне, на втором этаже местной средней школы.

-Среди моих предков –  депутат первых Государственных Дум, последний губернатор российской Финляндии, дипломаты.  ученые , политики,  статистики, театральные критики, музыканты и поэты, драматурги и фольклористы, писатели и спортсмены…

-Это правда, что Стаховичи открыли первую школу елецких кружевниц, поощряли развитие народных промыслов, занимались разведением садов, коневодством, выведением чистопородных охотничьих собак?

-Да, сущая правда! Льву Толстому его «Холстомера» — как прекрасную тему —  подарил Алексей Михайлович Стахович , по просьбе Льва Николаевича…На знаменитом мосту Клодта – Аничковом мосту — лошади для натуры – брались из наших знаменитых конюшен в Пальне!

Увы! Все самые знаменитые Стаховичи были убиты! – грустно добавляет мой собеседник…

…Мы еще долго беседуем с Михаилом Михайловичем о трагичной судьбе его деда, который отнюдь не кончил жизнь самоубийством. А как признался убийца священнику, а тот  – поведал о том, как погиб мой дед — его  родному брату . Да, страшная смерть у деда , Он  был ограблен, а потом задушен…

Трагична была судьба и Михаила Александровича – он известен, как депутат  Госдумы, затем – член Госсовета . Он,  по протекции Николая Второго, был направлен послом в Мадрид, и уже в Испании , приехал и зашел в посольство и узнал, что вчера… большевики взяли Зимний …

   Где бы ни жили Стаховичи – во Франции, Швеции, Австрии, Америке , Украине или России – они помогали своими недюжинными талантами тому народу, среди которого они творили , работая изо всех сил…

  Что думали они о родной Пальне — там, вдали от России, в имении родственников Пашковых  в Зальцбурге? Как страдали они, отлученные от своих коннозаводских и кружевных промыслов, статистических отчетов, театрального дела и литературного  общества? Жалели – об утраченных старинных картинах,  гобеленах, разбитых  вторгнувшимися крестьянами в имение – китайских старинных вазах и изломанных на дрова —  роялях и фортепиано?

  Тихо собирал под Парижем «Союз преображенцев» Стахович —  Александр Александрович Третий. Основатель «Кружка русской военной старины» и уникальной коллекции русских наград – Александр Александрович пишет в доме на тихой улочке Моньери, в своем русском саду —  100 страниц монографии о наградах своим каллиграфическим почерком и отсылает в Эрмитаж…Отлученные  от Родины – они продолжают ее любить – беззаветно и безответно.

  Проклявшие большевиков И. А .  Бунин и  М.А. Стахович покоятся рядом – в Сен Жени де Буа , что под Парижем. Автор «Окаянных дней» надолго был отлучен от читателей, его предавали политической анафеме в липецких, московских. Воронежских партийных газетах.

Ныне – в  местных СМИ – печатают лауреатов премии имени Бунина, не за горами – введение премии Стаховичей…

Тех самых, что так любили свою  родину – Пальну, где старинная усадьба с балконом, откуда черпали вдохновение художник Репин и артист Станиславский. Где слышались голоса молодого Пришвина и по легенде – самого Пушкина, едущего через здешние места на Кавказ…

Рядом —  проживали родители Лермонтова и Бунина. А над всем этим – сиял свет любви к России, приумноженный и старанием знаменитого рода Стаховичей…

  Там, за особняком в Пальне – вся  в известковых струпьях и глубоких трещинах, как сказочная Голова – врос в землю бюст палача миллионов дворян, казаков, купцов, зажиточных мужиков, священников и прочего толкового, талантливого русского люда…Сколько тысяч таких никчемных , разрушающихся истуканов – разбросано по Черноземью? И лишь единицы – памятников тем, кто веками исторгал и приумножал Славу России?

Даже в райцетре Становое, вблизи Пальны – нет сегодня памятника знаменитым землякам —  Бунину, Пришвину, Стаховичам… Зато – возреяли на пьедесталах местные кумиры – проповедники партии и колхозного ГУЛАГа…Рядышком с еще одним палачом-Ильичом – в несуразно громадной обуви, очевидно – для лучшей устойчивости  , щедро растиражированного повсюду по региону —  в  полчища истуканов – глашатаев бесплатного рая под названием коммунизм.

Эксперимент, скорбным эхом отозвавшийся в миллионах вечных странников – буниных, стаховичей, шаляпиных, набоковых. мережковских – окончился . Агонизируя длинными очередями В Ельце , Становом и далее везде — за колбасой и за водкой, не менее длинными речами последних «генсеков» и вторым распадом Империи.  В которой, после утраты Финляндии, Потр-Артура и Польши – страна лишилась Прибалтики,  Закавказья и также завоеванной русскими князями – Средней Азии и Крыма. «Красные цари» оказались куда  бездарнее предшественников!

  А мой собеседник – Михаил Михайлович, несмотря на свои 82 года – так же бодро и неистово верит в возрождение России, как его долготерпивые предки …

             А.ЕЛЕЦКИХ,

                Со Стаховичем мы встретились случайно , не так давно,  этой осенью в Ельце, на похоронах общего друга — краеведа В А Заусайлова.

Стояли рядом. Потом вместе говорили прощальные слова о том, кто помог раскрыть историю древнего Ельца…

А потом, прощаясь, декламировали друг-другу стихи Генриха Гейне. На немецком. Печальные стихи, в тон настроению. Об одиночестве и потерях друзей…