Н. Кривенкова. «Тихая охота»

 

ТВОРЧЕСТВО НАШИХ АВТОРОВ

                                             ТИХАЯ ОХОТА

…Всю неделю лило, как из ведра. Сначала дождь шел сплошной стеной, крупные капли звонко и тяжело стучали по крышам и резко били в стекло помутневших окон.  Но вот – ветер стих, внезапно выглянуло солнце и дождь стал мельчать, затихая. Потеплело,  начались тихие, грибные дожди, с перерывами,  когда солнце нагревало землю и она парила, обволакивая все вокруг по утрам ватной пеленой туманов.

В лесу, на лугах и даже в старом саду – остро и терпко запахло грибами

. Кажется, они выросли за одну ночь. Вот, например,  шампиньон. Этот гриб – с розовой отстрочкой пластин,  с привычным запахом при срезе, с налипшей травой и листьями…Стоит найти взглядом одну белую шляпку шампиньона, как рядом окажутся несколько его братьев – твердых и плотных , закрытых пленкой , сквозь которую проглядывают розовато-красные, а к старости – коричневые и черные – пластинки.

   Во влажном, набухшем после дождей лесу – идти очень трудно. Между деревьев – сплошные сети из паутины.  С утра —  кружево сетей в жемчужинах росы… Сам паук-крестовик, с желтыми полосами на сером брюхе, невозмутимо сидит в центре своей ловчей конструкции. Рядом, между ветвей  молодой осинки – паутинки поменьше. Приходится брать в руки сухую ветку и расчищать себе путь по лесу, сбивая сети , вместе с пауками,  с заметным шумом падающими в листву.

   Трава щекочет ноги. По обочинам дороги – встречаются целые грибные семьи – белые грибы на тонких ножках, с кольцом – «юбочкой» и бледными, невзрачными пластинками под шляпками. Это – бледные поганки, страшное, гибельное создание Природы. Оно унесло за пять лет по Черноземью – сотни человеческих жизней. Виной тому – неопытность грибников, что путают поганку с зеленушками, сыроежками и даже с шампиньонами, хотя у поганки никогда не бывает розовых пластин и приятного анисового запаха от  мякоти толстых на ощупь шляпок и ножек.

 Подхожу к лесному оврагу и вижу старое дерево, что на полтора метра в вышину – поросло осенними опятами, шершавыми и ломкими. И порой на удивление мелкими, похожими на сапожные гвоздики…

   Среди поваленных старых деревьев – множество мухоморов. По сравнению со съедобными собратьями – подосиновиками и опятами – они выглядят вызывающе яркими. Словно предупреждают – обходи нас , грибник, стороной!

  Лес тихо темнеет – это опять небо заволокло тучами .  Зашумел верховой ветер,  закружилась листва, и  вот уже стал накрапывать дождик. Настоящих грибников он не пугает. Под мерное шелестение капель – грибы невольно  обнаруживают себя, проглядывая сквозь дрожащую, мокрую траву.

  Заниматься «тихой охотой» можно  до глубокого вечера,  до той поры, когда уже нельзя будет отличить один гриб от другого. Медленно выходишь на опушку,  деревья расступаются. И простор полей расстилается пред тобой в своем осеннем , опустевшем величии. Впереди, на горизонте – привычными вечерними звездами – уже блестят огоньки домов  ближайшего села.

И,  сквозь вечернюю пелену , как сквозь дрему Природы, ты слышишь , как переговариваются гуси. 

Они летят осенним, низким клином, едва не задевая верхушки деревьев. Направляясь на бреющем полете к  полю, где недавно убрали кукурузу, тяжелые, уставшие птицы  снижаются на ночевку.

  Тяжелое лукошко с грибами с каждой минутой становится весомей, дорога к дому кажется бесконечной, но все же приятной. В сумерках – окна родного дома притягивают и влекут,  как взгляд старого, надежного друга.

               Надежда Кривенкова,