Немецкое золото Ленину — через Парвуса!

ПРАВДА О ТОМ, КАК НЕМЦЫ ВЫДЕЛИЛИ  ЧЕРЕЗ ПАРВУСА -СВОЕМУ АГЕНТУ ЛЕНИНУ —  МИЛЛИОНЫ МАРОК НА ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ В РОССИИ

Наш друг, коллега из Берлина Андрей Окулов встретился с писательницей, известным историком Э. Хереш и взял у нее интервью.

Элизабет Хереш, доктор философии из Вены, не в первый раз побывала в России. Она – автор десяти книг по истории России. На этот раз она привезла в Москву скрипку работы Страдивари. Но эксклюзивное интервью, которое Элизабет Хереш любезно согласилась дать нашей газете, касалось темы, которая гораздо важнее для России, чем возвращение культурных ценностей.

— Госпожа Хереш, каким образом вы столкнулись с ленинской темой?

— Я изучала славистику, благодаря чему познакомилась с русской культурой и цивилизацией начала XX века, которые вызвали у меня восхищение. Но я никак не могла понять, каким образом произошло страшное падение из Серебряного века, который так много дал не только России, но и всему миру, во тьму советской действительности. Совершенно случайно в Париже я познакомилась с Татьяной Боткиной, дочерью доктора последнего царя, которого расстреляли вместе с царской семьей. Как раз тогда она писала свои мемуары. От нее я узнала много деталей о событиях, которые мы здесь неверно называли "революцией", имея в виду народное восстание. Я узнала о деньгах, которые еще в 1905 году платили уличным мальчишкам за то, чтобы они били витрины, хулиганили и выкрикивали соответствующие лозунги. Постепенно я начала понимать, что все было совсем не так, как это на Западе описывается в известных исторических клише. Прежде всего все это было инсценировано. Я искала оставшихся в живых свидетелей тех событий и нашла их – в Париже и в Америке. Разговоры с ними подтвердили правильность моих впечатлений. Их рассказы я опубликовала в книге "Кровавый снег", они прозвучали в моей серии радиопередач "Свидетели 1917 года".

После этого в немецком (а не в российском!) архиве в Бонне я наткнулась на один документ германского МИДа (Aussenamt). Я просто не поверила своим глазам. Почему никто раньше не опубликовал этого? Существовала работа Шарлау и Збинега (изданная в 1959 году в Англии) о роли немцев в возвращении Ленина в Россию. Но в ней не было этого документа: 20-страничная программа революции в России. Автор – Александр Парвус, псевдоним Израиля Лазаревича Гельфанда.

С этого момента меня очень заинтересовал этот человек. Он родился в окрестностях Минска, вырос в Одессе и изучал экономику на Западе. Он был режиссером событий, которые разворачивались с марта по октябрь 1917 года. Как я выяснила позже, еще в 1915 году он попросил год подготовительного срока, но этого оказалось мало. Спустя некоторое время я собрала достаточно материала, чтобы написать книгу о Парвусе.

Краткий вывод: он был тем человеком, который дергал за нитки за кулисами подготовки Февральской революции, июльской попытки захвата власти большевиками и октябрьского переворота. Об этом свидетельствуют и документы из ваших архивов в Москве. Он был учителем Троцкого и уже в 1905 году пытался направлять события в нужное ему русло и попал за это в тюрьму. Это он в 1915 году должен был убедить Ленина в Цюрихе присоединиться к своему плану.

— Был ли этот план разработан в германском Генеральном штабе?

— Несомненно, нет. Генеральному штабу приписывают слишком активную роль, которую он не играл. Гораздо большую роль играл МИД в Берлине. Но план разработал сам Парвус. Он сделал это еще в Константинополе, задолго до разговора, который состоялся в Берлине в конце февраля 1915 года. Незадолго до этого разговора он приложил к машинописным страницам несколько рукописных листов, которые я привожу в моей книге. Этот план Парвус составил на основании своего опыта экономиста, который хорошо разбирался в связи политики и экономики. МИД схватился за этот план и помог в его осуществлении, а Генеральный штаб был очень благодарен (об этом говорит телеграмма, которую я тоже привожу в книге). Но роль Генштаба, кроме сотрудничества с военной разведкой, была пассивной. Согласие на финансирование большевиков дал сам кайзер Вильгельм. Эта акция выходила за рамки простой разведывательной деятельности.

— В чем была сущность этого плана?

— Цель: разрушение царской России и захват власти пролетарским революционным правительством. Чтобы достигнуть этой цели, требовалось искусственно создать революционную ситуацию, которая привела бы к ослаблению изнутри, следствием которого явилось бы крушение гражданского и военного порядка, а также всеобщее сопротивление правительству, вплоть до его свержения. Все это – в комбинации с разрушением империи на составные части: через поддержку сепаратистских движений на окраинах – от Кавказа, через Украину, до Финляндии. Вплоть до сокращения российской территории до относительно небольшой центральной части.

— Сколько денег запросил Парвус на осуществление своего плана и когда впервые возникла фамилия Ленин?

— Подготовку и воплощение в жизнь революции Парвус оценил в пять миллионов золотых марок. Два он потребовал как аванс, который сразу же получил. Но по ходу действий, за два с лишним года до февраля и октября 1917 года, он требовал все больше и больше. В общей сложности на революцию в России немцы потратили около 100 миллионов золотых марок. Некоторые историки говорят о 40 миллионах, но это была та сумма, которую требовал немецкий посол Мирбах в 1918 году, уже ПОСЛЕ захвата власти большевиками. Об этом говорит его телеграмма, приводимая в книге. Это были деньги, которые немцы дали на то, чтобы большевики удержались у власти. Они хотели сохранить завоевания Брестского договора.

В программе Парвуса, где российской социал-демократии отводилась главная роль, Ленин был упомянут лишь как вождь фракции меньшинства. Парвус не рискнул сразу же официально внести эту фамилию в свою программу, поскольку еще не был уверен в согласии Ленина. Как только МИД в Берлине официально принял его программу и выплатил аванс, Парвус сразу же выехал в Швейцарию, чтобы уговорить Ленина включиться в совместную работу. После этого Ленин становится главной фигурой в программе революции Парвуса.

— Значит, Февральская революция тоже финансировалась немцами?

— Да, она тоже. Февральская революция была первой и решающей фазой этой революции, так называемой "гражданской" революцией, которая во второй фазе была дополнена "пролетарской". Но Февральская революция проходила по плану, который еще за ДВА ГОДА до этого был детально составлен Парвусом на 20 страницах. Не случайно ее начало совпало с военным наступлением в начале 1917 года. Царь должен был находиться не в столице, а в удаленной ставке. Благодаря тому, что пути снабжения были перерезаны саботажниками, искусственно создавался недостаток хлеба и топлива, что послужило поводом к началу (также организованного) восстания. Все это было в программе Парвуса еще в 1915 году.

У Парвуса была собственная агентурная сеть, которую он отстроил из своей штаб-квартиры в Копенгагене. Дания была нейтральной страной, которая географически располагалась как раз между Германией и Россией. Именно отсюда он отправлял своих агентов в обе стороны.

— Что случилось с Парвусом после Октябрьской революции?

— Конечно, он хотел войти в состав первого революционного правительства. Но Ленин всеми способами не позволил ему приехать в Россию: он был живой компрометацией Ленина, доказательством сотрудничества вождя с врагом. Вскоре Парвус вернулся в Швейцарию. Он жил на вилле под Цюрихом. Но вскоре поползли слухи о его прошлой деятельности, и он был выслан из страны: власти опасались, что он может устроить переворот и в Швейцарии. Он переехал в Германию, где жил на вилле под Берлином. Здесь на него было совершено покушение: в него стрелял неизвестный. Парвус был легко ранен, нападавший скрылся. По одной версии, стрелял советский агент. Окружение Ленина якобы требовало от Парвуса оставшиеся на банковских счетах деньги, а тот отказал. Может быть, хотели убрать свидетеля самого страшного секрета. По другой – это был кто-то из белоэмигрантов, которые хотели отомстить главному финансисту революции. Но точно до сих пор никто не знает.

Парвус умер естественной смертью в 1924 году в Берлине, от удара.

— Почему его имя было забыто столь долгое время?

— После окончания Первой мировой войны и развала кайзеровской Германии в газетах начали появляться статьи о нем и его деятельности. Состоялось несколько процессов, на которых он пытался защищаться от "клеветы". Во время Второй мировой войны секретные дела германского МИДа, которые хранились в одном замке, попали в руки англичан. У них они находились несколько десятилетий. В 1959 году двое английских ученых впервые занялись темой о роли немцев в захвате власти Лениным, они издали в Англии книгу под названием "Возвращение Ленина в Россию". В ней были опубликованы тайные дипломатические телеграммы о возвращении Ульянова. Но имя Парвуса в ней не упоминалось. Мне кажется, что после Второй мировой войны у всех были задачи посерьезнее, чем тайны Первой мировой. Но самое главное в том, что документы о финансировании Ленина и целенаправленной и четкой подготовке революции начиная еще с марта 1915 года были переданы Англией Германии лишь спустя десятилетия после окончания Второй мировой войны.

— По всей России стоят памятники Ленину. Коммунисты до сих пор отрицают его связь с немцами.

— Это вполне естественно. Что может скомпрометировать вождя государства больше, чем сотрудничество с военным противником? Ленин не был прямым агентом в классическом смысле. Он "всего лишь" с помощью посредников получил доступ к финансовым средствам, которые помогли ему прийти к власти. За это он заключил мирный договор в Брест-Литовске, который никогда бы не принял ни один уважающий себя государственный деятель. Он продал часть России, политую кровью русских солдат. Он поставлял в Германию зерно, уголь и нефть, что обескровливало Россию.

Все это потому, что Ленин соблюдал условия, которые принял, когда получал деньги от немцев. Они его просто купили. Документы, подтверждающие это, опубликованы в моей книге, которая вышла на немецком в 2002 году. Скоро в Москве выходит русское издание.

— Могут спросить: какое значение все это имеет для сегодняшней России?

Это имеет значение не только для России – для всего мира. Российская империя была великой страной с величайшей культурой. Большевики оставили от нее руины. И восстановится она не за один год. Сегодня в Европейский союз вступают страны бывшего Восточного блока. Социализм тоже разрушал их экономику не одно десятилетие. Высокая преступность. После открытия границ с Восточной Европой уровень преступности в Вене вырос в триста раз! Из-за криминальных "туристов". Все это – последствия большевизма. И если бы не "гениальный" план Парвуса и немецкие деньги, мы жили бы в другом мире: марксистская политическая система не была бы построена. Это был настоящий рак для всего мира. В целом он побежден, но, к сожалению, остались метастазы. Прежде всего – в сознании людей.

Беседовал Андрей Окулов.

 

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ:

 

Итак, в чем состоял план Парвуса?

— Эта программа заняла у него более 20 страниц текста. Он подробно расписал, как, какими методами, с помощью каких средств можно вывести Россию из войны с Германией. Он понял главное — только совместные действия сепаратистов и революционных агитаторов могут привести к желаемому результату. И с этим планом он прибыл в германский МИД. Его принял государственный секретарь ЯГОВ

Я приведу только несколько пунктов из его обширной программы:

— организация массовой общероссийской забастовки под лозунгом «Свобода и мир», руководимой из Петербурга. Она должна охватить оружейные заводы, железные дороги.
— взрывы железнодорожных мостов, которые парализуют снабжение больших центров, прервут подвоз войск и снаряжения к линиям фронта, что вызовет массовые волнения внутри страны. 
— подготовка конгресса ведущих российских социалистов-демократов в Швейцарии — на нем должен быть выработан единодушный призыв к действиям против царизма. 
— агитация среди рабочих в портовых городах (Одесса, Севастополь) и на кораблестроительных верфях (Николаев), на нефтеперерабатывающих (от Баку до Ростова) и горнодобывающих заводах (от Баку до Ростова) путем забрасывания печатных изданий из Румынии и Болгарии. 
— организация восстаний и забастовок в регионах с политическими лозунгами, поджоги нефтяных депо. 
— поддержка русских изданий за рубежом и местных партийных газет, они должны создавать всюду настроения против царизма. 
— поддержка лозунга партии Ленина «Свержение правительства и скорейшее заключение мира».
— подстрекание антирусских настроений на Украине, в Финляндии и на Кавказе.
— организация побегов политических заключенных из Сибири и пересылка их в качестве революционных агитаторов в Петроград.

Последний пункт, к слову сказать,  Гельфланд –Парвус  дописал в план уже от руки — на пороге кабинета госсекретаря МИДа, куда собирался войти через несколько минут. Все эти скоординированные действия должны были привести к тому, что перед лицом наступившего хаоса царь будет вынужден отречься от престола, и его место займет правительство, готовое заключить мирный договор с Германией. ПАРВУС  разработал и перечень неотложных финансово-технических мероприятий. В том числе обеспечение взрывными материалами, картами с указанием мостов, подлежащих взрывам, подготовка курьеров, контакты с большевистской фракцией, находящейся в изгнании в Швейцарии , финансирование леворадикальных СМИ. Под эти и другие мероприятия он просил немецкое правительство выделить 5 миллионов марок.

— Как восприняли его программу в германском МИДе?

— Весьма благожелательно. Уже 17 марта государственный секретарь МИДа телеграфирует в Государственное казначейство: «Для поддержки революционной пропаганды в России требуются два миллиона марок». Положительный ответ приходит с обратной почтой через два дня. Это был аванс. Из двух миллионов один миллион Гельфланд-Парвус  получает сразу и переводит их на свои счета в Копенгагене. Там он основал коммерческую империю, которая занимается торговыми операциями.

В том числе незаконными сделками по продаже угля, металлов, оружия в Германию, Россию, Данию и другие страны. С них он получал огромные доходы, которые оставлял в России или переводил на счета в других странах. Большую часть средств хитрый Парвус  вкладывает в создание средств массовой информации по всему миру. Они должны были настроить мир и население России против царского режима. 

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ПО ТЕМЕ:

Только после Второй мировой войны историки были допущены в соответствующие германские архивные фонды, в результате чего появились аутентичные документальные публикации, в основном дающие ответы на эти вопросы. Наиболее значительные из них: сборник "Германия и революция в России 1915-1918.

Документы из архива германского министерства иностранных дел" (сборник был подготовлен З.А.Б.Земаном и вышел в Лондоне на английском языке в 1958 году), сборник В.Хальвега "Возвращение Ленина в Россию в 1917 году" (он был издан в 1957 году, в ФРГ на немецком языке и в 1990 году переиздан в Москве на русском) и коллекция русского историка Б.И.Николаевского — в прошлом видного меньшевика, а после Второй мировой войны сотрудника Гуверовского института войны, революции и мира в Калифорнии. Борис Иванович Николаевский (1887-1966), автор многочисленных исследований по истории России в XX века, видимо, предполагал написать монографию о "немецких деньгах Ленина" и тщательно собирал материал. Занятый другими делами, он не смог осуществить свой план. Только в 1995 году в сборник ранее не публиковавшихся трудов Николаевского его составитель Ю.Г.Фельштинский включил 145 выявленных Николаевским документов (Николаевский Б.И. Тайные страницы истории. М.,1995).

ЕЩЕ ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ , ПО ТЕМЕ ИНТЕРВЬЮ АНДРЕЯ ОКУЛОВА С ПИСАТЕЛЬНИЦЕЙ :

Во время встречи с Лениным, а затем совместно с германскими сановниками Парвус определил и каналы передачи денег русским революционерам. С этой целью в том же 1915 году он организовал в столице Дании Копенгагене некое учреждение, которое получило благозвучное наименование Института по изучению последствий мировой войны. Сотрудниками этого "института" стали лица, так или иначе причастные к финансированию большевиков, а также украинских сепаратистов и некоторых других подрывных групп в России. "Институт" щедро финансировался. Тот же Ягов 26 декабря 1915 года распорядился выплатить Парвусу 1 млн. рублей (обратим внимание — на этот раз рублей, а не марок) из кассы германского посольства в Дании. Посол в Копенгагене Брокдорф-Ранцау в конце января 1916 года сообщил канцлеру Т.Бетман-Гольвегу, что Парвус возвратился в Копенгаген из Стокгольма, где передал "русским революционерам" названную сумму в 1 млн. рублей, которая "уже доставлена в Петроград и используется по назначению". В отчетах Парвуса, в донесениях дипломатов и разведчиков фамилия Ленина встречалась не часто, но подчас она всплывала в любопытном контексте. Директор германской контрразведки Штейнвакс в мае 1916 года информировал МИД, что его агент — эстонский коммерсант А.Э.Кескюла "поддерживал весьма полезные контакты с Лениным и передавал нам содержание отчетов о положении в России, посылаемых Ленину его доверенными агентами в России".

После свержения царизма германские усилия по революционному выводу России из войны усилились. Высшие должностные лица торопились решить вопрос о возвращении Ленина в Петроград. Заместитель статс-секретаря иностранных дел Бусше телеграфировал посланнику в Берне 2 апреля 1917 года: "Желательно, чтобы проезд русских революционеров через Германию состоялся как можно скорее". Затем чиновники внимательно следили за продвижением группы Ленина и сообщали о нем высшим властям.

Когда же Ленин реально вновь возглавил внутреннюю большевистскую организацию, добился, что его курс на переход к социалистической революции стал официальной политикой партии, германские службы утроили финансирование большевиков. О конкретных размерах их субсидий сохранившиеся документы данных не содержат, но, судя по тому, что большевистская "Правда", в первые недели после Февраля влачившая жалкое существование, со второй половины апреля превратилась в одну из самых крупных (и по тиражу, и по объему, и по качеству полиграфии) газет России, можно полагать, насколько щедрой была эта помощь.

СКОЛЬКО МИЛЛИОНОВ МАРОК СТОИЛА  ГЕРМАНИИ БОЛЬШЕВИЦКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ:

Деньги Ленину и его банде немецких агентов поступали траншами. Систему передачи денег осуществлял опытный финансист, обученный хитростям денежных пересылок в НИИ ПАрвуса в Копенгагине — Моисей Урицкий, он же Радомысльский, он же Райтнер.

Партийная кличка Урицкого — до сих пор на карте Тербунского района Приолымья!

 Всего же на так называемую "мирную пропаганду" Германия затратила не менее 382 млн. марок. Новый, сменивший Ягова, а за ним А.Циммермана, статс-секретарь иностранных дел Р.Кюльман с удовлетворением констатировал 29 сентября 1917 года: "Без нашей постоянной поддержки большевистское движение никогда не смогло бы достигнуть такого размаха и влияния, какое оно сейчас имеет. Все говорит за то, что это движение будет расти и дальше".

 

ЭТОЙ НОЧЬЮ ПРИШЕЛ ЗЛОБНЫЙ НЕОБОЛЬШЕВИСТСКИЙ КОММЕНТАРИЙ:

382 млн. марок.  Бумажных? Куда бы их дела большевистская банда? Серебряных?  Немецкая марка весила тогда 5,55 г серебра.
382 ооо ооо х 5.55 : 1000 : 1000 = 2 120,1 тонн серебра  : 30 = 70 примерно вагонов. Наверное золото. Золотое содержание марки было 0,358 г чистого золота382 ооо ооо х 0,358 : 1000 : 1000 = 136,756 тонн. Всего-то.
И — никаких следов в самой России, ни бумажек, ни серебра, ни золота. Ну хоть один красногвардеец проговорился бы, как немецкие — я уж не знаю что — получал.
Ни ума у вас, граждане, ни чести.  По мне так прилети какие ни то марсиане, да предложи мне 382 млн. марсианских марок, чтобы только вымести вас куда-нибудь поганой метлой. Возьму.  Если соображу, куда мне их приспособить. Талантов Урицкого лишен, увы.»

НУ , ПОДОБНЫЙ КОММЕНТ АРИЙ ПОХОЖ НА ИСТЕРИКУ  ПЛАЧУЩЕГО БОЛЬШЕВИИКА. У КОТОРОГО ОТНЯЛИ МИФ О МИРОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

Этот ночной злобный комент тезки Ульянова-Бланка требует ответа!

Во первых из 382 млн марок в Россию поступило лишь 52 миллиона. Остальное ушло в страны, где тоже потом прошли революции, по плану  Парвуса, согласованного с Генштабом Германии.

Во вторых — царские деньги тоже были валютой, как и марки… Российский червонец имел хождение по Европе, не хуже немецкой  марки. И потому марки легко менялись на рубли. Потому Урицкий привозил  из Стокгольма, куда из Берлина перенаправлялись марки Кайзера на революцию – уже наши рубли.

Большая часть всех поступающих траншей выделялась:

На подкуп и избавление из лагерей под Мурманском и Пермью десятков тысяч военнопленных австрийцев и немцев, ведь и прибывший в Россию из Германии опломбированный вагон с большевиками, работал под прикрытием Международного Красного Креста,  и по соглашениям между Берлинским и Московским  Комитетами МКК. А ведь только в результате Брусиловской операции пленных немцев оказалось более  45 тысяч человек. Миллионы шли на перекупку и интернирование в Германию десятков тысяч пленных. Значительная часть австрийских солдат наводнила большевистские Интербригады.

На организацию братаний на фронтах. На издание «Правды», «Известий», на листовки и прочий пропагандистский материал. На разложение Российской Армии изнутри – на пораженческие настроения в массе серых солдат, недавних крестьян, на печатание листовок и газет большевистского толка, во имя победы немецкого оружия. Большевики «перекупили» победу русского оружия и в итоге заключили позорный Брестский мир. Это тоже были миллионы денег во имя пораженчества и предательства русского оружия на немецкие средства.

После свидания в Швейцарии Ленин не хотел больше лично встречаться с Парвусом. Он направляет в Копенгаген вместо себя своё доверенное лицо — Якова Ганецкого.
В Копенгагене Парвус создаёт коммерческую экспортно-импортную компанию, назначив её управляющим именно Якова Ганецкого, связника Ленина. После "октября" 17-го года Ганецкий будет назначен Лениным заместителем Главного комиссара Государственного банка…
Контора, которую возглавил Ганецкий давала возможность отправлять своих людей под видом "деловых партнёров" в Россию для создания подпольной сети.

В то время в Петербурге уже лидировали Парвус и Троцкий. Оба были бойкими журналистами. Каким-то образом  (немецкими деньгами) им удалось взять в свои руки две газеты — "Начало" и "Русскую газету". Скоро тиражи этих  пораженческих по духу изданий при символической цене в одну копейку выросли до одного миллиона экземпляров.

Из воспоминаний Парвуса: "Ленин сидел в Швейцарии и писал статейки которые почти не выходили за пределы эмигрантской среды. Он был совершенно оторван от Росии и закупорен как в бутылке. Я развил ему свои взгляды. Революция возможна в России только при условии победы Германии" На немецкие громадные вложения в русскую революцию…

Немалая часть денег  шла на подготовку и проведения митингов, забастовок и стачек. За выстрел из ружья во время организованных в Петрограде волнений, платили по 10 рублей, за невыход рабочего на предприятие – по 5 рублей…

Таким образом между Стокгольмом и Петроградом активно налаживаются "коммерческие связи". Через каталоги предлагаемых товаров агентами Парвуса передаются секретная информация, написанная невидимыми чернилами, в том числе указания Ленина из Цюриха. Но главной задачей этих фирм явилась прокрутка денег, которые Парвус получали из Германии для партийной кассы большевиков. Зачастую это были фиктивные кредиты под сделки, которые практически никогда не осуществлялись.
В Копенгагене Парвус особенно сближается с немецким послом в Дании графом Брохдором Брассау. Этот утончённый аристократ становиться личным другом Парвуса и его главным лоббистом в Берлине. С 1922 по 1928 год граф будет послом Германии в Советской России.
Александр Парвус рождал идеи легко и просто. Так осенью 1915 года он передаёт графу новое предложение. По дипломатическим каналам тот переправляет его в Берлин. Это было описание некоей финансовой операции. По словам её автора, германии она обойдётся недорого, но приведёт к большому обвалу курса рубля в России. Этой финансовой провокацией Парвус хотел повторить свой успех 1905 года.
Предложение заинтересовало. И Парвуса немедленно приглашают в Берлин для консультации. Тогда же он обещает организовать в России крупную политическую стачку. Он получает 1 миллион рублей в канун 1916 года.

Грандиозность его хитроумного плана была в том, чтобы разрушить оборонное сознание. Тысячи оплаченных им газетчиков, даже депутатов государственной думы злорадствовали по поводу поражения собственной армии, во время успешных наступлений кричали что война "позорна и бессмысленна". Он стал первым автором по политтехнологии по превращению отечественной войны в гражданскую.
Интерес МИД Германии вновь возник к Парвусу после февральской революции. Надо было спешить. Временное Правительство продолжило войну с Германией, подтвердив союзнические обязательства перед Францией и Англией. Тогда же против Германии выступили и Соединённые Штаты Америки.
Финансирование для Парвуса снова было разморожено. Для осуществления плана Парвусу был необходим Ленин. Но не в Швейцарии, а в России…
Германские высокопоставленные деятели совместно с Парвусом разработали план переправки Ленина в Россию. Маршрут проходил через Германию. По законам военного времени, граждане страны противника при пересечении границы должны были быть немедленно арестованы. Но по личному распоряжению кайзера для Ленина и его сподручных, российских подданых, было сделано исключение.

Сразу после переворота Ленину перевели ещё 15 миллионов марок для его поддержки — ведь правительство большевиков не пользовалось популярностью у населения.
Тогда же начались переговоры о мире с Германией. Жесткие территориальные претензии Германии вызвали бурную реакцию в российском обществе. Даже соратники Ленина посчитали принятие таких условий опасным. Ленин настаивал на заключении мира на любых условиях: "У нас армии нет, а страна у которой нет армии должна принять неслыханно позорный мир!"

Схема получения денег, по данным следствия, была следующая: Парвус передавал их главе Заграничного бюро РСДРП(б) Ганецкому, последний перечислял своей двоюродной сестре Евгении Суменсон, Суменсон же снимала со счетов и передавала представителям партии, главным образом присяжному поверенному М. Ю. Козловскому. Деньги переводились из Берлина через посредство акционерного общества «Дисконто-Гезельшафт» в стокгольмский «Ниа Банк», а оттуда в «Сибирский Банк» в Петрограде, где сальдо счёта Козловского в июле составляло более 2 000 000 рублей.

Деньги в Россию на революцию шли траншами с разных международных Фондов и организаций подрывного толка.

После опубликования Земаном и Шарлоу документов, связанных с Парвусом, фирму рассматривают как часть схемы, совмещавшей финансирование большевиков с личным обогащением Парвуса, при которой:

Средства из Берлина переводились на счета фирм Парвуса в «Ниа Банкен» (Стокгольм) и «Ревизионсбанк» (Копенгаген).

Средства эти использовались частью на политические цели (главным образом печатание пропагандистской литературы), частью же шли на закупку немецких медикаментов и хирургических инструментов по льготным ценам (не считая тех, которые попросту присваивались Парвусом).

Последние продавались, причём 1/3 доходов переводилась в банки Скандинавии, остальное шло на счета Ганецкого («Московский коммерческий банк» и «Частный коммерческий банк») и Суменсон («Сибирский банк», «Азовско-Донской банк»)

Одним из документально установленных каналов немецкого финансирования большевиков являлся швейцарский социал-демократ, уроженец Германии и агент германских и австрийских спецслуж КАРЛ МООР. Летом 1917 г. он передал большевикам 32 837  долларов USA из сумм Германского МИДа под видом «займа» якобы из капитала, полученного в наследство.

4 янв. 1921 г Эдуард Бронштейн,  известный немецкий социал-демократ  опубликовал в центральном органе германской социал-демократической партии газете «Форвертс» статью «Тёмная история», в которой сообщил, что ещё в декабре 1917 года получил утвердительный ответ от «одного осведомлённого лица» на вопрос, давала ли Германия деньги Ленину; по вновь же полученным им сведениям, большевикам было выплачено более 50 миллионов золотых марок. Впоследствии он сообщил, что сумма ему была официально названа во время заседания комитета Рейхстага по внешней политике. В ответ на поднявшуюся в коммунистической печати кампанию о «клевете» Бернштейн предложил подать на него в суд, после чего кампания тотчас прекратилась. Дальнейшее расследование, как и всякие публикации на эту тему, были свёрнуты из-за необходимости для Германии тесных отношений с Советской Россией[

1 апреля 1917 года Министерство иностранных дел в Берлине обратилось в Министерство финансов с просьбой об ассигновании («дальнейших») 5 миллионов марок для расходов «на политические цели» в России.

3 июля статс-секретарь Циммерман телеграфировал германскому послу в Берне, что дезорганизация русской армии увеличивается, и что «мирная пропаганда Ленина становится всё сильнее и его газета „Правда“ печатается уже в 300000 экземпляров».

Появление сведений о связях Ленина с немцами встревожило последних, и германский посол в Копенгагене Брокдорф-Ранцау требует «категорически опровергнуть» эти сведения; в ответ он получает телеграмму: «Подозрение, что Ленин является немецким агентом; категорически опровергнуто по нашей инициативе в Швейцарии и в Швеции. Таким образом, впечатление, произведённое этим сообщением, уничтожено».

29 сентября 1917 года статс-секретарь Кюльман пишет в главную квартиру об успехах немецкой политической работы в России: «Наша работа дала осязаемые результаты. Без нашей непрерывной поддержки большевистское движение никогда не достигло бы такого размера и влияния, которое оно имеет теперь. Всё говорит за то, что это движение будет продолжать расти».

Снабжение Ленина продолжалось после Октябрьского переворота: 8 ноября (н. ст.) 1917 года германский посол в Стокгольме Люциус телеграфировал в Министерство иностранных дел: «Прошу прислать 2 миллиона из сумм военного займа для известной цели», а 9 ноября статс-секретарь Кюльман писал статс-секретарю Министерства финансов: «Имею честь просить Ваше Превосходительство отпустить сумму 15 миллионов марок в распоряжение Министерства иностранных дел на предмет политической пропаганды в России». В тот же день офицер связи при германской Главной квартире телеграфирует в МИД: «Победа советов рабочих и солдат желательна с нашей точки зрения»

15 декабря посол в Стокгольме Люциус телеграфировал в МИД: «…Воровский допускает, что германский отказ (в помощи) может иметь результатом падение большевиков»

В результате германская помощь большевикам продолжалась. Как отмечал впоследствии генерал Людендорф: «Надежды, связанные с посылкой Ленина, оправдались. Политическое руководство и военное командование действовало в 1917 году в согласии».

По широкоопубликованным в современной немецкой печати (последняя публикация — в журнале «Der Spiegel» в декабре 2007) сведениям из открытых источников германского МИДа, российские большевики получили от германского министерства иностранных дел ( Auswärtiges Amt) только в течение четырёх лет — с 1914 и до конца 1917 г. средства для свержения российской монархии — в виде наличных денег и оружия — на сумму в 26 млн. райхсмарок, что соответствует сегодняшним 75 миллионам евро

Д-р ист. наук, Игорь Фроянов профессор , , занимавшийся вопросом немецких денег, высказывался, «что немецкие деньги, конечно, были, но основной их (денег) поток шел не по немецкой линии: немецкие деньги служили лишь своего рода дымовой завесой, которая прикрывала другой поток денег, идущий из  Уолл Стрит США с  от Якова (Якоба) Шиффа — главного спонсора так называемой русской революции»

Следует отметить, что Д. А. Волкогонов и А. Г. Латышев нашли в Центральном партийном архиве Института МЛД при ЦК КПСС ранее засекреченный документ, с пометкой Ленина, следующего содержания (ф.2, оп.2, д.226)95

Народный Комиссар по Иностранным Делам

(совершенно секретно)

Петроград, 16 ноября 1917 г.

Председателю Совета Народных Комиссаров.

Согласно резолюции, принятой на совещании народных комиссаров, тт. Лениным, Троцким, Подвойским, Дыбенко и Володарским, мы произвели следующее:

1. В архиве министерства юстиции из дела об «измене» тт. Ленина, Зиновьева, Козловского, Коллонтай и др. изъят приказ германского императорского банка за № 7433 от 2‑го марта 1917 года об отпуске денег тт. Ленину, Зиновьеву, Каменеву, Троцкому, Суменсон, Козловскому и др. за пропаганду мира в России.

2. Проверены все книги банка Ниа в Стокгольме, заключающие счета тт. Ленина, Троцкого, Зиновьева и др., открытые по ордеру Германского Императорского банка за № 2754. Книги эти переданы тов. Мюллеру, командированному из Берлина.

Уполномоченные Народного Комиссара по Иностранным Делам

Е. Поливанов, Ф. Залкинд

ТАК ЧТО НЕ ВСЕ СЛЕДЫ ЗАМЕЛА БАНДА НЕМЕЦКИХ ШПИОНОВ ВО ГЛАВЕ С ЛЕНИНОМ-БЛАНКОМ!

А вот освоить деньги Кайзера должна была группа эмигрантов во главе с Лениным, что отбыла в Россию в опломбированном вагоне!

Так называемый "пломбированный" вагон находился в составе обычного поезда. Интересно, что все другие немецкие поезда должны были пропускать поезд Ленина, настолько важным было для Германии это "государственное дело". Всего в "пломбированном" вагоне разместилось 33 человека.
В Германии царил голод. Зато у пассажиров спецпоезда проблем с продуктами не было.Ленин с Зиновьевым постоянное пили свежекупленное пиво. В Берлине поезд поставили на сутки на запасные пути, и под покровом ночи к поезду прибыли высокопоставленные представители кайзера. Именно после этой встречи Ленин переработал свои "апрельские тезисы".
В Швеции Ленин на встречу с Парвусом послал Радека.
Из воспоминаний Парвуса:
"Я передал Ленину через общего приятеля — теперь необходимы мирные переговоры. Ленин ответил, что его дело — революционная агитация. Тогда я сказал: передайте Ленину — если государственная политика для него не существует, тогда он станет орудием в моих руках…"
В день приезда Ленина в шведской газете левых демократов "Политикен" появилась фотография Ленина с подписью — "вождь русской революции".
К этому времени Ленин уже десять лет находился вне России — в эмиграции, и на родине его едва ли кто-нибудь помнил, за исключением некоторых товарищей по партии, так что подпись эта была абсолютно абсурдна. Но… так "работал" Парвус.
По заданию Парвуса Яков Ганецкий режиссировал грандиозную встречу Ленина на финляндском вокзале в Санкт-Петербурге — с оркестром, с цветами, с броневиком и матросами-балтийцами.
В Берлин ушла срочная "шифровка": "..Въезд Ленина в Россию удался. Он работает полностью по нашему желанию…"
На следующий день Ленин выступил с "апрельскими тезисами".
 В этих "апрельских тезисах" была программа и тактика на полное уничтожение и разгром всей государственной системы до основания.
Уже в первом пункте тезисов содержиться призыв к так называемому "братанию" с противником. Удивительным образом "братание" совпадало с приостановлением боевых действий германской стороной. Начиналось повальное дезертирство.
После приезда Ленина в Петроград немецкие деньги в большевистскую кассу полились рекой. Парвус лихорадочно обменивается телеграммами со своими агентами.

Те листовки и лозунги, которыми Ленин во время июльского путча 1917 года хотел взбаламутить столицу России Петроград, все они вышли из под пера Парвуса.
Целью большевиков во время беспорядков в июле 1917 был захват контрразведывательного Управления генерального штаба. Именно здесь сосредоточились документы и переписка лиц, изобличаемых в сношении с неприятелем. Контразведкой без согласования с временным правительством была организована "утечка" компромата в прессу. Временное правительство вынуждено было возбудить расследование по обвинению большевиков во главе с Лениным в государственной измене и организации вооруженного мятежа.
Из показания свидетелей: "Большевики платили за забастовочный день больше чем за рабочий. За участие в демонстрации и выкриковании лозунгов от 10 до 70 рублей. За стрельбу на улице — 120-140 рублей."
Поступавшие из Германие деньги направлялись в "Сибирский" и "Русско-азиатский" торговые банки. Главными распорядителями этих денег были родственники Ганецкого.
 Сидя в своих роскошных поместьях, в бриллиантовых запонках, Парвус отплачивал революцией стране, которую ему было не жалко, которую он ненавидел. Но для себя он оставлял кусочек совсем другого мира.
Из показания свидетелей: "В Копенгагене мы пошли к Парвусу. Он занимал особняк, имел автомобиль, был очень богатым человеком, хотя и социал-демократом.
Все обвиняемые по делу о государственной измене были выпущены под крупный денежный залог.
Между тем Временным правительством планировалось подписание сепаратного мира с Австро-венгрией, Турцией и Болгарией, но не с Германией. Была назначена дата на 8-9 ноября. Такой вариант развития событий лишал Ленина его главного козыря в борьбе за власть, а Парвус должен был дать ответ МИДу Германии за напрасно потраченные деньги.

 В этой истории Парвус, подобно кукловоду, дёргал за ниточки, марионеток, разыгрывавшими придуманный им спектакль, который мы всё ещё называем "революцией".