«…Няхай все останеться, как анадысь!»

"НИЧАВО НЕ МЕНЯТЬ! "

Коллеги из Воронежа подкатили к моему дому в скучный и жаркий  полдень. Очередное отключение воды в Тербунах опять пришлось на жару, потому предложение земляка воронежца А И Ревунова из РТР поехать в Урицкое и снять сюжет о переименовании села вывел меня из состояния задумчивости, в ожидании струйки воды в ванной..
Ехал в полной уверенности, что опять будет "каша", как в прошлый визит телевизионщиков…
Сплошные колебания: а вдруг чего то не то, в этой затее с переименованием? Как бы чего не вышло…
Примерно так рассуждает большинство жителей некогда большого, казачьего поселения.
Накануне я нашел в "Российской газете" статью в тему. Она родилась после визита в наши пенаты коллег из Рен ТВ. 
А потом из Липецка нагряшуло местное ТВ: http://gorod48.ru/news/46863/video/
Вот она, вся проза жизни:
НЕХОРОШАЯ ФАМИЛИЯ
Нужно ли возвращать селу Урицкое старое название?
11.08.2011, 12:10 
Дмитрий Кузьмин убежден - с новым названием на селе начнется новая жизнь. Фото: Тимур Стрелецкий
Дмитрий Кузьмин убежден — с новым названием на селе начнется новая жизнь. Фото:и текст  Тимур Стрелецкий

Жители села Урицкого, что в Тербунском районе Липецкой области, хотят провести референдум, чтобы переименовать свое село и избавиться таким образом от "негативной ауры".

Они уверены — все деревенские несчастья происходят из-за названия, которое населенный пункт получил в честь коммуниста-революционера, председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого. Вместе с тем у жаждущих переименования сельчан немало оппонентов.

…Нынешнее село Урицкое известно со второй половины XVII века и сначала называлось то Алымец, то Олымчик — по названию протекающей здесь реки. Более трехсот лет назад оно получило название Царево, причем, если верить преданию, — по царскому велению. По легенде, местные жители помогли Петру I выбраться из болота, и тот в благодарность за оказанную услугу окрестил село монаршим именем.

После убийства летом 1918 года председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого большевики волевым решением постановили — село должно носить имя коммуниста-революционера.

— Чем прославился этот человек — проведением расправ, расстрелов, созданием системы заложников? Его преступления тяжким проклятием легли на наше село! — горячится директор местной школы Виктор Дорохин. — Имя палача народа на карте — это позор.

Движение за переименование села Урицкого в Царево возглавил Дмитрий Кузьмин — человек, удивительно похожий на императора Всероссийского Александра III. К сходству он относится с юмором, хотя не исключает, что на самом деле является родственником Романовых. Мол, неподалеку расположено село Борки, где находилась усадьба родного племянника Александра III, двоюродного брата Николая II Великого князя Андрея Владимировича Романова.

Впрочем, выступать за название Царево Дмитрия Кузьмина заставляют вовсе не умозаключения про родственные узы с домом российских самодержцев. Он хочет восстановить историческую справедливость и "снять порчу с села".

— Печать Каина лежит на нашем селе с этим названием — Урицкое, убрать его необходимо немедленно, — уверен Кузьмин. — Покойный архимандрит Серафим сказал так: "пока село будет носить имя кровавого деспота Урицкого — у вас будут убивать, вешаться и прочие несчастья будут происходить". Его слова сбылись полностью — у нас и убивают, и вешаются, и сгорают, и на перекрестке аварии то и дело происходят…

— Мы даже не знаем, кто он такой, этот Урицкий, я у многих спрашивала, — говорит местная жительница Раиса Беркунова. — ЧП без конца по селу идут — то там, то здесь что-то нехорошее происходит. Я с батюшкой говорила, он сказал: "Очень много негатива на селе, очень много". Село надо переименовать так, как называется приход — он у нас Царевский, — тогда все у вас уладится.

Сторонники переименования рассчитывают, что новое название резко улучшит еще и инвестиционную привлекательность села. Они считают, что сейчас одно имя Урицкого отпугивает бизнес, но как только название изменится — в село пойдут "царские" инвестиции.

Впрочем, активных противников названия Царево в селе тоже хватает. Согласия нет даже среди родственников. Главным оппонентом идеи выступает двоюродный брат Дмитрия Кузьмина — Сергей Кузнецов.

— Все эти переименования связаны с затратами огромных народных средств, а их и так не хватает, — уверяет Кузнецов. — Ведь придется менять карты, штампы, печати, вывески, а оплачивать расходы будут не те, кто возбуждает эти вопросы, а народ.

— Если власть не может создать рабочие места, то я сомневаюсь, что от переименования произойдут коренные изменения. Это все обещания, все обман, — считает учительница Галина Сергеевна. — У нас в сельхозпроизводстве женщине трудоустроиться практически невозможно, зарплаты ничтожные. А вообще, когда мы обсуждали этот вопрос с учениками, мне резануло слух высказывание двух одиннадцатиклассников, они сказали: "Вы что, хотите, чтобы мы и эту Родину потеряли?" Понимаете, для них Урицкое — это Родина, и они никак не связывают ее с чьим-то именем.
Выяснить хотя бы приблизительное соотношение сил помогло анкетирование населения — из ста двадцати респондентов 75 высказались за переименование, остальные выступили против или сказали, что им все равно.

— Я не понимаю, как человеку может быть безразлично название его пусть и малой, но все же родины. Жители села называют себя "урицкие", не понимая, что отождествляют себя с фамилией Урицкий. Сказать "я — урицкий", "мы — урицкие" все равно, что сказать "я — Джугашвили", "мы — Джугашвили", но это же не так, — удивляется председатель Тербунского районного краеведческого общества Александр Елецких. — По данным за 1904 год, в Царево проживало около пяти тысяч человек, сегодня в Урицком — менее тысячи. Много жителей этого села пострадало от репрессий, десятки семей высланы в Сибирь как кулацкие элементы. Разве этих аргументов недостаточно?

— Наивно считать, что назовем село Царево — и сразу заживем как в сказке, — возражает глава сельсовета Людмила Богатырева. — Что касается количества несчастных случаев, то как-то особенно наше село в районе не выделяется.

Окончательно закрыть вопрос сможет сельский референдум. По словам Людмилы Богатыревой, глава Тербунского района Сергей Иванов в курсе инициативы сельчан и в качестве возможной даты для проведения голосования предложил март 2012 года.

Но подготовка референдума — процедура довольно долгая и хлопотная. По Закону "О наименованиях географических объектов" предложения о переименовании населенного пункта могут вносить органы власти, общественные организации, предприятия и просто отдельные граждане страны. В пояснении необходимо обосновать, зачем меняется название плюс приложить смету затрат. Предложение рассматривается местными органами власти и в случае одобрения выносится на суд граждан.

Кстати

Подобный референдум состоялся 8 октября 2006 года в Чаплыгине Липецкой области. Однако на вопрос о возвращении городу исторического названия Раненбург жители ответили отрицательно — "за" высказалось только 37 процентов проголосовавших. Правда, Ранненбург и Урицкое -имеют  явно не славянские и не православные корни..  

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

В село въехали под гул большегрузных машин. Мост, река  Олымчик утонули в зарослях.

Все обочины были щедро, как и в былые времена, усеяны зерном. Видимо, большой урожай вырастили здесь местные, уцелевшие хлеборобы…

У СДК нас ждали В.Н. Дорохин, историк, и еще несколько жителей второй и третей сотен села: по казачьи Царево поделено на сотни.

Поехали вереницей из автомобилей — к фронтовику Кузнецову, он в войну бомбил Берлин …и потому , видимо, в год 70 летия начала ВОВ – победитель над фашизмом —  живет в доме, с текущей, и давно требуемой ремонта крышей. Вот же  поди ты: осталось в районе негусто фронтовиков ,- по пальцам одной руки в селе каждом можно перечесть, а маются в домах, где требуется не только ремонт, но и настоявшие участие, забота и внимание районного руководства…

Боевой летчик высказал свое мнение воронежским коллегам в это  раз менее категорично : «Можно и переименовать село, только у него было первоначально название Алымец. А Царево – это не надо, потому как царя скинули»,

 Дополню фронтовика: Скинули царя не по христиански, жестоко…Вместе с семьей – скинули, поколов штыками трупы детей…И разведя на костях царской семьи – не погребальный костер…

Подошли православные старушки. Им нужно было, судя по их фразам, срочно вернуть Царевскому приходу и их малой  родине — старое название .

Разговор опять уперся в цену переименования.

Короче, как сказала одна старушка: «Нехай все буде, как анадысь!- Ничаво не менять!»

Вспомнил, как лихо переименовали Ленинград – в Петербург.

И все. На этом процесс застопорился…

Рядом с конторой, где мы поджидали главу администрации  села Урицкого – в эти часы мужики медленно строили местное пожарное отделение, вернее – перестраивали под него здание бывшей колхозной конторы. Мичуринский гибрид пожарки и конторы выходил со скрипом.

Местных строителей, судя по комментариям – волновали не исторические экскурсы, а почему они второй месяц не получают зарплаты, и почему к ним начальство из Липецка и Тербунов – глаз не кажет.

Не обошлось  в обмене мнениями — без русского мата, грубых оскорблений всех, кто хочет чего то там поменять.

Начали спрашивать: а Вы в курсе почему и кто дал селу название? Народ даже не знал – кто такой этот Урицкий.

-Вам нравится Моисей Соломонович Урицкий? – спрашиваю строителя, без майки,  и с загаром сочинского туриста.

-Что??? Пошел ты с этим Соломонычем Моисеем – в Израиль! – зло сказал строитель с голым торсом. И добавил: «Моисея — в Израиль, а Урицкое — нехай остается!»

Глава администрации села сказала в микрофон что-то расплывчато и неопределенно. Типа – будут деньги, будет и разговор. А пока – инициатива типа наказуема и мы люди здесь — махонькие, от нас ничего не зависит…-Да тяжело сейчас, какая там инициатива и референдум! -Глава вспомнила, как на объявленный субботник — наводить порядок на кладбище кроме ее работников — никто не пришел…

-Тут сами себе порядок не могут навести, не до Референдума! — глава пошла своим путем, мы — своим…

Везде мы слышали упования на плохую жизнь и дороговизну новацийи модернизаций.

-Какие там модернизации! Вон — туалет  при вокзале Тербуны закрыли — модернизировать некому, вы там в Тербунах работайте, а мы в Урицком — сами разберемся, чего здесь нам менять! — таков был среднестатистический ответ на вопрос о переименовании.

И при этом всегда добавлялись расчеты про то, как сложно и дорого переименовать село.

Мир вокруг поражал своей трагикомичностью. Восемь большевиков , из них один житель Царево переименовали на партсобрании село с 4 тысячным населением, дав ему партийную кличку палача русского народа.

И теперь этот же русский народ, выродившийся в размерах конкретного села более чем ВТРОЕ – приценивается: сколько стоит – вернуть селу многовековое название?

Тем более, если ему, как этим пожарникам – два месяца вообще ни копейки не платят!

Так и умрет, лет через 30-40, если ничего не получится – село Урицкое, бывшее Царево. Отнесут его на седьмую сотню» — так именуют царевцы свое кладбище, на горе, у храма Дмитрия Салунского, что как обглоданный скелет – весь в сгнивших лесах.

В осенний сезон страшного большевицкого года объявления красного террора и года  переименования Царево большевиками в селе с 4.273  жителей шести сотен хозяйств —  родилось 177 младенцев.

Ныне в школе села Урицкое – 75 детей.

С этого года должность директора школы в Урицком упразднена…

И скоро, не за горами – остаток жителей снесут на «седьмую сотню» так иронично называют жители вымирающего села свое кладбище, над рекой Алымчик.

И появившись, как Алымчик, оказавшись в жизненном  расцвете, как Царево – село , лет через тридцать — вымрет , под партийной кличкой руководителя Питерской ЧК.

Остатки жителей  разбегутся окрест: кто в Москву, кто на шахты, кто в Тербунскую зону…

И забудется  нынешнее время,  по 108 долларов за баррель нефти главного  бренда , при котором строителям местной пожарки – два месяца не платили заработную плату.

И от домика уцелевшего фронтовика Кузнецова, что прозябает под текущей крыше – тоже , увы, ничего не останется.

 И зарастет крапивой и полынью, покроется травой забвения берег Олымчика, где некогда теплилась жизнь…

Мы выезжали из Урицкого, но тормознули для верности,  на прощание  остановились у дорожного знака, недалече от древнего, полуразрушенного храма.

В разгаре месяц – кормовик…Неугомонная тыква  из ближнего огорода вылезла, выметнулась плетями —  на самый асфальт. Дынька с баскетбольный  мяч рыжела,  выпирала, отдавалась в памяти, как эхо Олимпиады в Шеньжене…

Одинокий шмель сиротливо гудел о приближении первых, августовских утренников.

Телевизионщики снимали отрезки для монтажа ТВ программы  на фоне знака, повторяя  монолог о том, что наивные Урицкие жители думают, что переименование снимет часть проблем, но в бюджете нет средств на референдум…

Мимо проносились большегрузные машины. Вывозя из вымирающих русских деревень крестьянское — некогда , ныне — инвесторское зерно, коим были щедро усыпаны обочины.

На излете июльской жары,  где то в стороне Малых Борок  вяло погромыхивало, заходили тучки.

Природа жила своими делами, не помышляя – как обзовут эти дичающие просторы новые хозяева жизни.

  А ЕЛЕЦКИХ,

Журналист –международник, Председатель ТРНКО «Восхождение»

Фото Г. Филатовой.

Информация к размышлению.

ЧЕМ ЗНАМЕНИТ МОИСЕЙ СОЛОМОНОВИЧ УРИЦКИЙ — РАДОМЫСЛЬСКИЙ, РАЙТНЕР:

Изначально в семье его готовили, как будущего раввина.

Но стал Моисей профессиональным революционером террористом.

Сидел в тюрьме, в Киеве сам начальник тюрьмы попал под влияние этого хитрого зэка и скоро потекли в тюрьму деньги, и заключенные имели неслыханные послабления: их в праздники и выходные отпускали погулять по Киеву…

После приезда из Турции и переговоров с Кайзером Германии — Александр Парвус — несколькими траншами получал десятки миллионов марок на проведение госпереворота в Российской Империи. Так как у Ленина были немецкие корни, то именно мюнхенскому эмигранту Ульянову выпала роль- организовать и  провести  госпереворот на деньги Германии — врага России в Первой мировой. Ленин с задачей справился: в итоге был заключен  Брестский мир и Россия лишилась больших территорий, а Армения — части Древнего Айастана, они отошли к Турции, куда в итоге снова приезжал А. Парвус…

Главным помощником А.Парвуса в переправке денег за рубеж, в северную столицу России — для нужд ленинской немецкой агентуры, стал Моисей Соломонович Урицкий.

Он примкнул к большевикам, выйдя из партии меньшевиков: запахло миллионами Кайзера и он уже сильно активничал, помогая Германии заключить позорный для России Брестский мир.

Деньги Ленину и его банде немецких агентов поступали траншами. Систему передачи денег осуществлял опытный финансист, обученный хитростям денежных пересылок в НИИ Парвуса в Копенгагине — Моисей Урицкий, он же Радомысльский, он же Райтнер.

Так что село на родине липецкого губрнатора — по прежнему носит партийную кличку посредника между немецкими миллионами и немецкими шпионами окружения Ленина, агентами Кайзера Вильгельма.

Террориста и предателя интересов России, что поднялся до поста председателя Питерской ЧК, но был убит страдальцем- гомосексуалистом (Канегиссером) — как месть чекисту Моисею —  за смерть в застенках ЧК —  его друга и любовника, тоже гососексуалиста и поэта, друга Сергея Есенина…

Смерть Моисей Соломоновича стала поводом для окружения Ленина объявить в России красный террор. В результате — погибли миллионы русских людей.

А вот за поэтом Каннегиссером — вскоре наступила очередь проследовать в небытие и близкого друга Лени — поэта Сергея Есенина… Смерть Есенина была загадочной, непонятной, и некоторые ищут причины смерти тоже в коридорах Питерского ЧК…