О БОРКАХ И СИРЕНИ КАРЛСОНА

О БОРКАХ И СИРЕНИ КАРЛСОНА

Карлсон этот не жил на крыше. Жил в Воронеже, в большом доме,  слыл прекрасным садоводом. На дореволюционных открытках и сегодня можно разглядеть этот сад господина Карлсона.

Но этот самый Карлсон отметился и на Тербунской земле!

Подъезжая к Борковскому замку и теперь, многие посетители замечают, что среди окружающих его зарослей часто встречаются липы, клены, даже заросли кустарника сирени. А если походить по селу и округе Борок посетитель этих мест обязательно обрати внимание, как много здесь растет сирени, иногда необычной и по цвету и по рисунку цветка. 

И окружающие заросли замка, если внимательнее присмотреться, можно понять,  располагаются они не хаотично, а имеют определенный порядок. Теперь, конечно, все это смотрится убого-, заброшено и диковато.

Когда же князь Андрей Романов начинал строить эту усадьбу, по проекту самого вельможного архитектора А.И. фон Гогена, редактора журнала «Зодчий»,  ему хотелось, что б она была единым комплексом-  красивое, даже необычное строение, окруженное парковым ландшафтом, как это было тогда принято делать. А для этого было необходимо сделать коренную реконструкцию, а точнее перепланировку пространственного окружения замка.

 Не красил новое строение и сгоревший- до постыдных руин —  от руки предыдущего умалишенного хозяина, (любителя казнить петухов на деревянной виселице перед строем ряженых ватиканскими  епископами крестьян),  громадный, старый дом,  тоже деревянный замок в готическом стиле ( историю о нем и рассказал архитектору Великий Князь Андрей) который находился неподалеку. Понадобились различные специалисты по ландшафтному дизайну, садоводству, цветоводству.

Друзья  князя Андрея Владимировича, жившие в Орловской губернии обратились к знаменитому тогда Воронежскому садоводу и цветоводу Карлсону (это не тот Карлсон, который живет на крыше). В Воронеже и сегодня есть остатки сада Карлсона.

По велению уже самого садовода к построенному замку в Борки свезли купы сирени различных пород. Наиболее интересная была Воронежская сирень Звегинцева, который жил в Масловке- махровая сирень. В свое время она получила Большую золотую медаль на Парижской выставке. Об этом писали исторические журналы и вообще, это был довольно известный исторический факт.

Новопостроенный замок тогда утопал в элементах паркового комплекса. Здесь были аллеи липовые, кленовые, сиреневые.

Сюда приезжал из Брандовки, что с ейчас исчезла, а тогда жила выселками недалеко от Малых Борок – дворянин Бранд, земляк и дальний родственник Карлсона. Отсюда он увез редкие розы, что уцелели в одном из дворов у старушки до сих пор, получив название как «Розы Бранда)…

Да, тогда вокруг Замка благоухала сирень , привлекая бабочек всеми красками! Это теперь, со временем сирень загустилась, одичала. Но исходным продуктом были махровая белая, персидская сирень, и другие культурные сорта, то есть те кусты, которые были выведены в садах Карлсона.

Оттуда же были привезены можжевельник казацкий- реликтовое растение, которое до сих пор пока здесь встречается, лиственница, которую мы тоже можем видеть. Вообще, в обрамлении замка были редкости, которые до этого ни кто не видел и не знал.

Когда уже планировка заканчивалась, Карлсон приезжал сюда и несколько месяцев жил во флигельке при замке, наблюдая, как его насаждениями обустраивают парк, по сегодняшнему говоря, принимал работу. И уже тогда садовод Карлсон платил местным крестьянам, занятых на этих работах, приличные деньги.

Внизу замка был разбит фруктовый сад. Много корней яблонь великому князю были подарены графом Шереметьевым, у которого в Набережном был большой питомник.

Но конечно же главенствующей в парке была сирень. Может, Матильде она была по душе. Да и вообще, это было очень красиво и необычно. К тому же это место само по себе реликтовое. Здесь произрастают дикорастущие растения, которые, как на Галичьей горе, встречаются с доледниковых времен. Это рябчик шахматный, шиповник Куйманский,  проломник Козо- Полянского и другие виды растений и насекомых.

Уже тогда было известно, что здесь живут шмели и одиночные пчелы, которые нигде, кроме как в Альпах не встречаются.

Сирень Карлсона стала прекрасной достойной оправой для этого редчайшего природного бриллианта.

Возможно, выродившийся сорт этой древней сирени и сегодня  можно разыскать весною, на крестьянских усадьбах, когда соловьи пронзают душу  борковчан — песнями о любви и вечности…

А ЕЛЕЦКИХ,  А. КОЛЕСНИК