Памяти Игоря Домникова — 2

ЗА ЧТО ЖЕ УБИЛИ ИГОРЯ ДОМНИКОВА? МОСКОВСКИЕ КОЛЛЕГИ И РЯД ЮРИСТОВ С БОЛЬШОЙ ДОЛЕЙ УВЕРЕННОСТИ ГОВОРЯТ: ЗА ЕГО ПУБЛИКАЦИИ О СИСТЕМЕ  ВЛАСТИ В ЛИПЕЦКОЙ ОБЛАСТИ. НИЖЕ ВЫ ПРОЧТЕТЕ ТЕ САМЫЕ МАТЕРИАЛЫ, ЗА КОТОРЫЕ ПОСТРАДАЛ КОЛЛЕГА ИЗ МОСКВЫ…

ЛИПЕЦК ОЧНУЛСЯ: ВЕСЬ В ЭКОНОМИЧЕСКОМ ЧУДЕ         
Бабушка, а почему у тебя такие холодные руки, горячее сердце и красная голова?

       …Свежее интервью с липецким губернатором Королевым: "финансово-экономическое чудо", "прорыв", "поистине революционный конец" (года). Да ну?! Так моя тетка в блаженные годы советско-китайской дружбы купила хорошенький ковер на стену, а ночью проснулась, приподнялась и упала назад со сдавленным криком "А-а!": на нее в упор из темноты смотрело громадное — размером с ковер — зеленоватое, но строгое лицо председателя Мао, выведенное, видимо, фосфором.
        Тут такая штука. В прошлом году экс-взглядовец Политковский съездил в Липецк и поразился: на выборах там не прошел старый губернатор — могучий, умный хозяйственник Наролин, державший область в первой тройке России. А с подачи приехавшего в Липецк Зюганова народ предпочел коммунистическо-комсомольскую бригаду местного красного Цицерона — Королева. Очень скоро после выборов область пошатнулась, а после дефолта рухнула в дотационные.
        Никто не знает, сыграло ли роль, что Королев при поддержке Зюганова, Строева и, увы, Лужкова стал еще и замом председателя Совета Федерации, но фильм на ТВ вдруг "сняли с эфира". Тогда-то я и поехал в Липецк и написал материал, в котором доказал себе и, судя по их письмам, липчанам, что ничего у Королева не выйдет, если он не сменит политику, команду и характер. И на тебе: на фоне разваленной страны — экономическое чудо, маленький черноземный тигр.
        И что? Запросил документы по итогам года, обзвонил знакомых липчан и успокоился — все нормально, жизнь такая же хреновая.
        
        Народ наш с экономикой на "ты", да только сам о том не догадывается. Его терминами запугали, Гайдара показали, ваучерами добили, а потом восемь лет объявляли, что начался экономический рост. Теперь никто ничего не понимает. Детей не рожают — страшно и ненадежно, но вешай им побольше цифр — поверят.
        К примеру, в Липецкой области перерабатывающая промышленность дала прибыль. Хорошо это? Да как сказать: перерабатывающая — это не производящая, ее задача скупить у крестьян товар дешевле, а продать дороже. И если б покупали у чужих, а продавали на сторону, а то ведь у себя же, своим же. Взял молоко за три, перепродал за семь. Поэтому циферки в сводках приятные, а цены на продукты в регионе, кормившем при царе пол-Европы, такие же, как в Тюмени.
        
        Как противоядие против веры в нынешние липецкие чудеса, не вдаваясь в детали, вычислим, откуда доход. Во-первых, наконец заплатил и налог, и долги Новолипецкий металлургический, решивший проблемы с главным своим потребителем — США (70% всего областного налога на прибыль. И Королев здесь совершенно ни при чем). Во-вторых, сэкономили на сельском хозяйстве — не вспахали и не удобрили перед зимой половину полей, обанкротили еще 65 фермерств, вдвое меньше закупили у своих же крестьян мяса, птицы и т. д. И, наконец, здесь действительно рост — производство водки увеличилось аж на 87%.
        Если же все же захочется узнать о реальной липецкой жизни, то лучше читать спец-цифры — они, как болевые точки на социальном теле.
        Как и год назад, при всех долларовых скачках самая распространенная зарплата у женщин так и осталась 500 руб. Еще реже — почти на 10% — стали ходить трамваи и автобусы (забиты под крышу). На 10% меньше липчане посылают теперь посылок. Булка хлеба на рупь теперь дороже, чем у соседей — Белгорода, Воронежа и т. д. Ведро картошки — 50 руб., знаменитые липецкие яблоки, которые когда-то свиньям скармливали — некуда было девать, —
        20 руб. за кг. Хлеб Липецк (!) закупает на Кубани — 140 тыс. тонн (!). Резко увеличилось количество пенсионеров, желающих трудоустроиться. Дизентерия, гонорея, педикулез (вшивость то есть, в два раза выросла за год). Еще на 7% меньше родилось, на 6% больше умерло: и теперь смертность здесь в 2,2 раза превышает рождаемость. На 13% больше стали убивать и насиловать, на 20% больше обворовано квартир, на 25% обворовано ларьков, предприятий и т.д. 90% предприятий в деревнях имеют задолженности по зарплате. Народ на четверть больше стал водки пить.
        И я настаиваю: в год "экономического чуда" под руководством зюгановского протеже жить в Липецке стало хуже, жить стало гнуснее. О чем, собственно, и говорили мне липчане без всей этой арифметики.
        …Впрочем, справедливости ради, может, Королев и искренне сам собою восторгался, а не просто врал, что случается: он в Липецке бывает крайне редко, там заправляют его ребята, которые и дают ему цифры и идейные наводки. Мол, шеф, а у нас-то с сегодняшнего дня — экономическое чудо. А как проверишь, если сам получаешь в 30 раз больше среднего (т. е. даже не обычного) липчанина? Не в троллейбус же лезть в национальном костюме народного сенатора от… не знаю уж кого, но вряд ли от азербайджанца с рынка.
        
        В липецком провале есть закономерности, свойственные нынешней системе власти вообще. В частности, мы уже выяснили, что народ часто выбирает …э-э, не себе на пользу. И что можно довести дела до ручки, но утверждать, что сотворил чудо, — ничего тебе за это не будет.
        Попробуем вычислить еще некоторые закономерности системы, взяв первые попавшиеся липецкие реалии последнего времени.
        
        Народная примета: если уж на кого-то из налоговых шишек завели уголовное дело, будь уверен — нельзя было не завести. Уже, значит, край, уже перебор. При том, что мы уже и внимания не обращаем, как многочисленная починковская братия жирует в роскошных офисах и при этом работает по принципу овчарки, которую хозяин натравливает на предмет целенаправленного покусания (благо профессионализм у этих парней никакой, можно увернуться).
        Главный областной налоговик Бербенец провернул несколько операций с квартирами, обеспечив свое семейство и некоторых боевых товарищей вроде секретарши квадратными метрами под завязку. Пользовался он фондом развития, созданным при собственном управлении, и любимыми начальством всей страны беспроцентными ссудами. Вписал к себе тестя, купил по беспроцентной ссуде квартиру, подарил дочери, себе тут же заказал 105-метровую, которую ему и "выделила" позже жилкомиссия, тесть тут же вписался обратно в свою старую двухкомнатную и ушел с головой в строительство дачи рядом с двухэтажной дачей зятя. Забавным образом строительная активность семейства совпала со строительством нового здания налогового управления. Пришлось прокуратуре заводить на Бербенца уголовное дело.
        Но, надо сказать, и до этого на многих бербенцовых подчиненных заводили, на одного районного начальника — аж три. Но все кончалось безмятежно и лирично. Здесь кончится так же — никто не сомневается. Ну жулик. Но свой.
        Тонкость же в том, что обладминистрация засыпала Министерство по налогам просьбами, письмами и ходатайствами. В министерстве, видите ли, проходит переаттестация, и липецкая верхушка требует быстрее Бербенца переаттестовать, а заодно послать на повышение.
        
        Ясно, что вокруг Новолипецкого металлургического комбината — мирового монстра — толпами ходят отечественные авторитеты. Это особая песня, в ней много куплетов вроде настойчивых попыток одной из московских групп поменять рынок в Лужниках на контроль над НЛМК. И один из важнейших пунктов — борьба за лом. Предположительно, только теневая "ломовая" экономика дает около $ 6 млн в год чистыми.
        Тем более восхитишься, узнав, что неофициально курирует ее сын управделами королевской администрации Негробова. У юного Шуры Негробова дела идут неплохо: смело проиграл, как рассказывают некоторые нищие, нервные и завистливые липчане, в один неудачный вечер 12 тыс. баксов (зарплата липецкой училки за 18 лет) в казино, хотя раньше больше 6 не проигрывал. С партнером Самсоновым они регистрировали одну за другой фирмы в оффшорной Ингушетии, снимали очередную порцию долларов на ломе, отмывали по статье "закупка сельхозпродукции", затем фирму ликвидировали или перерегистрировали, меняя руководство. А когда ввели лицензии, то папка… пардон, управделами Королева сделал ребятам одну штуку на фирму "Феррит", а потом вся папкина администрация набежала всей своей чиновничьей оравой и удавила Шуриных конкурентов — например, единственную имеющую опыт и оборудование для переработки лома старую контору со скучным названием "Липецквтормет", отобрав лицензию. Папкины друзья еще настойчиво порекомендовали всем сдатчикам лома пользоваться исключительно услугами "Феррита". И хотя суд — и не один — требует вернуть главному конкуренту лицензию, но Липецк — не Чикаго, здесь на закон не обращают внимания.
        
        Раз уж речь о конкуренции. В свое время на выборах мэра Ельца директор "Гидропривода" поддержал не того, кого надо. Больше того, "не тот, кто надо" еще и победил.
        И хотя должников в области десять вагонов и сотни маленьких тележек, хотя взаимозачет здесь едва ли не самая популярная форма расчета, но к "Гидроприводу" вдруг "начало складываться особое отношение". Началось, как положено, с комиссии, завод выделили отдельной строкой и, наконец, "предложили" провести дополнительную эмиссию акций с передачей пакета обладминистрации — "это усилит заинтересованность областных органов управления в его успешной работе". Противно в этом, что внешне все "по закону" — в море инструкций и распоряжений, выпущенных липецкими и московскими чиновниками, всегда можно найти обоснование чему угодно. И хотя и липецкому ребенку ясно, отчего такой интерес именно к "Гидроприводу", и что это банальные шантаж и месть, но попробуй докажи.
        Мы, между прочим, коснулись самой нелюбимой мною фамилии в среде придворных комсомольцев — Доровской, зам. по экономике: когда едешь по области и видишь что-то гадкое, можешь не спрашивать, кто распорядился.
        Особенно я невзлюбил Доровского после истории с двумя убитыми машиной женщинами… Стоп, дело полузакрыто, молчу. Я хотел сказать, что не полюбил его, когда узнал, как бессовестно он, бывший комсомолец и банкир, обращается с 70-летней тещей, подтверждая самые мрачные народные анекдоты на эту тему. Представьте, старуху заставил открыть круглосуточный придорожный магазин на трассе Москва — Воронеж и продавать там водку, которую теперь выпускают в Липецке страшное количество и, как говорят, много пускают налево. В том числе на трассу Москва — Воронеж. (А будет еще больше. Сейчас Доровской пытается подарить, пардон, продать за миллион рублей громадный завод "Эльта", выпускавший кинескопы, директору разливочного завода под стеклотару. Учитывая, что этот директор — сам Тюрин, криминальный авторитет и один из водочных королей страны, думаю, у них получится.)
        И, надеюсь, не подведу добрую женщину, если сообщу, что она написала все же доверенность на какого-то Саввина. Ей, понятно, тяжело управлять и магазином, учитывая, что у нее еще и ферма на 380 га.
        
        Так вот, нужно признать, что и могучий Доровской иногда совершает какие-то детские ошибки. А его не наказывают и даже не выделяют отдельной строкой. К примеру, разрешил хладокомбинату "в порядке исключения" с мая по сентябрь "в целях улучшения обслуживания покупателей… при торговле мороженым и сопутствующими товарами в киосках ОАО…" торговать без кассовых машин. Мало-мальски понимающий в российской торговле человек поднимет тут брови, расстегнет верхнюю пуговицу рубашки и скажет, помолчав: "Ну, лихой мужик. Не иначе будет старостой в камере".
        И совсем руками разведет, когда узнает, что это постановление, к тому ж еще и подложное зафиксировано под номером другого (кстати, о взаимозачетах). Но мы успокоим этого скептика: ничего с Доровским не случится. Поверьте, были у него дела и покруче, ошибки и повзрослее, а он все еще на свободе.
        Хотелось бы, к слову, скорчить кляузную морду и потребовать у Генпрокуратуры помочь липецким коллегам наказать Доровского за вступление в слишком интимную связь с липецким мороженым, да что-то не очень верится, что поможет.
        
        К сожалению, не хватает у меня способностей человеческим языком рассказать о размахе взаимозачетов в области. Вся эта несъедобная мешанина цифр, распоряжений и фамилий — это не для газеты. Этим можно стены цементировать.
        Система в сущности простая. Деньги есть, но налог предприятия не платят, а вместо него или гонят свой же товар, или какие-нибудь сельхозпродукты, купленные по странным ценам, и т.д. Иногда просто в лоб: бюджет зачитывает всю сумму долга, хотя сдано гораздо меньше. Мало интересного копаться в этой каше; скажу, что треть липчан не платят коммунальные платежи — у них совсем нет денег, а заводские администрации закупают в больших количествах мебель, видео-, аудио-, кинокамеры и т. д. Маркс велел делиться, если, конечно, Королев еще помнит, под какими лозунгами шел на выборы.
        
        Итак, мы видим сложный комплекс человеческих эмоций у тех, кто окружает автора (точнее, изобретателя) "липецкого чуда" Олега Королева. Здесь и любовь к друзьям и родственникам, крестьянское простодушие, скупая на слова и документы мужская дружба и т. д. Именно эти человеческие чувства, а не какие-то там юридические и экономические обоснования и определяют липецкую политику и экономику.
        Скептик и циник, конечно, скажет, что, мол, не надо теорий, а надо прямо сказать, что в Липецке политику и экономику определяют наглость, жадность, властолюбие и отсутствие хоть каких-то правил приличий. Что здесь двойная экономика, политика, мораль. Но мы на это возразим, что Королев и его ребята, может, ничего плохого и не хотели, а просто у них так получается. Натура такая. Не удержишься.
        

        Игорь ДОМНИКОВ
       
 "Новая Газета" №7 21.02.00

 

МАНДОЛИНА В КУСТАХ

Опознание липецкого губернатора

       Карта мира изменилась, образовался треугольник Пхеньян — Гавана — Липецк. Потому что по-настоящему в нашем “красном поясе” теперь и остался один Липецк. Во всяком случае Воронеж проголосовал за “Единство”, в Тамбове ельцинский представитель Бетин прокатил коммуниста Рябова на выборах губернатора и т. д. И только Липецкая область голосует мощно и бескомпромиссно: и депутат здесь коммунист, и по спискам за КПРФ — 40% (у “Единства” в области в два с лишним раза меньше голосов, а у “Отечества” — почти в шесть).
        Мы не раз рассказывали о сложившейся здесь малоприятной экономической ситуации и в поисках причин всякий раз упирались в областную администрацию, возглавляемую Олегом Королевым — зюгановским протеже и одновременно замом Строева, председателя Совета Федерации. Логично поэтому, заканчивая “липецкий цикл”, сказать о роли личности в истории (Липецка)

       
     
  Внешне Королев, может быть, самый приятный из политиков России. Не толстый, не тонкий, не усатый, не лысый, не громкий, не тихий, не старый, не молодой. Среди вконец охаризматевших губернаторов-сенаторов он, как гладкий камушек среди булыжников. Единственный, у кого на лице написано: не грубиян, не ломовой конь, не записной интриган; в результате можно сколько угодно слушать его плавные долгие речи, смотреть на его простое честное лицо, а уже через десять минут не узнать его, встретив в коридоре. Ибо он настолько правильный, что совершенно не запоминается.
        Это знают журналисты, занимающиеся Советом Федерации: всякий раз даже им требуется мыслительное усилие и шевеление лицом, чтобы сообразить, кто такой Королев. Это знают и телезрители, хотя о том не догадываются, а между тем они много-много раз видели Королева по ТВ, рассказывающего, например, о работе интереснейшей комиссии, которую он возглавляет, — по Скуратову. Видели, но наверняка не помнят.
        Это такой стиль: взять хоть эту комиссию — она как бы есть, но вроде бы ее и нет. Причем на какие бы Королев свои важные открытия в скуратоведении ни намекал, а интуитивно понимаешь — это не имеет ни-ка-кого значения, что-то совсем другое будет определять судьбу Скуратова — не комиссия. Ее дело — оформить, что велят. Не случайно многие знакомые депутаты и не помнят, что существует такая.
        Вот так же и сам видный отечественный политик Королев — он, несомненно, есть, но кто об этом помнит?
        …Сейчас кое-кто из читателей внутренне взъерошился: чего это журналист придирается к внешним данным: а может быть, Королев просто скромен или неартистичен?.. О, вы не видели его на выборах губернатора — орел! Липецкие дети писались со страху, когда он обещал удвоить зарплату через месяц после выборов. И, кстати, не то что удвоил, а прямо ушестерил и удесятерил, хотя и не всем.
       …Зря я сразу взял ироничный тон. Понимаете, по официальной статистике, средний липчанин теперь почти на треть беднее среднего россиянина. Притом что живет в некогда могучем сельскохозяйственном регионе, да еще имеет валютного мирового монстра — Новолипецкий комбинат.
        Но! Ведь и липецкий губернатор скромен; хотя сам он о своих доходах упорно никому не говорит, но несложно прикинуть, что, не считая льгот, казенных машин, дач, обеспеченной счастливой старости, приятного в целом московского образа жизни и незапланированных доходов, он получает около 40 тыс. руб. в месяц (к слову, липецкая училка — 7 тыс., правда, в год, а вообще средний липчанин — 14, 4 тыс. в год же. Да еще доходы липчан в позапрошлом году уменьшились на 14% и сейчас еще на 11).
       Но! При таких скромных для губернатора заработках — около полутора тысяч $ в месяц — Королев вроде бы ни разу ни на чем крупном не попался, а по нынешним временам — это почти святость. Команда его частенько попадается, но не он сам.
        И проблема-то в сущности не в том, что он плохой человек, а что просто, видимо, не годится в губернаторы. В Совете Федерации, понятно, нужны такие ребята, которым можно поручить любое ответственное дело, чтобы они его тихо похоронили. Но глава области — это другое, это как бы наоборот. Однако Королева выбрали. И это уже драма, причем не самого Королева. И рассказывать об этом нужно немножко навзрыд, а не остроумничать. Потому что при знакомстве с Липецком только и осознаешь, какой, увы, пока еще бред — свободные поголовные выборы в России.
        
      
 Поначалу-то Королев — загадка для исследователя. Некоторые его поступки настолько непонятны, что пытаешься объяснить это бог знает чем. Партийностью, например. И впрямь — прижал фермерство, например. Но это скорее исключение, никаких социалистических дел на самом деле в области нет — национализаций или чтоб бедным стало лучше, а богатым хуже. Очень даже наоборот.
        Другая версия — он человек романтический. То есть импульсивный, наивный и оттого часто выглядящий не очень умным и очень непоследовательным. Один из первых его указов 2000 г., например, выделить “103 тысячи на двухтомник прозы члена Союза писателей Бурякова В. В.”. Это не бизнес, ибо “распределить указанное издание между департаментами образования и науки и управлением культуры для последующего направления в образовательные учреждения и учреждения культуры”. И это не любовь к отечественной литературе, потому что писатель Буряков — это, видимо, что-то вроде писателя Собакина, которого я, впрочем, не читал. И вряд ли оценят этот жест “в образовательных учреждениях”, где месячные зарплаты — размером в один личный губернаторский обед в московском кафе (если с пивом). Да и с государственной точки зрения забавно узнать, что Королев выделил на борьбу с коррупцией в области прокуратуре 150 тыс., намекая, видимо, что двухтомник Бурякова В. В. не менее актуален.
       В мнении о романтизме, казалось бы, укрепляет и коммунистический бесплатный липецкий общественный транспорт. Это ведь тоже чистая романтика: какая здесь логика, если в Липецке одновременно самые большие в Черноземье коммунальные платежи: за водоснабжение и канализацию до 4 раз больше, чем у соседей, за горячую воду — в 2—3 раза. Не говорю уж, что хлеб закупается у батьки Кондратенко, и даже, по официальным данным, резко повысился удельный вес покупок продовольственных товаров. То есть липчане теперь решительно не желают покупать хрусталь и телевизоры, бросая весь свой семейный бюджет на макароны. Причем и при покупке продовольствия от мяса и колбасы понемногу отказываются (холестерин?), предпочитая тратить деньги на хлеб и картошку. И на спирт, понятно… Кстати, при росте производства водки в области на 78%(!) потребление наркотиков отнюдь не уменьшилось. (Это — в зюгановскую копилку, в гипсового Ленина с дырочкой — о достижениях ихних коммунистов по спасению нации.)
       Еще очень романтичны и трогательны отношения Королева с собственной командой, набранной из тех, кто поддержал его на выборах (а не поддержал — получи по морде — в политическом смысле). И как бы ни прокалывались королевские орлы на всяких аукционах и родственности, как бы ни валили липецкую экономику — Королев от друзей не отказывается.
       
       
Но версия о романтизме и наивности отпадает, когда осознаешь, что при полном отсутствии экономической стратегии в области Королев — хороший тактик. В сущности вся его деятельность — это лавирование, история тактических маневров. Он как черт из коробочки выскочил вдруг перед выборами и на лавине совершенно завиральных обещаний лихо объехал своего покровителя — прежнего губернатора, который именно и оказался наивным и доверчивым, как дитя. Притом что был, хоть и очень дельный мужик, но немного сатрап.
        А потом Королев без каких-либо особых интриг по замене руководителей предприятий, без всяких “перехватов инициативы” и т. д. попросту развалил прежние структуры, на которых строил экономику бывший губернатор, — все эти управления газификации, “Автодор” и т. д.
       …Возникает важный вопрос: а зачем, собственно, он эти мощные структуры развалил, а не забрал под себя? Не заставил еще более эффективно работать на пользу области? Тем более время показало — никакой своей стратегии у него нет. Как же можно без стратегии, без…
       И тут еще один вопрос-озарение, кажущийся поначалу детским: а зачем, собственно, Королев вообще выставлял свою кандидатуру в губернаторы? Какие идеи о путях для области он выстрадал, прежде чем претендовать на звание вождя?
       Ответ, по-моему, в последних “избирательных” событиях. Королев свою прессу держит жестко, здесь в порядке вещей, когда редактор газеты утром видит в номере материал, которого он не ставил; какой-нибудь главный королевский “экономист”, Доровский, например, нашлепал статейку о нарастающем липецком народном счастье и передал ее вечером прямо в издательство. И хотя сам Королев в трудные для родины времена выборов всегда скромно отмалчивается, за кого он, это можно четко определить по придворной прессе.
        На этот раз досталось старику Путину. Видит Бог, я хоть и сам не поклонник этого господина, но что сделала с ним липецкая пресса — лучше ему не читать. Его отсклоняли всей журналистской гурьбой, потом по одному отглаголили, отпадежили и бросили, жалкого, на обочине жизни. Любимая газета Доровского даже научно доказала, что Шойгу — “полумасон”, а Путин тянет и на полноценного упитанного масона. А уж что Путин — член Семьи, кагэбист, марионетка Березовского, плюс легкий свежий липецкий юмор на предмет “Путин — новый Распутин”, это даже и не в счет.
       Видимо, тепло Королев относился тогда к Лужкову с Примаковым; во всяком случае они местной прессой не менее уважались в тот период, чем даже Зюганов и умный Шандыбин (у этих с липецкими газетами свои интимно-эксклюзивные отношения).
       
        
И вдруг — результаты выборов. Ах! Поначалу, видимо, растерялись. Заметались. Кто-то из деревенских подлипецких редакторов даже написал Путину “Открытое письмо”, выдержанное в духе перемирия; мол, хоть мы вас и обзывали гнидой, но чего не бывает между джентльменами, и вот я вам сейчас постучу на наше деревенское руководство в знак полного доверия. (И постучал.) Кое-кто из газетчиков даже стал по дурости выдвигать Королева в президенты, выдав, видимо, совсем уж заветные мысли липецкого главы.
        Но скоро таковые разброд и свободомыслие были пресечены. Газеты твердо и ясно высказались в пользу молодого энергичного и.о. президента. Было тонко подмечено, что он работал в органах, т.е., человек дисциплинированный. Что он гарантирует преемственность власти. А его связи с олигархами — это сплочение всех слоев общества в единую дружную команду.
       И вот, наконец, заговорил и Королев: “Современная действительность показывает, что наше общество расколото. Необходим объединитель. В этом плане показателен пример Испании, где таким выступил умница-король. У нас на эту роль по всем меркам подходит В. В. Путин”. Вместе с тем губернатор Липецка горько отметил и неприглядные черты действительности: “Много в стране политиков, кто бежит за победителем; вчера за Черномырдиным, потом за Примаковым, теперь за Путиным. Политическое кредо таких людей понятно. В то же время в стране много настоящих профессионалов, не следующих политической конъюнктуре. Настало время, чтобы они были востребованы”.
       Королев не называл фамилий профессионалов. Но в эти дни и сам, и его пресса не без гордости стали подчеркивать, что в Липецке на глазах у всех происходит экономическое чудо (я уже писал на эту тему: Новолипецкий металлургический заплатил налоги, к чему Королев непричастен).
        …Вообще-то, даже действительно работящие губернаторы вроде новгородского Прусака или белгородского Савченко занимаются не прогрессом, а лишь выживанием. И в тех природных зонах, где не важно, какой губернатор, а сунь в землю палку — что-нибудь вырастет; у Кондратенко в Краснодаре, в Башкирском ханстве Рахимова, в Хакасии мл. Лебедя и т.д. — и там ни денег, ни счастья (у народа). И где поставили на техпрогресс, ничего не вышло, как у Чуба, вбившего ростовские деньги в производство машины, и получившего нищее казачество и нового олигарха Парамонова (которого сейчас не могут найти). И где поверили в личное гусарство (курское гнездовье Руцких) или в личную связь с космосом (темное царство Наздратенко). Везде хреновато. И если сенатор вдруг заговорит об экономическом прорыве — это или к выборам, или намек Путину — вот какой я славный пацан, дяденька, возьми меня к себе.
       Вот, по-моему, и ответ на вопрос, кто такой Королев…

Дело Игоря Домникова

 

Во вторник федеральный судья Верховного суда Татарстана Ильдус Миншакирович Гатаулин вынес приговор по делу банды Тагирьянова. Подсудимые обвинялись в 23 убийствах и 8 похищениях людей. Четверо из них — главарь банды Тагирьянов, члены банды Бабков, Данилевич и Дацко — приговорены к пожизненному заключению. Убивший трех человек Хузин приговорен к 25 годам заключения в колонии строгого режима, Казаков — к 19 годам, Безуглов, ближайший к Тагирьянову человек, спланировавший и участвовавший лично в большинстве преступлений, приговорен к 18 годам колонии строгого режима, хотя, несомненно, заслуживал пятое для этой банды пожизненное заключение. Но активное сотрудничество со следствием было учтено судьей как смягчающее вину обстоятельство.

Собственно говоря, именно благодаря признаниям Безуглова стало известно о том, что за бандой Тагирьянова «числится» убийство нашего сотрудника, редактора отдела «Новой» Игоря Домникова. К сожалению, надо признать тот факт, что без этих показаний зверское нападение, окончившееся смертью Игоря, раскрыть бы не удалось никогда. С помощью Безуглова «раскрутили» и главу банды Тагирьянова: на следствии он рассказал о том, кто заказал Домникова. Следы привели к губернатору Липецкой области Королеву и его заместителю Доровскому, о деятельности которых Игорь Домников написал цикл материалов. Выявило следствие и посредника, который был арестован, — некий бизнесмен Павел Сопот, активно сотрудничавший и с руководством Липецкой области, и с бандой Тагирьянова (Тагирьянов — друг и партнер Сопота). Но после того как Сопот начал давать показания, вице-губернатор Доровский и губернатор Королев оказались в очень щекотливом положении. Когда же были арестованы счета в двух московских банках (по данным следствия, именно на них перечислялись деньги бандитам за оказание «коллекторских» и прочих услуг) следователи почувствовали нешуточное давление со стороны одиозных чиновников Генпрокуратуры. Еще предстоит дать оценку действиям скандально знаменитого бывшего замгенпрокурора Бирюкова, который не раз тормозил следствие по важнейшим уголовным делам (например, дело «Трех китов» и проч.). В общем, тогда под жестким давлением и даже угрозой отстранения следователей от работы Павла Сопота пришлось выпустить. В дальнейшем он проходил по делу банды Тагирьянова как свидетель. Хотя даже на суде этот «свидетель» без лишней скромности признал свою роль в смерти Игоря Домникова.

Дело в том, что губернатора Королева и его заместителя Доровского очень раздражали статьи журналиста. Иски подавать было бессмысленно — ни одной ошибки или ложного факта в материалах не было, зацепиться было не за что. Да и написаны они были в таком блестящем, ироничном стиле, что любой судья просто посмеялся бы от души. Решили проблему по-другому. Использовали дружеские связи Сопота и привлекли к «разборке» с журналистом профессиональных убийц, чтобы те доставили Домникова в Липецк на губернаторский ковер. Похитить журналиста не удалось, и тогда в ход пошел молоток. После многодневной слежки (преступление было тщательно подготовлено) вечером 12 мая 2000 года в подъезде собственного дома на журналиста совершили нападение. Альберт Хузин ударил Игоря три раза молотком по голове. Через 63 дня Домников умер в госпитале Бурденко, так и не выйдя из комы. В приговоре судьи Гатаулина все стадии этого убийства (от заказа до исполнения) изложены четко. К сожалению, на скамье подсудимых рядом с Тагирьяновым ни Королева, ни Доровского, ни Сопота не оказалось. А выйти за рамки предъявленного обвинения судья не мог. Но для перспективы привлечения к уголовной ответственности посредников и заказчиков судья Гатаулин сделал все и по максимуму. Он провел безукоризненное судебное следствие и вынес безукоризненный приговор. Мы не сомневаемся, что в Верховном суде России никому из тагирьяновских не будет снисхождения.

Вообще очень повезло, что это дело попало именно к Ильдусу Гатаулину, одному из лучших судей России. В Татарстане его считают самым жестким судьей, так как на его счету больше всего «пожизненных» приговоров. При этом ни один его приговор не был отменен вышестоящими инстанциями, что свидетельствует в данном случае не о жесткости, а исключительно о профессионализме судьи. Даже в деле Тагирьянова он не только вынес четыре пожизненных приговора, но и выпустил на свободу с условными сроками четырех самых молодых участников банды, которые не участвовали в убийствах. Это право карать и миловать, руководствуясь только законом и своей совестью, — привилегия, которую кто-то из судейского корпуса России сохранил.Следователи, положившие годы на это дело и отработавшие его с высочайшим профессионализмом, приговором были удовлетворены. И дали понять: дальнейшая работа по эпизоду об убийстве Игоря Домникова продолжается. Продолжим и мы.

Елена Милашина

ИГОРЬ ДОМНИКОВ О ГУБЕРНАТОРЕ КОРОЛЕВЕ:

Вот Вам и ответ, кто такой Королев, в чем его тактика и стратегия (а она-таки есть). Тут просто надо встряхнуться, сбросить все слова и лозунги, исходящие из липецкой администрации, и посмотреть прямым незамутненным детским взглядом на губернатора. Во-первых, здесь нет принципов или убеждений — ни в политике, ни в экономике. Кроме одного: экономикой, а, главное, финансами занимаются только мои люди. И нет партийности, а только ориентация на реальную власть, если она сильная. И нет ответственности перед людьми (как в случае с выборными обещаниями). И нет ответственности интеллигента перед истиной (рассказы о “липецком экономическом чуде”). И принципиальность всегда ситуативная — если безопасно и выгодно. И ясный взор пионера, и незапоминающиеся обтекаемые речи, и слишком хорошие стерильные манеры… Вот! Это же старый знакомый до боли тип инструктора горкома партии.

       И в момент, когда мы вспомним те лица и скажем себе, что плоскостопие, косоглазие и руковождение — болезни плохо излечимые, все станет на свои места. Конечно же! Королев — скрывавшийся инструктор горкома, то есть человек, вся жизненная стратегия которого сводится к простой вещи — выжить в кресле. Именно под это все и строится. Отсюда — чего хочешь: и миролюбие, в смысле чтоб не трогали, и преданность в глазах, и развал хозяйства при провозглашаемых победах. И хорошая интуиция на то, что нужно в данный момент хозяину (отсюда и точные лозунги для народа, когда шел в губернаторы, в отличие от своего соперника — хозяйственника). И специфическое честолюбие — не чтобы дело шло хорошо (как у Лужкова или Наролина), а, главное, чтобы думали, что оно идет хорошо.
        
       
Д
ело не в Королеве, конечно. Липецк его выбрал — сами и пожинают (секретари горкомов в те годы хотя бы знали цену своим мальчикам-инструкторам, что на амбразуру не бросятся, а, напротив, продадут при случае. А мы — не просто плохие психологи. Чудовищно плохие. Австралийские аборигены бы лучше проголосовали). Дело же в том, что… Если помните: ослепший Фауст, слыша вокруг себя стук и звон, думал, что это строят что-то вроде дворца для человечества. Он топал ногой, вздорный старик, требовал остановить мгновение; выбрать Королева губернатором и т. д. И не знал, что стук и звон были от лопат, которыми разная гадость рыла ему могилу.
        Вот и мы — не так же ли? Что-то беспрестанно скрипит вокруг нас. Вот что-то бормочут Королев и его команда. Что-то опять бубнит Зюганов. Чу! А вот и мастера художественного стука — Доренко и Сванидзе. И тихо шуршат под землей Березовский и еще какие-то Абрамовичи. Строят ли они новый мир? Несомненно, да. Другой вопрос: кто в нем будет лежать?
       И я спрашиваю себя с тоско
й: откуда они набежали на нас? За что? Как они находят друг друга? Что можно сделать с ними?

ОБЛАСТЬ ВЫСОКОГО ДАВЛЕНИЯ       
В Липецке ясно понимаешь, кто губит Россию. Это не коммунисты, не демократы, не журналисты, не олигархи и не чиновники

       В самолете было всего четыре человека. Я не знаю, откуда те трое узнали про Липецк. Лично я поехал в этот город из-за Александра Политковского, передачу которого о Липецке неожиданно «сняли с эфира». Когда что-нибудь «снимают с эфира» — значит почти наверняка было прямое попадание. Езжай и бери. Не к руководству же 6-го ТВ-канала обращаться? Ну сказали бы мне про нетолерантный видеоряд. Я в этом не понимаю. Я бы спросил: «А может, Политковский впервые в российской истории пытался поставить в неудобную позу губернатора Королева?». «Что вы, — ответили бы мне, — говорят же вам — видеоряд нетолерантен. Дурак, что ли?» …Словом, нужно было посмотреть самому, что там такое затаилось между Воронежем и Саратовом, в самом центре «красного пояса»
       
      
 Большой аэропорт был совершенно и неприлично пуст. И ни одной машины не было за окном. И ни одного человека. Только пустынная аллея и солнце. Ко входу подъехал маленький задрипанный автобус. В нем сидели две бабки с лопатами и лысый дед, лузгавший семечки. Цена на билет была удивительная — 2 руб. 10 коп. Бумажных денег здесь, по-моему, не знали. Или забыли. Во всяком случае, я получил сдачу с пятидесятки копейками и железными рублями.
       Дед подсел ко мне и сообщил: «Што, ептомать, за страна: ниче у нас, ептомать, теперь не выгодно. Уголь, руда наверху лежит, хлеб почти сам растет — а собирать, ептомать, невыгодно. Как так? а? ну? что?»
       Это был крепкий вопрос. Чертов липецкий дедушка мог бы вести семинар по культуре мышления для думского большинства. Он тут же, не дожидаясь моих откровений, добил тему: «Мы здесь в шестнадцатом году за месяц выпустили масла, сколько Европа за год выпускает. А при Сталине в столовой хлеб бесплатный горками лежал — четырех сортов. Нищему две копейки на день хватало, понял? Отдали, ептомать, страну засранцам, вроде тебя — с Москвы олигархам. А вас сколько? Мало вас — на три очереди хватит. Если с пулемета. А мы-то все хорошо жили. Мне хватало. Нам много не надо. Я «мерседесов», ептомать, не просил».
       Особенности Липецка: мало ларьков (их не выносил прежний губернатор), почти никакой ночной жизни вроде ресторанов и казино. А транспорт бесплатный — память о шаге в реальный коммунизм; впрочем, новое руководство тихо вводит платные маршруты. В результате подходят одновременно два автобуса № 11, но один под крышу набит телами липчан, а другой почти пуст. «Ну что вы, — сказала мне потная дама, только что вытащившая себя по частям из бесплатного коммунистического автобуса, — мне бы пришлось в месяц платить 84 рубля, а у меня зарплата 500». К слову, 500 здесь — какая-то заколдованная цифра, приобретшая половое значение: все мои знакомые липчанки получают именно столько. А цены в магазинах, между прочим, московские. И продукты тоже московские. Правда, есть и воронежские, белгородские, импортные — словом, все, кроме липецких.
       
      
 Не стану тянуть, сразу сообщу: как мне кажется, наш главный национальный секрет — Россию если кто и погубит, так это ее народ. Нелогичный, сам не знающий чего хочет, нетрезвый, не видящий на ход вперед, политистеричный, мыслящий штампами и рекламной логикой, неразумный в сущности народ, напоминающий подозрительную, но одновременно простодушную девушку, идущую на ночь к молодому человеку посмотреть коллекцию марок.
       Ровно год назад 79% липчан выбрали Олега Петровича Королева главой областной администрации (он себя называет губернатором, хотя у него нет правительства. Но я тоже буду употреблять это слово — для краткости). То есть, выражаясь строго математически, Королев — самый народный начальник в России (страна другая, поэтому Лужков не в счет).
       Мало того, Королев едва ли не самый молодой сенатор страны (1952 года рождения), да еще и зампредседателя Совета Федерации: по протекции прежнего липецкого губернатора Наролина его выдвинул мудрый и хитрый Строев, а непосредственно предложил на должность аж Лужков.
       Со стороны те липецкие выборы выглядели ясно и просто: молодая команда, следовательно, энергичная и новаторская, сместила старую команду, то есть, понятно, сволочную и партийную, возглавляемую 65-летним губернатором Наролиным, которого Ельцин дважды хотел снять с должности, потому как липчане поддерживали Зюганова на президентских выборах… Кстати, Зюганов тоже приехал в Липецк и неожиданно, как тогда казалось, выступил за молодого Королева. Так же, как и все 42 липецкие партии, включая «Яблоко» и КПРФ.
       И вот прошел год. Самый народный и молодой сенатор держался в тени, столичные журналисты как-то не замечали его, и я, честно признаю, впервые узнал о существовании такого политика из передачи ехидного Шендеровича, прокрутившего момент, где Королев крайне неудачно склонял слово «согласие». Однако падеж — дело тонкое, не показательное для российского политика.
       
      
 К моменту выборов, то есть всего год назад, Липецкая область была второй по стране (первая — Москва, третьи — белгородцы) в рейтинге качества жизни. Одна из одиннадцати недотационных областей. Со смешными — по месяцу — задолженностями по зарплате и пенсиям (а к выборам губернатор Наролин расстарался и погасил долги. Да еще увеличил зарплаты на четверть). На пятом месте в стране по объему промпроизводства на душу. Здесь, в Липецкой области, росли (!) объемы промышленного производства. Особенно производство водки и закуски — всевозможных консервов. Но и молока, и холодильников «Стинол» (к слову, переводится как «Сталь Новолипецка»)…
       Куры ежегодно выдавали на 10% яиц больше. Свиньи набирали по 65 граммов в сутки и уже физически не могли вскакивать при появлении начальства. Вообще производство основных видов с/х продукции здесь было одним из самых высоких в стране, а по картошке, зерну и яйцам Липецк «делал» весь Центрально-Черноземный район.
       Губернатор Наролин за пять лет правления газифицировал две трети области, довел дороги до почти идеального состояния, строил дома, содержал в отличном состоянии медицину, поставил несколько памятников, в том числе громадного, дорогущего клыковского Петра I. И ели свое, то есть стимулировали собственную промышленность.
       Все это происходило, напомню, в самые наши крутые кризисные годы. Каким-то почти непостижимым образом Наролин держал область на плаву, виртуозно обходя рифы вроде «черного понедельника». При этом, заметьте, он тихо сидел в своем Липецке, и никто его не видел и не слышал (сравните с соседями — саратовским губернатором-космонавтом Аяцковым, самарским Титовым, курским Руцким. У них, к слову, дела были не блестящи). Он находил общий язык со всеми — от Черномырдина до хозяев Новолипецкого металлургического комбината (к слову, Наролин так и не взял на себя комбинатскую коммуналку — этот камень преткновения всех приватизаций страны. Даже после ельцинского указания. Причем сделал это изящно: «Раз президент велел, это не обсуждается. Все будет как положено, по закону — вы везде сделаете капремонт, а моя комиссия его примет». На том переговоры и закончились, при полном, заметьте, взаимном уважении, потому как комбинатовцы совсем не дураки. Наролин, к слову, и не скрывал экономического обоснования своих действий: «А куда они, на… денутся, если я не приму? Будут содержать. Причем лучше, чем мы».
       Он утверждает, что при нем бы не случилось такой катастрофы в области после 17 августа: «Яйца по 12! В Липецке! У меня куры не вели себя, как валютные проститутки, и от курса доллара так не зависели». — «Ну и вывезли бы ваши дешевые продукты в другие области». Королев сейчас именно так объясняет, почему он цены поднял: «При мне-то не вывозили. Я секрет знаю».
       Если я правильно понял, он действовал примерно так. С июля по сентябрь, к примеру, коровы доятся особенно хорошо, молоко сильно дешевеет. Наролин брал кредит или — Бог ему судья — вынимал деньги откуда не положено, скупал все молоко и пускал в переработку — от масла до сгущенки. Реализовал это зимой, отдавал долги, всегда оставляя к тому ж вдвое-втрое больший, чем область могла съесть, запас продуктов. Оптовую торговлю он контролировал, как и объемы выброса продуктов на прилавки. То есть самовывоз из области был мал, и всегда оставалась «валюта» в виде избытка продуктов… Это ведь почти по закону первого Рокфеллера — покупай, когда дешево, продавай, когда дорого, а половину прибыли откладывай.
       Давайте только поймем друг друга правильно: жизнь в Липецке при Наролине совсем не была простой. Но она была чуть лучше, чем в других регионах. Всего-навсего. И, между прочим, чуть-чуть, но улучшились итоги «по жизни»: в 98-м, последнем наролинском году число родившихся увеличилось на 2%, меньше стали умирать и дети, и взрослые, продолжительность жизни увеличилась. Не много таких мест в России.
       …Чтобы не идеализировать: Наролин так и не справился с тракторным заводом, поздно сообразив, что липецкие тракторы уже выкинуты с мирового рынка. Не нравится мне и послевыборное самоубийство директора «Автодора», хозяина дорожного фонда области. Не слишком симпатична дорога, проложенная к охотничьему домику (где, к слову, уже был замечен новый губернатор).
       
     
  Мы регулярно и разочаровываемся в лидерах, что требуем от них несовместимого — чтоб человек нравственный, то есть в принципе не уважающий деньги, но чтоб он только и думал, как и где их наколотить для нас. Чехов-плантатор… И неумение ценить малое, отрицание его во имя нашего изумительно не оправдывающего себя «а вдруг». И полное незнание хотя бы того, как обстоят дела у соседей (в том же Ростове-на-Дону, где без всяких НАТО разрушили все, что могли. При этом губернатор получил орден). И, конечно, полный национальный провал на экзамене по психологии… К слову, до выборов Королев возглавлял депутатский корпус области и считался человеком Наролина. Во всяком случае, ездил с теми, кого потом разогнал, на охоту, ел, пил, говорил, но, как выяснилось, в душе-то все это время считал их сбродом.
       
       
На окончательном совещании по выборам, когда решали, кого выдвигать, Королев вдруг сказал, что у него умер дальний родственник, и вышел. Позже выяснилось, что он выдвинул свою кандидатуру. Потом были выборы, где Королев пообещал к Новому году всей области удвоить зарплату. И говорил загадочно, что «под него дадут деньги» в Москве, если он победит. И утверждал, что вскоре тысяча липецких тракторов будет бороздить поля знойного Бахрейна. Он говорил, что будет скромен, беден и народен. И опубликовал такой могучий список обещаний, что без порозовения щек сейчас это читать невозможно. Ни одного не выполнил.
       Забавно: хотя предвыборные страсти кипели, но, в сущности, серьезных-то обвинений не было. Главный компромат на Наролина свелся к фотографиям, где старый губернатор стоит вместе с Ельциным. И я, сознаться, так и не смог выяснить, отчего же народ так дружно голосовал за Королева. Все сводилось к ощущениям, к смутным подозрениям, к вопросу вкуса: кто красивее — лев или тигр. «Нам казалось…», «Он хорошо выступал у нас в цеху»… Так или иначе, одного из лучших, по-настоящему дельных, если судить по итогам, губернаторов России отправили на пенсию (пятитысячную. Так что не нужно слез).
       И новый губернатор привел команду, которую сам он называет «моя свора», сформированную по элементарному принципу: работал в выборном штабе — получи должность. Капитанский мостик захватила группа некогда молодых коммунистов и комсомольцев, которые, собственно, больше всех и пострадали от перестройки, не защитив власть КПСС.
       Королев держится чуть в стороне от «своры»: это ему не очень трудно, потому что все реже он появляется на исторической родине и все больше времени проводит в Москве. Говорит, что он один из восьми губернаторов не имеет своего самолета (не поясняя, что летает на самолете «Стинола»), что живет как все (в Липецке — служебный джип «Мерседес», в Москве — сенаторский «Ауди»), вспомнит и растрогается от собственной душевности, что после выборов обзвонил наролинцев и велел спокойно работать (потом всех, включая десятки начотделов, уволил). Опять поговорит о яйцах (это самое больное место губернатора. Как зациклило человека. Принял кучу постановлений по этому вопросу, а в результате, если не ошибаюсь, все свелось к тому, что «попросили больше двух ячеек в руки не выдавать»). Еще помянет недобрым словом предшественника, наделавшего долгов (не уточняя, что без его, королёвской, подписи Наролин не мог ни копейки занять. И уж тем более не поясняя, что это и была суть наролинской экономики — заставлять кредиты работать и давать прибыль). Потом опять помянет сильно недобрым словом Ельцина и Лужкова, похвалит Бог знает за что Маслюкова и в очередной раз восхитится Селезневым («удивительный человек!»). И концовка, конечно, важна: журналист должен спросить, правда ли, что Королева опять зовут не то в Брюссель, не то в Лондон. И следует ответ: в предложениях недостатка нет, но область он, Королев, не бросит, это его недруги распространяют слухи. Ах, если б знал губернатор, сколь многие в Липецке желают ему повышения! Особенно производственники, которые — даже «королевцы» — смущенно признают, что губернатор «оказался слабоват». В нейтральных кругах другой термин — «оказался несостоятельным». А врагов не цитирую.
       
       
Область фактически перешла в разряд дотационных — будем ждать только письменного оформления. Все управленческая элита области и города оказалась вдруг расколота на три враждебные группы — положение прежде немыслимое. Взята без особого торга «коммуналка» у комбината. Пенсии — отставание на два-три месяца, сельским учителям еще выплачивают отпускные за прошлое лето. Кредиты не отданы, а значит, и новые набирать будет трудно. Несколько счетов уже заблокированы. Резерв продовольствия минимален. Недопоступление налогов из области тотальное. Лекарств нет. Газификация пошла на тормозах. В сельском хозяйстве очень нехорошее состояние — к примеру, в образцово-показательной прежде Добринке производство зерна снижено на 35%, сахарной свеклы — на 48%, свиней стало меньше на 40 тысяч, дойных коров — на 800. Развалены те промышленные структуры, которые когда-то Наролин специально и тщательно делал опорными для экономической схемы области. Спорт (а перед выборами Королев вдруг стал яростным болельщиком) — в состоянии трупного окоченения. О прессе — особый разговор (возможно, мне не повезло, но я только из одной липецкой газеты вычитывал что-то дельное — из нищей, но не зависимой от странного королевского зама по идеологии Дюкарева газеты «Де-факто»).
       Справедливости ради: все это еще не катастрофа. Более того, есть и кое-что положительное. В частности, Королев удачно ввел в свою команду г-на, который когда-то был одним из главных бунтовщиков на тракторном, в частности, воевал с предложением, которое сейчас сам и проводит в жизнь: сброс всего балласта, включая людей. Но зато трактора стали выпускать.
       В театре короля «играет» свита. В реальной жизни — свита играет за короля и вместе с ним. О том, насколько продуктивна такая установка на игру, мы поговорим в следующем материале.
       
       Игорь ДОМНИКОВ
       "Новая Газета" №16 10.05.99

=========================================

 

ВБЕГАНИЕ ВО ВЛАСТЬ       
Больше года Липецкой областью правят коммунисты

       Год назад липчане без разумных оснований, а лишь по велению сердца прокатили на губернаторских выборах старого хозяйственника Наролина, который за пять кризисных российских лет без саморекламных воплей вывел область на второе место после Москвы по уровню жизни — по российским, конечно, понятиям: газифицировал область, держал дороги в порядке, платил зарплаты, пенсии… Вместо Наролина к власти пришел элитный состав коммунистов — как на подбор, как грибки от одного корня — штук двадцать бывших первых секретарей райкомов. Эти парни — сироты КПСС: десять лет назад история испортила их начинавшиеся биографии, их счастливую райкомовскую юность. И вот они вернулись во власть — лысоватый толстоватый красный молодняк. Это их реванш.
       …Впрочем, я взял слишком высокую ноту. В том-то и тонкость, что липецкая команда смотрится не так уж и плохо на фоне многих других — не проворовались всерьез, не влезли в совсем уж уголовные авантюры, не наделали смертельных экономических ошибок… Позывы есть, освоение власти идет, но пока в рамках приличий. И в сущности плевать, что они — бывшая коммунистическая гвардия, мы достаточно видели уже и проворовавшихся или вовсе никуда не годных «демократов». Но любопытно рассмотреть тенденции. Потому что, быть может, это взгляд в российское будущее.
       Пока же экономический итог — прошел год, и область уже можно вычеркнуть из списка одиннадцати недотационных регионов России. Наролинцы уверенно утверждают, что при старом губернаторе не было бы такого спада. Это похоже на правду, но проверить этого, увы, нельзя.
       Заодно уж: отчего Липецкая область входит в «красный пояс»? Да оттого, что почти треть населения — пенсионеры. Чего ж мы хотели? Порывы Ельцина уволить прежнего губернатора Наролина из-за того, что население голосовало за Зюганова, основывались на непонимании проблемы. Пожалуй, как раз сейчас, после того, как напрямую поруководят здесь коммунисты, Липецк чуть поправеет и «побелеет».

       
     
  Итак, год назад липчане выбрали губернатором председателя облсовета Олега Королева, поддержанного приехавшим Зюгановым. Наролин же пролетел из-за своей излишней разумности. Он толком и не готовился к выборам, будучи уверен, что соперников при его-то достижениях у него быть не может. Тем более успокоился, когда прочитал пятьдесят обещаний Королева народу — удвоить зарплату, снизить цены на «коммуналку», повысить, обеспечить, дать… — ребенку ясно, что это типичная предвыборная безответственная болтология. Ну а после теледебатов, где Наролин выглядел могучим и компетентным, а Королев — напротив, казалось, дело и вовсе сделано. Наролин наивно думал, что избиратели как минимум зададут себе вопрос (Королев входил в число лично приближенных к губернатору, пьющих с ним водку на охоте): чего же раньше не критиковал, не обеспечивал? Отчего столь политиканское, а не мужское отношение к жизни?
       Но слишком разумный Наролин ошибся, недооценив национальный избирательный идиотизм: мало что мы почти поголовно чудовищно некомпетентны в вопросах управления и экономики, так еще имеем смелость уверенно голосовать за то, в чем ни-че-го не смыслим. Вот и липчане проголосовали сердцем, а не головой или хотя бы желудком. А именно на липецкие сердца и работала команда Королева.
       …Забавно, что только на выборах королевцы единственный раз и сработали по-наролински — крупно, выпукло, уверенно: делать — так уж делать (в королёвском варианте — обещать, так обещать). Наролина в сущности отвергли за то, что он был хозяин (чувствуя, что он один из немногих толковых губернаторов в стране, он вел себя последние годы вполне феодально — мог по полгода кого-то не принимать, окружил себя могучими экономистами вроде своего первого зама Бородина, крепко взял под себя бензоколонки и т. д. Во всем этом был большой стиль, т. е. и предсказуемость, и надежность. Если «Липецкгазстрой» ворочал глобальный проект поголовной газификации области, то будьте уверены — сын Наролина там был замом гендиректора. Если уж великолепный специалист, старейший строитель дорог руководил богатейшим «Автодором», то он после выборов застрелился. Если уж наролинский человек попал в Совет Федерации, то он стал замом Строева, не меньше).
       А после ухода Наролина, которому удавалось и общественные дела делать, и себя не забывать (все в рамках закона), в здании обладминистрации открылась мелочная лавочка, и проиграли в результате все — и номенклатура, и простые липчане (кроме новой руководящей команды).
       
      
 Показательно: первым замом Королева стал не традиционный экономист, а руководитель по кадровым вопросам Горлов — человек с чисто советским карьерным зигзагом: филолог, ставший позже партсекретарем (как если б Гете стал зубным техником). Непонятно, какими кадрами в условиях поголовного акционирования будет он руководить, но, видимо, сильна внутрипартийная память об ордене меченосцев и о «кадры решают все». Филологический же, то есть жидко-интеллигентский, заквас сказался в том, что никогда не было еще такого раздора среди правящей элиты области. После выборов публично Королев объявил всеобщую амнистию проигравшим, но чистка началась, когда еще не засохла груда цветов в предбаннике у нового губернатора. Это был шок: липецкие чиновники и начальники мирно сосуществовали прежде при любых раскладах и на выборы шли как обычно — без боевого раскраса, без воинственных кличей, не таясь (директора крупнейших предприятий, например, шли доверенными лицами к Наролину, а их первые замы — к Королеву). Да и какая война, если Королев считался пять лет «человеком Наролина» и благодаря последнему сделал карьеру и в Москве.
       …Один только пример, как можно довести своего брата чиновника до состояния классовой ненависти. Незадолго до выборов назначили нового начальника управления культуры, и тот по правилам джентльменской этики заявил себя сторонником Наролина. Королев только и сказал ему при встрече: «Ты неправильно себя ведешь». А сразу после выборов, сообщив, что «работать вместе мы не сможем», отправил к Горлову, между прочим, давнишнему приятелю нашего начуправления — несколько лет работали вместе в обкоме. Экс-приятель сухо сказал, что не даст выходного пособия. Велел ждать. Наш управленец ждал месяца четыре. Уже подыскал себе работу где-то у энергетиков. Тут ему сообщили, что заплатят, но как консультанту, а не как начуправления, «но чтоб только тебя с Наролиным вместе не видели!». А тут случились похороны, и на них пришел, черт его побери, Наролин. А утром нашего управленца вызвал Горлов и сообщил, что позвонил куда надо и работы у энергетиков нашему управленцу не будет.
       И, конечно, вот она — подзабытая дешевая партийная показуха вроде конкурсов на замещение должностей. Странно в маленьком Липецке выбирать руководителей (это как в семье выбирать, кто будет бабушкой, а кто собакой Жучкой). Липчане не знают, где, как, когда и между кем проходят эти конкурсы, но для отчета очень годится. К примеру, нужен начальник управления хлебопродуктов. И вот таковой, победив в где-то проведенном конкурсе, въезжает с семьей в новую светлую липецкую квартиру. Горлов объявляет, что товарищ вытянул отсталое хозяйство и человек выдающийся. Позже выясняется, что его просто не переизбрали на второй срок в его районе и что не могут там теперь отыскать некоторые суммы и предметы. Надо ли пояснять, что к хлебопродуктам товарищ отношение имел исключительно как потребитель, но когда-то был — разумеется — первым секретарем райкома.
       
      
 Поразил мое воображение главный королёвский идеолог — зам по связям с общественностью Дюкарев. Особенно тем, что его могучие предвыборные речи не лишили Королева победы. Сейчас сами поймете. Цитата: «В Липецкой области создается прецедент надпартийной надполитической консолидации общества, неведомый прежде в стране и в мире… это можно рассматривать как предпосылку идеологии ХХI века»… Во как! Липецк ведь тихий культурный город. И вдруг такая варварская мощь, такие эпохальные идеи вроде христианства или аэробики. А речь-то идет всего лишь о том, что 46 липецких партий и движений — от коммунистов до фашистов — поддержали на выборах Королева. (Цифра 46 впечатляет, если не знать, что один, например, липчанин возглавляет четыре партии, другой состоит в шестнадцати, третий — сам себе и председатель, и член, и секретарша… Провинциальные российские партии и вообще-то — позорище и блеф.)
       Впечатление, к слову, что Дюкарев — это и есть липецкая пресса. Учитывая, что он председатель местного союза журналистов, и что какой-нибудь редактор может подписать номер, уехать домой, а утром увидеть совсем другую газету («Приехал Дюкарев и велел поставить другой материал»), — так оно и есть. И куда деваться: когда у бюджетников как раз начались серьезные задержки с зарплатами, прессе — не всей, понятно, — даже подняли в 2,5. Да еще наряду с управлением печати неуемный Дюкарев создал и пресс-центр, и еще что-то там, огораживая администрацию все более крепкими информационными стенами… И — скажу-ка я это прямым текстом — какой же бред частенько несет главный королёвский идеолог. Один только показательный пример. В Липецке кончились яйца, и «информационно-аналитический центр» на компьютерах, «применяя сотни показателей», «на прочной научной базе» рассчитал, сделал глобальные выводы и прогнозы, и «мы попросили, чтобы торговцы не отпускали в руки больше одной-двух «клеток». (Особо умиляет эта итоговая высшая математика — «одной-двух».)
       
      
 Третья важнейшая фигура среди королевцев — Доровской, зам по экономике. Здесь обойдусь без анекдотов и цитат. Здесь не смешно. О липецкой экономике я недавно писал. Скажем так — там сейчас плохо. Даже без компьютера ясно. Особенно начиная с 17 августа, когда липчане смели с прилавков все и вели жизнь без продуктов (администрация области только через две недели напомнила о своем существовании. Самые трудные дни народ пережил без руководящих указаний и советов. Странно, правда?). Тогда-то вдруг выяснилось, что управление продресурсов, организованное когда-то Наролиным именно чтоб создавать резерв примерно на 1 млрд, новой администрацией не было задействовано. То есть резерва на предмет поесть в самой «пищевой» области страны не было.
       Все привычно чисто по-коммунистически покрывалось красивой идеей. К примеру, внешне разумной идеей равенства. «Не должно быть любимчиков!» — написал Королев. И разрушили устоявшийся мощный «Автодор», не создав ничего взамен. (Смешно сказать, но при Королеве количество дорожно-транспортных происшествий сократилось. А почему? Потому, поясняют гаишники, что за год дороги были разбиты напрочь и народ стал ездить тише.) С коммунистической прямотой и без всякой надобности разорили управление, занимавшееся газификацией области (где работал сын прежнего губернатора)… Да что говорить, не дали своим же — коммунистам — за их же счет поставить памятник основателю области — считается, потому, что эту идею поддерживал Наролин.
       …Впрочем, крутятся и королевцы — деваться некуда. Не до стратегии, конечно, дай Бог справиться с тактикой: детские пособия отдать товарами местного производства и т. д. Но нарастает количество дыр в оставленном экономическом наследстве.
       Доровской, если не ошибаюсь, из стратегических все же решил одну задачу, хотя это дело и отдает личным интересом. Сам он когда-то не совсем удачно поработал в банке (к слову, о финансировании предвыборной кампании Королева). Ему захотелось повторить опыт. Городские депутаты внесли 25% в уставный фонд, и «область» — тоже 25. Затем Доровской основал банк, взяв за базу почему-то самый слабый, не имеющий ни одного филиала по области. Потом за спиной «города» через подставное лицо купил еще 20% акций. Затем тихо забрал свои же 25% и сам же в себя их вложил, но уже под проценты. Схема жульничества известная, выдуманная, к слову, не коммунистами. Но, как говорится, учиться, учиться… Сейчас, правда, город собирается забрать свои деньги, и как бы эта дыра не оказалась смертельной (для мелких вкладчиков, понятно).
       
       
Кстати, об особой чистоте коммунистических нравов. Я, сознаться, не рылся специально и привожу факты, лежащие совсем на поверхности.
       Распоряжение Горлова: задолженнику перед областью «Липецкцементу» разрешено частично погасить долг — на 600 тыс. руб. — цементом. Но долг гасится через ЗАО «СЭВ», которое отдает администрации области четыре «Волги». Учитывая тогдашние цены, каждая «Волга» обошлась области в 150 тыс., когда ей красная цена была 40 (с наворотами — 70).
       Гучек, замглавы администрации (он, к слову, сильно разболелся накануне выборов и болел до победы Королева): одна совмещенная квартира (104 кв. м) оформлена на тестя, другая (тоже совмещенная) — на мужа дочери. Еще одна — на дочь. Сам проживает в пятикомнатной (160 кв. м) плюс коттедж (200 кв. м).
       Основатель идеологии ХХI века Дюкарев обменял две квартиры на одну четырехкомнатную в центре, а ремонт произвел за счет средств областного бюджета.
       Квартиры замов Доровского и Тагинцева отремонтированы тоже из казенного кошелька.
       Вот еще. Заявления на Путина, Степашина и Скуратова о гибели двух липчанок, сбитых машиной, после чего водитель скрылся с места преступления. Дело, впрочем, еще расследуется, не называю фамилии, хотя в коридорах липецкой власти ее все называют, причем никто не сомневается, что дело замнут.
       На аукционе продан «областной» «Мерседес-Бенц-320» за 40 тыс. долл. местному бизнесмену Сидорову. Долго стоял в тайном месте. Наконец на нем стал ездить сын управделами администрации.
       …Скучно мне про все это писать почему-то. У меня вон сетку с картошкой у метро позавчера сперли. Я даже знаю, кто. Мужик такой подержанный — он у забора стоял, а я иду и… Отвлекся, извините. 
       
     
  К слову, и сам Королев не так простодушен, как кажется. Во всяком случае и некоторые его публичные речи свидетельствуют либо о болезненной экономической невинности, либо о хитрости, недостойной руководителя «народной администрации». Чего стоят жалобы, что пенсии он не платит, потому что из центра деньги не поступают. Но из республиканского Пенсионного фонда область всегда и получала только 15% от общей суммы, как и сейчас. И никогда эти деньги вовремя не приходили. Или его хитроумные профилактические постанывания а ля Илюхин вроде «я уже знаю, какие подключены средства массовой информации, чтобы начать шельмовать меня». Знаешь — скажи. Мне вот интересно — «Новая газета» в списке значилась? Или это сюрприз?
       Бог с ним, с Королевым. Я, собственно, хотел только сказать, что нам всем — не только липчанам — пора перестать «голосовать сердцем».
       
       Игорь ДОМНИКОВ
       "Новая Газета" №17 17.05.99

==============================================================

 

РОССИЙСКИЙ БЕГ ПО ГРАБЛЯМ       
Третий и последний материал о Липецке, точнее, о болезненных и самоуничтожительных тенденциях нашей демократии. Только на этот раз речь не о столице области, а об одном из ее городов — Ельце, где скоро пройдут выборы мэра

       Групповое утопление коня на переправе
       Получалось некрасиво. Я ехал в Елец, переполненный чувством собственного внутреннего свинства и необъективности. Потому что чувствовал симпатию к одному из претендентов, которого в глаза не видел. А к другому — которого тоже не видел — не чувствовал. Это было какое-то недержание симпатии, вещь непростительная для журналиста. А дело в том, что ехал-то я из Липецка, где год назад произошла смена губернатора и к власти в области пришла рота бывших первых секретарей райкомов, возглавляемых Олегом Королевым (он еще параллельно зампредседателя Совета Федерации и, если мне не изменяет интуиция, пытается сейчас набрать вес в политике. Начальником области он оказался слабым, так что вес ему нужен: достойный выход для всех — окончательный переезд в Москву).
       Впрочем, липецкий феномен состоял даже не в том, что уже год здесь правят коммунисты, а в том, что политиканы здесь победили хозяйственников, не имея для победы — теоретически — никаких оснований. Королев и его сподвижники (они и заняли места замов — филолог, журналист, начинающий банкир…) свергли могучего 64-летнего и, как теперь очевидно, настоящего губернатора Наролина, человека харизматического, феодального и не проворовавшегося, окружавшего себя экономистами и опытными хозяйственниками. Наролин не особо-то и сражался, будучи уверен, что его достижения сами за себя говорят. И проиграл с треском. Народ его сверг только за то, в сущности, что он был губернатором в странной стране России, да еще во времена Ельцина. Других объяснений нет (я много говорил на эту тему с липчанами). Им мало было нового корыта, а хотелось столбового дворянства. И они реагировали, как бычки, на быстрое и красное — на махание языков претендентской команды, обещавшей приятные вещи вроде удвоения зарплат. И победили всем народом крутого хозяйственного губернатора, выбрав, э-э… не крутого, но зато хорошего оратора (слово «всмятку» здесь, впрочем, тоже будет кстати, учитывая характер Королева, который не умеет, кажется, никому отказывать. Как и выполнять).
       И вот итог общенародной победы над старым губернатором: за один год красные молодые королевские парни (сам он все реже появляется в Липецке) недотационную область, занимавшую второе место по уровню жизни в стране после Москвы, довели до нормального российского уровня… ну, вы поняли. И никаких перспектив к улучшению или даже стабилизации не видно.
       Меня сильно задел этот апофеоз народного выборного идиотизма, потому что нехорошо, когда в фундаменте политической системы большой страны отсутствуют сразу несколько блоков — здравый смысл, например, чувство меры, трезвое недоверие к чудесам: в эту фундаментную дыру имени Кашпировского — Жириновского может провалиться весь дом.
       А в Липецкой области, в Ельце, как раз готовились выбирать главу горадминистрации. И главными претендентами были нынешний елецкий мэр Соковых — еще «человек Наролина» (он-то мне заочно и нравился) и представитель новой королевской команды — директор элементного завода Архипенко. А ну как я чего-то не понял? А ну как королевская команда, которая пытается сейчас расползтись по всей области, засеять, так сказать, грядки собственными семенами, выдвигает на местах особо толковых ребят, оставляя в областной администрации остальных?
       Короче говоря, нужно было проверить собственные выводы на практике и увидеть королевцев не в областной столице. И, видит Бог, если б королевский ставленник оказался более перспективным и толковым, чем «наролинский мэр», то и городской флаг ему в руки.
       
       Дон, оказывается, — это Сосна

       Итак, чтобы быть максимально объективным, я высматривал в окно машины недостатки в работе действующего мэра Ельца Соковых. Шел дождь мерзкого сеющего типа. Допущенный многодневный холод побил яблони и вишни трудящихся ельчан. Обычная, посредственная дорога. В городе при въезде — поломанный забор безобразного вида. Дон здесь размером с широкий ручей, а река Сосна, на которой стоит Елец, шире Дона, и непонятно, почему считается, что она впадает в Дон, а не наоборот.
       …Это я невольно впал в подражание местной прокоролевской «Елецкой газете», единственному разоблачителю нынешнего мэра — ставленника преступного режима и просионистских сил, задавшихся целью руками таких вот наролиных-соковых разрушить страну, овладеть трикотажной фабрикой Ельца и т. д. К слову, в городе две газеты, и эта, выходящая как бы на средства пенсионера-редактора самым большим в 120-тысячном городе тиражом 15 тыс., раскладываемая бесплатно в ящики, — просто роскошная. Стиль, методы — это даже забавно. Предвыборную кампанию она ведет примерно в вышеописанном ключе. Только с пафосом. К слову, бывший губернатор Наролин выиграл несколько судов у этой газеты, но денег не получил — что может суд взять с престарелого бедного пенсионера-редактора?
       Нельзя не отдать должного королевской администрации — она прислушивается к прессе. К некоторой во всяком случае. К примеру, выходит материал, где утверждается, что мэр Соковых свистнул чугунные трубы с реконструируемого стадиона. Приезжает (в преддверии выборов) серьезная комиссия. Выясняется: когда в двух домах случилась авария, мэр решил, что трубы важнее сейчас использовать здесь, а не для спортивных дел. Вызывается специалист по трубам из другой области. Откапывают трубы. Специалист письменно подтверждает, что да, это «правильные» трубы, ничего мэр не «свистнул». А вы не верите, что серьезное следствие возможно в нашей стране! Когда очень нужно — землю перероют. Хоть и не всегда с результатом, конечно.
       …Впрочем, мы въезжаем в Елец, и нужно сказать, что старый — на год старее Москвы — Елец невероятно красив с десятками церквей на выпуклых улочках на холмах и, скорее всего, переживет Королева с его командой, с его газетами и комиссиями, как пережил, будучи когда-то на самой границе с Диким полем (ельчан называли тогда «поляками»), сотни набегов — печенегов, половцев, монголов, крымских татар, фашистов. («Скорее всего» — потому что полностью, до основания Елец уничтожили только раз. И именно, заметьте, «свои» — популярный атаман Сагайдачный в Смутное время по дороге, заметьте, в Москву.)
       
       Вот два изображенья — то и то…
       Вот что знают избиратели о двух кандидатах (составил на основе собственных расспросов).
       1. Потомственный ельчанин (а в городе культ собственной истории). Его отца-железнодорожника в городе помнят еще и как пчеловода, так и не научившегося брать деньги за мед. Мать в юности — это тоже помнят здесь — окончила гимназию с золотой медалью, сейчас живет одна в деревянном доме, ходит за водой на колонку, хотя сын большой начальник. Он окончил ж/д техникум, после армии, получив медаль «За воинскую доблесть», поступил в Горный институт, но умер отец, и пришлось вернуться в Елец, обеспечивать семью (сейчас заканчивает заочный юридический). Стал начальником карьера. Кроме привычки работать с семи утра, ему еще и везло в делах — рука легкая. К примеру, арендовал землю для всего коллектива под картошку. Очень скоро образовались излишки. Стали менять на другие продукты, построили хранилище, а в результате для рабочих карьера открылась бесплатная столовая. Однажды на совещании у губернатора отказался дать щебня, сколько требовали, хотя все замерли, зная крутой нрав Наролина. Обосновал. Губернатор его стер с лица земли. Но через месяц предложил стать мэром. Отказ. Губернатор настоял и даже провел чуть досрочные выборы, чтобы человек спокойно работал: 84% голосов. Занял должность выше, но образа жизни не изменил. Каждое утро в 7.00 идет пешком из дома. Его уже ждут. Пока доходит до места работы, его сопровождает толпа или хоть кучка людей. Если он что-то обещает, то делает. Живет с семьей в трехкомнатной. Не любит банкетов и прочих увеселительных мероприятий, да и не до веселья — много работы. Настаивает, чтобы его подчиненные жили «как все», сам — последним получает зарплату (правда, немаленькую для Ельца — 2600 руб.). Что непривычно для страны — ни разу не сделал ремонт в своей конторе: вот когда жизнь наладится… Старую команду не менял, только сократил четырех замов и выгнал одного жулика. Манера руководства — жестковатая. Когда в районе отключили свет и тепло, велел блокировать дом главного инженера системы и отключить и ему в доме свет и тепло — «пока всем не наладит, пусть живет как все».
       2. Родился в Таганроге. Химик. Неплохой организатор. Взялся за елецкий элементный завод. Прогресса не добился — тяжелые времена, конкуренция со стороны других «батареечников» вроде Японии. Но путем жесткого сокращения большей части производства и рабочих (с семи до полутора тысяч) спас завод от закрытия. Энергичен, груб («Скажите спасибо, что на похлебку даю», — это рабочим, когда они получали по 150 руб. Сейчас зарплата 300—350). Тянет к «красивой жизни» — снять ресторан: рассказывают, что они чрезвычайно лихо и неприлично проводили там время с начальником из прокуратуры, ушедшим, к слову, на повышение в Липецк. (Его в один из таких вечеров спросили: «А если б это была ваша дочь?» — «Моя дочь никогда не будет официанткой». Это правда — свою дочь устроил работать в банк.) Взял в аренду Хомутовский лес, прежнюю вотчину городских охотников, сам там охотится и привозит на вертолете гостей — отстреливать лосей и кабанов во время подкормки. Имеет несколько квартир и коттедж. Самолюбив — у его предприятия муниципалитет принял только 27% жилфонда (остальной не отремонтирован или нет документации), и он, будучи депутатом облсовета, единственный там проголосовал за то, чтоб Ельцу не выдавали денег на ремонт аварийных домов.
       И вот вопрос: как много шансов у второго кандидата в маленьком постсоветском городе, живущем идеалами уравниловки? И что дает ему моральную надежду на победу? Не понимаю… Впрочем, зная результаты выборов в Липецке… Тем более что второй кандидат — Архипенко — и есть представитель команды Королева. И (что невероятно, но возможно) липецкий триумф может быть повторен. Я не знаю, почему это может произойти, — может, команда Архипенко найдет наконец хоть какой-то компромат на Соковых. Или по-прежнему будут печатать всякую чушь. Или сработает призыв «королевского кандидата»: «Вы же ничем не рискуете, если выберете меня. Можете через два месяца собрать подписи и меня отозвать». Или сработает разрешение досрочного голосования, когда можно набрать кого ни попадя и до выборов они за бутылку, не отходя от кассы, так сказать, проголосуют за кого нужно. Или… не знаю, впрочем.
       …К слову, Соковых свои заставили сейчас, в последние дни перед выборами, принять меры предосторожности, потому что якобы на него есть «заказ». Называется серьезная фамилия местного авторитета. Но, будем надеяться, это всего лишь нервная предвыборная лихорадка.
       
       Единственно важное для флибустьера — успех
       Давайте объяснимся по тонкому вопросу. Я, конечно, отдаю себе отчет, что, возможно, помогу «человеку Наролина» на выборах. Поверите ли — совершенно спокойно к этому отношусь. Дело не в том, что «Новой газете» есть дело до Ельца, как есть оно, к примеру, у приличных людей от культуры, имеющих отношение к Ельцу и подписавших письмо в пользу Соковых: Т. Хренникова, В. Распутина, В.Крупина, В. Заманского, Л. Соколовой, Л. Зайцевой, Б. Невзорова и др. (команда Архипенко противопоставила им только Соломенцева). Просто, мне кажется, если есть возможность, нужно пытаться бросить камешек в этот бурный поток со-вер-шенно идиотских выборов по стране (тем более что грядут очередные — в Белгороде, занимавшем год назад по уровню жизни третье место вслед за тогдашним Липецком).
       Для меня так один критерий: Архипенко — «человек» не кого-нибудь, а зама Королева по экономике Доровского, весьма одиозной фигуры. (Я уже рассказывал о нем, разбирая королёвскую команду. Вот еще один факт — вложены громадные деньги в инвестицию фактически частного водочного завода, в то время как все «государственные» в области работают, дай бог, на 40%. Очень любопытно. А учитывая, что водка — это наличные, что Доровской курировал процесс и очень заботится об уровне потребления…) Впрочем, в Липецке предполагают, что именно Доровского в конце концов сделают козлом отпущения за провал экономики области. И тогда понятен его личный горячий интерес к победе своего ставленника в Ельце… Я говорю все это с единственной целью: чтобы наглядно показать, насколько здесь, в политической-амбициозной-денежной-кадровой-шкурной каше, заваренной красными королёвцами, ни при чем сам Елец с его жителями и проблемами. И парадокс в том, что, как мне представляется, даже журналисту из Москвы больше дела до жителей маленького города, чем местным политиканам, которым не до душевных тонкостей, сидя на сковородках в виде высоких кресел.
       
       Если без сахара
       Между прочим, вовсе не утверждаю, что нынешний мэр Ельца — идеал. Как минимум он допустил одну ошибку, за которую с него бы и нужно спрашивать (его конкурент, полагаю, на этом не настаивает, потому что сам не лучше). А дело в том, что Соковых допустил развал «Эльты» — главного некогда елецкого предприятия, выпускавшего кинескопы. Было совершенно очевидно, что будущего у завода нет, отставание от японцев на 30 лет, то есть навсегда. Продавали кинескопы уже в два раза ниже себестоимости. Предотвратить банкротство было невозможно. Да только вместо того чтобы искусственно поддерживать деньгами 7 тысяч работников, зная, что все они станут в конце концов безработными, мэр обязан был думать о программе переобучения или срочной переориентации предприятия. (Не говорю здесь о проблемах с автоколонной, не имеющей денег. Хотя, по-моему, держать бесплатный городской транспорт — все же ошибка социалистического сознания.)
       Справедливости ради: Соковых учится. Во всяком случае когда злой гений этого города Доровской настаивал на банкротстве местного пивзавода и уже заслал налоговиков, Соковых сообщил, что «этого не будет, достаточно, что «Эльту» отдали». Сменил директора, и вот уже пошла прибыль — 70 тыс. за первый квартал.
       (Забавно и характерно, что губернатор Королев, призывая голосовать за себя, обещал, что «Эльта» через две недели после его победы начнет работать. И действительно. Через полгода, правда, но приехал некто г-н Мордухович, шеф фирмы с уставным капиталом 10 тысяч. Сообщили, что будут собирать здесь автобусы («Эльта» — это 35 га площади) и уже область подписала договор о намерениях. В Ельце схватились за голову: как «уже подписали»?! Но было поздно. В результате Мордухович куда-то исчез, взноса не заплатил даже первого, продавать кому-то другому уже нельзя — договор о намерениях подписан.)
       Впрочем, это, видимо, и есть «жизнь учит». Проблема только, что липецкую администрацию она учит за чужой счет, в частности Ельца (пример: из дорожного фонда дали в этом году миллион вместо привычных «наролинских» пяти—семи. И елецкий молокозавод трудно живет во многом из-за конкуренции липецких молокопереработчиков).
       …Не знаю, победят ли королевы-доровские только в отдельно взятой области или им удастся когда-нибудь поправить всей страной, учитывая странный характер российского народа. Пока же — Елец. Крайне любопытно, что сработает на этих выборах: «голосуй сердцем» (а сердце, в чем мы не раз убеждались, подводит) или головой.
       
       Игорь ДОМНИКОВ, наш спецкор. Липецк
       "Новая Газета" №18 24.05.99

———————————————————————

 

 

       
       Игорь ДОМНИКОВ“МОЖЕТ БЫТЬ, ИМЕННО ПОЭТОМУ?”       
Отрывки из статей Игоря Домникова и тех набросков, которые не успели ими стать

       Есть люди, которые ходят в масках, есть те, кто их срывает. Но очень мало людей, которые предпочитают пристально смотреть в глаза. Не чтобы смутить, а чтобы найти то, что, быть может, потерялось где-то далеко, на дне души. Печальный оптимист, он любил людей — не все человечество, а каждого в отдельности, и не за большие достоинства, а за маленькие недостатки. А это трудно — вы сами знаете как.
       Мы публикуем отрывки из статей Игоря Домникова и тех набросков, которые не успели ими стать.
       Когда он погиб, мы писали: “Есть градообразующие люди. Если погибают градообразующие предприятия, то и город тихо стирается с земли. Но если человек, образовавший город, погиб, то города — живут. У предприятий товар — материя. У человека — душа. А души — бессмертны.
       Игорь Домников жил 42 года. Как сказал бы сам: по градусу дошел до коньяка.
       Есть градообразующие люди.
       Значит, есть и Города”.
       И у нас нет причин сомневаться в этом выводе.

       
       Зарисовка с натуры в период выборов 

       Под 40 почти всякий российский мужик попадает в ловушку. Он наконец входит в полосу стабильности, похожей на успех. Привычная жена шуршит под могучим боком. Но тут-то возле него и начинается неслышный полет бабочек. Ладно бы только свой, так сказать, брат — серьезные почти сорокалетние пчелы и жужелицы, но мужик не без замешательства замечает и почти еще куколку, легкую капустницу. Вот она сидит на одуванчике и смотрит на него с обожанием. Мужик трясет головой и не верит своим уже подслеповатым глазам. Ощупывает себя руками и находит на себе много ненужного вроде живота, а нужного как раз не находит. И его пронзает догадка — его любят! Наконец-то!
       
       Объективка

       Внешне он, может быть, самый приятный из политиков России. Не толстый, не тонкий, не усатый, не лысый, не громкий, не тихий, не старый, не молодой. Среди вконец охаризматевших губернаторов-сенаторов он — как гладкий камушек среди булыжников. Единственный, у кого на лице написано: не грубиян, не ломовой конь, не записной интриган; в результате можно сколько угодно слушать его плавные долгие речи, смотреть на его простое, честное лицо, а уже через десять минут не узнать его, встретив в коридоре.
       …Сейчас кое-кто из читателей внутренне взъерошился: чего это журналист придирается к внешним данным: а может быть, он просто скромен или неартистичен?.. О, вы не видели его на выборах — орел! Дети писались со страху, когда он обещал удвоить зарплату через месяц после выборов. И, кстати, не то что удвоил, а прямо ушестерил и удесятерил, хотя и не всем.
       …Дело не в нем, конечно. Народ его выбрал — сами и пожинают. Мы — не просто плохие психологи. Австралийские аборигены бы лучше проголосовали). Дело же в том, что… Если помните: ослепший Фауст, слыша вокруг себя стук и звон, думал, что это строят что-то вроде дворца для человечества. И не знал, что стук и звон были от лопат, которыми разная гадость рыла ему могилу.
       …И я спрашиваю себя с тоской: откуда они набежали на нас? За что? И как они находят друг друга? Что можно сделать с ними?
       (Прим. ред.: Из статьи “Мандолина в кустах. Опознание липецкого губернатора”. А вы о ком подумали?)
       
       Предположение

       Предположим, я губернатор. Сиеста. Курю. Думаю. В области дела хреновые. Очень. Под моим руководством. Электорат как-нибудь выкарабкается — он всегда выкарабкивается. Но я-то? Могу ли я, 50-летний серьезный мужчина, считать себя порядочным человеком? Да, у большинства губернаторов страны дела не намного лучше. Так получилось. Объективные обстоятельства. Но многих ли из них я считаю за стоящих людей? Гм… Да и какое до этого дело электорату. Впрочем, электорат же за меня и проголосует. Они же, как дети — дай зарплату. Работать надо, братцы. Моя жена — простой художник-оформитель, а взялась за бизнес и монополизировала в городе торговлю тканями, открыла роскошные магазины. И все жены губернаторов удачно входят в бизнес, если берутся… Для чего я жил? Почему меня сравнивают с Мамаем? Может, застрелиться? Или все эти происходящие со мной и вокруг меня чушь и абсурд и есть моя жизнь?
       
       Прогноз

       Не про “средний класс” надо говорить, а про нерушимую связь на основе сомнительной морали и повседневной коррупции мелкого бизнеса, чиновничества, правоохранителей и уголовников — вот какую хреновину мы получили. Банки, политики, государственная власть — вторая группа (и на тех же основах). Две половинки замка-молнии. Пока они сами по себе. Что будет, если новый президент застегнется до горла и это госбандформирование объявит себя новым правящим классом России?
       
       Вопросы из зала

       …КГБ — это система или народ?
       
       …Не увидим ли мы лет через 40 портреты Ельцина на ветровых стеклах такси…
       
       Записка из 1996-го

       Толя! Очень сочувствую тому, что произошло. Деньги пропали. Зато Папа здорово рассердился из-за шума; Коржику конец; придется ему идти в депутаты, закончит, как собака.
       Толик, дорогой, у меня просьба: твои ребята взяли у меня пустую коробочку из-под ксерокса, если можно, верни, пожалуйста: коробка рубль бережет. Борис
       
       Договор

       Гражданин А. М. (в дальнейшем — Мочимый) и гражданин В. П. (в дальнейшем — Мочитель) вступаем в договорные отношения, принимая на себя следующие обязательства.
       Мочимый обязуется планомерно отступать в горы. Мочитель обязуется не трогать Мочимого и тех его сограждан, которых укажет Мочимый, с последующим их нелегальным выездом за границу с капиталами. Мочитель обязуется выиграть выборы в обес… (на этом, увы, документ обрывается).
       
       Гипотеза

       Мы, ученые, отрицаем предсказания как таковые. Но, справедливости ради, возможны прогнозы. Например, мы считаем, что уже через год-два путинский сын (не знаем, впрочем, есть ли таковой), какой-нибудь Филипп Владимирович, будет играть в гольф под Лондоном с детьми других героев нашего времени — с какими-нибудь Иваном Хоттабычем, Леонидом Шамильевичем или Васькой Доренко и т. д. Все у них получится.
       
       Справка

       Дана журналисту Лентьеву, что оседлание стула верхом не является признаком воспалительных процессов седалищного нерва. Равно как не является признаком ума либо нетрадиционных ориентаций.
       По мнению психоаналитиков (см. Райха и Адлера), тяга регулярно показываться публике с незакрывающимся ртом и раздвинутыми ногами, но одновременно прикрываться спинкой стула — следствие нереализованных подкорковых желаний из периода подростковой протуберантности, “поза стеснительного онаниста” (Райх). Личность страстно хочет показать себя миру, но подозревает, что этого нельзя делать — предлагать на самом деле нечего.
       
       Из дневника оптимиста

       “Умение кончить — вот что отличает хорошего журналиста”, — говаривал наш профессор. Надеюсь, он прав. Это я все к тому, что в конце 98-го не знаешь: почему люди почти сплошь хорошие, индивидуальные и не по-западному талантливые, а в целом жизнь не складывается? Может быть, именно поэтому?
       
       Заметка на полях учебника экономики

       Что толкает корабелов, стеклодувов и врачей грузить, обливаясь потом, тысячи клетчатых сумок на самолет, совать взятку и вливаться в среду уголовников? Неужели возможность сидеть ежевечерне в ресторане среди тех же уголовников или делать что хочешь с тупой потной девочкой в сауне?.. Ах, дети в Оксфорде? Но дети преимущественно в лавочке у папы. Свобода? От чего?.. Прости Господи, но не есть ли уход в бизнес — следствие социальной, а то и личной несостоятельности уходящих?
       Они не плохие люди, наши мелкие бизнесмены, нет. Просто они мелкие бизнесмены.
       
       Заметка на полях школьного дневника

       Но только сейчас можно говорить о реальном отделении… не сословий, а приличных людей от ублюдков (пожалуйста, оставьте эти пошлости насчет “в душе мальчик был добр”, “нищета толкнула ее на панель”, “он стучал, потому что запутался” и т. д.). Гимназии и лицеи беззвучно плодятся и множатся, как соратники Путина, приближаясь к понятию “четверть от общего объема”. И возможно, мы еще доживем до времен, когда миллионы папаш, которые сейчас, потирая пуза сквозь майки, говорят сыновьям: “Ты — личность? Меня во дворе били и в армии, и отец порол, как собаку, а я во какой стал! Меня даже прораб уважает. Так, бля, делаются настоящие мужчины. Скидай штаны!” Так вот, возможно, даже такие папаши еще осознают, в какой варварской стране какими запуганными болванами они прожили, заплачут и пойдут читать Сервантеса в подлиннике.
       
       Парадоксы

       Пока в пределах Садового политиканы и журналисты рассказывают друг другу, выпучив глаза, как ходят по углям голыми ногами (на самом деле без конца месят теплое г…о), в России тихо, ежедневно, незаметно миллионы женщин почти презираемой профессии за бесплатно воспитали еще одно поколение.
       Писать очерк об училке может только сильно больной и старый журналист или, напротив, молодая глупая практикантка, которую нужно же куда-то посылать, кроме как за кофе. В России зафиксировано около 147 миллионов более интересных тем. Даже наш краснолицый таксист это понимал: он встрял в разговор, заметив: “Мужики, вы лучше напишите, что мы теперь от Путина ждем дальнейших шагов, а то от чернож…ых на рынке проходу нет”. “А чего ж ты туда ходишь?” — мрачно спросил Вова. “Там дешевле потому что”, — ответил простоватый таксист, не понимающий, что в его извилинах бродят такие могучие парадоксы, что меж ними и Кант бы долго чесал репу и хлопал себя по хилым тевтонским ляжкам.
       
       Памятка

       У каждого из нас два родителя. У жены тоже два. И т. д. Каждое новое поколение появляется примерно через 25 лет. То есть за одно тысячелетие (с Х в. нашей эры) сменилось 40 поколений. Таким образом, каждый из нас имел двух в 40-й степени предков — тысячу миллиардов. Но в Х веке и миллиарда людей еще не было. То есть мы все — довольно близкие родственники.

       Игорь Домников
       "Новая Газета" №74 25.12.00

 

 

       "Новая Газета" №8 28.02.00