Река детства — Ольховатка: путешествие за царь-рыбой

 

    СЕРЕБРЯНЫЙ КЛИНОК

 Прошедшей весной я  в Олыми изловил экземпляр донской сельди. Рыбка была приличного размера – в полторы ладони, она была превращена в тарань, как оказалось – не зря… При более внимательном изучении оказалось, что это самая настоящая шемая!

                               ПО СЛЕДАМ  ЦАРЬ-РЫБЫ

Об этой рыбе ходят легенды. В Персии – это была поистине царская рыба – «Шах-маи» — и тем простолюдинам, кто осмеливался ее ловить и кушать  – отрубали голову…

  Великий знаток российской ихтиофауны Л.П. Сабанеев пишет о шемае – царской рыбе: «Это, бесспорно, одна из самых ценных рыб семейства карповых…»

  Шемая  сегодня рыба-призрак.

Большинство жителей  нашего региона сегодня  уверены , что шемая осталась в прошлом  веке, вместе с последней белугой, выловленной 50 лет назад под воронежским городом Павловском…

Лишенная родины – Цимлянская ГЭС перегородила ей путь по Дону  в Азовское и Черное моря – эта вкусная рыба  все реже встречается в  реках Черноземья.

 Александр ЕЛЕЦКИХ побывал недавно на юге Воронежской области, в  урочище  Свирепая. Где и с успехом изловил, сфотографировал и отпустил —  несколько экземпляров царской рыбы. Отметив, что в этом году, при довольно сильном половодье – косяки шемаи были богаче, но и частота браконьерских сетей – удвоилась!

На Олыми изловить шемаю – громадная редкость, а вот южнее, ближе к Воронежу – она в реках весной еще встречается гораздо чаще…

  Вот она – переливается серебром на ладони!  Внешне она, действительно,  очень похожа на сельдь.

 Местные  рыболовы и  называют   шемаю  селедкой, тем самым значительно преуменьшая ее статус в рыбном «сословии» ценных промысловых рыб.…Напомним поэтому  еще раз — персы назвали ее  «шах маге» —  царская рыба, особо ценя за ее вкус в вяленом и копченом  виде. Еще сто лет назад ее вылов в царской России ежегодно колебался от 3 до 5 миллионов штук или в  пределах 50-70 тысяч пудов. Причем, за одну копченую рыбку давали до 5 копеек серебром, это очень большие деньги, равные стоимости , к примеру, пуда муки высшего сорта

                 ЗА «КАРАКАТИЦЕЙ»

  Самая излюбленная наживка рыбаков на Заболотовке  – каракатица. Так называют здесь личинку веслокрылки, которая в мае начинает массовый вылет. Как только вся веслокрылка отложила в воду липучие гроздья своих яичек, превращаясь в сплошной  живой  крылатый ковер, плывущий по воде — клев любой рыбы затухает на Черной Калитве на месяц и боле. Ведь рыба после жировки переходит на растительные корма и клюет вяло…

   «Каракатицу»  мы с Владимиром Харченко, молодым , но азартным рыболовом,  добывали неспеша, действуя при помощи ведра, сваренного из металлической пластины-решета, с поперечными разрезами. Забросили привязанное за веревку ведро на середину протоки. Зачерпнули на дне ила. Потом промыли здесь же, в воде, ведро с илом. Вместе с мутью ушли несъедобные составные грязи. Остались шитики-ручейники, пиявки и штук пять «каракатиц». С восторгом золотоискателей выбираем их в баночку, повторяя раз за разом операции: заброс ведра, протяжка по дну, промывка, выбор наживки со дна ведерка…

 -Хватит!- решительно сказал мой напарник, закрывая баночку, в которой  шевелилось с сотню «каракатиц», мы поспешили домой  за снастями и пошли на Свирепую.

                      РЫБЫ ВСЕ МЕНЬШЕ, СЕТЕЙ – ВСЕ БОЛЬШЕ!

  По дороге мы опросили опытных местных рыбаков и выяснили следующее:

  В этом году разлив реки был неширокий и ранний. Поэтому из Дона в Калитву этой весной  «селедки» и рыбца зашло мало. Гораздо меньше, чем в предыдущие годы.

 Положение усугубило то, что повальная продажа рыболовных сетей привела к тому факту , что на всем протяжении от  донского устья Калитвы до  Заболотовки – рыба с переменным успехом продирается сквозь сотни  сетей,  а они сейчас  перегораживают реки непроходимыми частоколами. Конечно, неплохо бы в один из выходных провести один межрайонный рейд – от устья до истока реки Черная Калитва! Но кто станет этим заниматься? Рыбнадзор? Экологи? Охотобщество? Известно – у  семи «нянек» и река – без глазу…

-Как бороться с браконьерством? – любопытствуя, спрашиваю у местных рыболовов.

-Бесполезно! Вот глава района издал постановление об охране нерестующихся рыб, на основании решения губернатора. Только этот документ рыбу не спасает! – Рыбак разоткровенничался, поглядывая на наши нехитрые снасти – поплавочные удочки.

-Главные браконьеры ведь кто? – Либо мужики в погонах, либо сами же чиновники, которым закон предписывает наводить порядок, в том числе и на водоемах! – заключил местный рыболов. И  мы горестно повздыхали, но пошли пытать счастья, пожелав друг-другу  удачи.

  Володя Харченко – счастливец, он еще застал последние косяки царской рыбы – шемаи!

                    ШЕМАЯ КЛЮЕТ. НО – ВЯЛО!

 

   Протопав до Свирепой с полчаса, мы дошли до излучины, где ребята мерными взмахами словно измеряли реку своими поплавками.

-Клюет?-= привычно любопытствуем у «аборигенов»

-Трохи!-  на местном хохляцком наречии этот ответ может скрывать многое. Во-первых – клюет, но только селява. Во-вторых, за редкие поклевки ребята принимают зацепы крючка о водоросли. И в третьих – единичные поимки шемаи  говорят о том, что рыбы действительно, зашло в реку пока очень мало из  цимлянских низовьев Дона .

  Так и есть – у  двух из трех «аборигенов» в садке по одной шемайке средней величины. Хотя до революции, как утверждает  в книгах главный рыбак России всех времен и народов  Л.П. Сабанеев —  в те времена шемая в  30 сантиметров длинны и в 800 граммов весом была не в редкость…

  -Мой батька в прошлом году  ловил селедку и по 500 граммов! – признается Владимир Харченко, сообщая при этом, что на этом месте и рыбец клюет до килограмма весом.

              СЧАСТЛИВАЯ ПОКЛЕВКА

   Неужели так и уеду в Тербуны, не изловив ни одной царской рыбки? – грустно думая ю после трех часов бесплодных попыток привлечь рыбу аппетитным видом «каракатицы» на крючке.  Наживкой прельстились две селявки, окунишко с ладошку и плотвичка в двести граммов. Негусто…

   Но вот,  при  очередном, кажется – тысячном длинном отпуске  снасти  по течению — поплавок стал подпрыгивать, а потом резко утонул. Подсечка – на  леске забилась тугими толчками рыба, с характерными потяжками  крупной чехони… Подвожу добычу  поближе – в реке сверкнула длинная белая полоса – шемая!

  Сердце учащенно забилось! Как же! Впервые в жизни , изловив до этого  на рыбацком веку и форель, и вырезуба, и даже черноморскую кефаль в Сухуми  —  в родном  для меня  месте —  впервые удалось поймать царскую рыбу! Вот она, трепещет на майской молодой траве! На первый взгляд —  вылитая донская селедка! Но есть характерные признаки – голова, хвостовой и спинной плавники – которые позволяют отличить шемаю от настоящей селедки…

   Пусть и  эта шемая не из гигантов, в полторы ладони длинной,  но она плотна и тяжеловата, И,  как серебряный клинок, поблескивает в моей ладони. Итак, царская рыба поймана и это – настоящий праздник для азартного рыболова с  40 летним стажем  «поплавочника»!

 Проходит с полчаса – уже четыре крупных шемайки пойманы и отпущены мной назад, в родную водную стихию…

    Теперь надо изловить еще одну не менее загадочную рыбу здешних мест – сырть, ее здесь называют рыбцом.

   Но о ловли сырти – в следующий раз! Тем более, что и на Олыми – весной подвид сырти тоже клюет!

 

         Александр ЕЛЕЦКИХ, фото автора 

Ольховатка-  Тербуны.