Родина самогона

Александр ЕЛЕЦКИХ

Первый самогон изобрели

между Липецком и  Воронежем

или о том, как два англичанина из сахарной свеклы задумали виски сделать

Вы или ваши знакомые пробовали виски? А что при этом говорили, помните? Скорей всего: «Да так, ничего особенного, на наш самогон смахивает». И правильно говорили. Потому что впервые в истории России напиток, который теперь считается исконно русским, был выгнан из сахарной свеклы именно любителями виски — англичанами Джеймсом и Лонгланде. И произошло сие знаменательное событие в 1863 году в селе Стебаево Воронежской губернии. 

Хоть и трудно поверить, но это факт, что еще 142 года назад в России настоящего «сахарного» самогона не было вообще! Загляните к Далю в его знаменитый Толковый словарь. И что? — У него самогон имеет лишь одну трактовку — хитрый способ загона зверя охотниками. А чем же услаждали себя россияне до самогона? Водкой — хлебным вином, крепкими настойками и креплеными винами. А еще раньше пили медовуху, бражку, пиво и квас. Но тут в Стебаево приехали англичане, и русский народ с тех пор, можно сказать, стебанулся. Вот и наш репортер решил посетить родину самогона, чтобы узнать, а что в Стебаево происходит сейчас? 

Атас! Облава! 

Стебаево нас встретило неприветливо — ноябрьским ветром и изморосью. В местной администрации пожали плечами: ну и что тут такого? Сегодня самогон гонят везде. И жители села, дескать, не исключение. Но выдавать свои древние рецепты исконно стебаевского напитка отказались. 

Причину открыл местный житель — Василий Алексеевич Корченов, бывший секретарь Стебаевского сельсовета. Сказал — виной всему опасения, мол, в строгие приснопамятные времена многие его земляки отсидели за самогоноварение на нарах по пару годков. С этим не балуй: родная Советская власть, борясь с Зеленым Змием, прочно засевшим в русских деревнях, регулярно проводила перед Октябрьской и Новым годом мощные облавы.

Потом устраивались показательные суды и даже выставки самогонных аппаратов, изъятых у изобретательных сельчан. И чего только не было на этих экспозициях — изделия со змеевиками, с конусами, спрятанными внутри кадушками и даже самодельными «буржуйками»! Были умельцы, которые процесс самогоноварения делали автоматизированным: когда качество напитка давало сбой, самогонный аппарат резко свистел и отключался. 

«Конечно, наши стебаевцы старались гнать самогон по умному, — улыбается тракторист Дмитрий Стебенев. — Ежели впереди свадьба или юбилей какой – незаметно ночью вывозили на лошади до десяти фляг с брагой в родники. Есть тут укромные местечки, где ледяные ключи бьют из земли. И там выгоняли свекольный «виски» в большом количестве. Первачок отдельно, ну и меньшей крепости пару бидонов — для дам. Остужали самогонный аппарат ключевой водицей, центнер-другой «первачка» удешевлял семейные мероприятия. Некоторые, конечно, попадались. Их штрафовали, отнимали аппараты и фляги с брагой или еще хуже — готовым самогоном»… 

Дмитрий Стебенев даже показал дома, где хозяева за самогон при советской власти попадали в тюрьму. 

Самогоно-варение как двигатель прогресса 

Позже я уже с местным старожилом Василием Алексеевичем Корченовым примостился в саду, за стеной старого дома из красного кирпича. Отсюда хорошо виден фундамент разрушенной дворянской усадьбы, в стенах которой все и началось. К сожалению, фундамент — это все, что осталось от барского дома. По большевистской привычке дворянские гнезда быстро разорялись строителями коммунизма. Вот и усадьба Владимира Орли была разрушена до основания. Сквозь останки фундамента сейчас проглядывают лопухи да полынь. 

Василий Алексеевич рассказал, что в этом барском имении работали английские специалисты. В те времена разрешено было развивать земледелие на английский манер, потому и выписал Орли из Англии двух спецов. Правда, местный народ их все немцами называл — мол, немые, немчура, что им не скажи — молчат или мычат в лучшем случае. По-русски же эта немчура ни бум-бум… 

Англичане попались изобретательные, сначала они надоумили господина Орли заняться коневодством и шелководством. Привезли из Ростова саженцы тутовника или по-нашему шелковицы, посадили три полосы из тутовых деревьев. Приготовились закупить червей тутового шелкопряда, чтобы получить исходное сырье для шелкоткачества, но произошел сбой. Известно, что в Черноземье раз в 10-12 лет зимой случаются сильные, до 30 градусов, морозы. Вот и по молодой шелковице ударил как раз такой мороз. Все деревья погибли. Лонгланде и Джеймс долго горевали. Ведь они успели получить первый урожай тутовых ягод и даже изготовили из него тутовую водку.

А тут такая оказия… Особенно переживал Лонгланде, который, говорят, был чуточку шотландец, а потому очень скучал по своим шотландским виски. Эта тоска и развила инженерную мысль бродильного производства: в 1963 году Лонгланде взял да изобрел самогон уже из местного продукта — сахарной свеклы. 

Наука даром не пропала. Больше 140 лет прошло с тех пор, а здешние жители свято хранят традиции лучшего самогоноварения и по блату всегда могут намекнуть, в каком доме настоящий чистый напиток мастерят, а где портачат. Стебанешь пару таких мутных стаканчиков — и в голове по утру митинг идет, а во рту, как слоны, пардон, ночевали… 

Правда, лидерства в отношении пития жители Стебаево за собой не держат. Говорят: «Мы, как во всей России, пили, пьем и будем пить. Потому как сегодня, всем известно, половина водки магазинной — дрянь самопальная. Насмерть отравиться можно или в лучшем случае ослепнуть. А от самогона никогда моментально не издохнешь, разве пронесет, но так оно даже полезно»… 

Самогоноварение подстегнуло прогресс: в Стебаево стало развиваться свекловодство. Тогда свекла еще не имела столько сортов, как сейчас. И в среднем сахарные корни вырастали с хорошую морковку, не больше. Но вот крестьяне оценили изобретение англичан, и вскоре производство сахара пошло в гору — в Стебаево появился свой сахарный заводик с большим объемом ручного труда. 

В знак примирения 

Говорят, что первый самогон был получен господином Лонгланде 7 ноября. Удивительно, но через 54 года именно в этот день большевикам крепко ударило в голову, и они совершили Октябрьский переворот. И это, наверное, символично. Сначала в Россию из-за рубежа завезли самогон и революцию. Потом свершилась перестройка с сухим законом, рубкой виноградников и облавой на русских мужиков, стоящих в рабочее время в длинных винных очередях. А сейчас, в день рождения самогона, мы празднуем День примирения и согласия. 

Непонятно только, почему это в Стебаево до сих пор нет памятника от благодарных потомков? Представьте себе на постаменте среднестатистический самогонный аппарат величиною с трактор и надпись: «Пили, пьем и будем пить»… 

Шутка, конечно, никто такой памятник не поставит. Самогоноварение для России сейчас большая беда. Особенно для бюджета, который веками держали водочные деньги. И на производство крепких напитков и при царях, и при генсеках существовала жесткая монополия, хотя подрыв ее еще сто сорок лет назад организовали в Воронежской губернии два заезжих англичанина.