Рыбалка, как вид спортивного туризма

ЧУДИКИ

 

ЧУДО-ЮДО РЫБА СОМ «ПРОФФИ» БАГРИНЦЕВА

Он выудил за жизнь не менее 1000 крупных сомов и другой рыбы не признает : «Мелочь пузатая!»

РЫБАЛКА НА ТИХОМ ДОНУ

 

Чуден Дон при любой погоде! Правда, не каждый рыбак познал все хитрости и тайны этой величавой реки. А вот Николай Алексеевич Багринцев из воронежского села со «сьедобным» названием Гороховка – настоящий рыбачий гроссмейстер! Почитай 40 лет, как рыбачит , отдавая все свободное время лесничего заветному увлечению. И ведь специалист не по каким-то карасям или густере, а по самой важной рыбе Черноземья!

Ведь среди царства донских рыб – сом – навроде льва среди зверей! И выходит, что рыбак Багринцев – самый настоящий укротитель! И за все свои годы , по самым скромным расчетам, наш рыбный маэстро из Дона выудил никак не менее тысячи с «хвостиком» этих самых сомов! Причем , в счет идут лишь «правильные» экземпляры», с которыми и по Гороховке пройти не стыдно – с полпудика чтоб, не менее!

ПЕРВЫЙ СОМ

Жить рядом с Доном и не увлечься рыбной ловлей? ! Сколько себя помнит наш «сомятник» — столько он горел этой необузданной первобытной снастью – ради поимки крупной рыбы он привык и ночи проводить у богатого сомами омута…Первого своего сома мальчишкой еще поймал, в дошкольном возрасте! Забросил закидушку на живца, колокольчик насторожил…И вот – поклевка! Звенит чуткий колокольчик, сделанный из медной гильзы, вовсю заливается! Николаша рыбу подсек, чувствует – очень крупная добыча живца проглотила – мальчишка ее к себе – сом упирается, как теленок…Глядишь и самого ловца – дошкольника в Дон утянет…Шли мужики, немного подсобили – сом уже умаялся, цепкмй рыбачек попался, смышленый! Вытянули на берег улов – оглядели, а сом то вровень с Колей по длине! И с тех самых мгновений первой борьбы с серьезным соперником – стал настоящим сомятником наш герой!

 

ВОТ ЭТО ЗВЕРЮГА!

Ну а самого крупного сомищу Багринцев выволок на берег Дона 18 лет назад. К тому времени сомовьи повадки рыбак освоил уже досконально! И прослыл самым опытным сомятником на всем Дону – знакомые , друзья и сослуживцы вразнобой просили рыбного гроссмейстера порадовать уловом , сыпались заказы на речных великанов е свадьбам, юбилеям, к приезду долгожданных гостей. И Багринцев не отказывал…В те годы, когда о браконьерах с великим злом – электроудочках, еще никто не слыхивал – нередки были поимки сомов в тридцать, сорок, пятьдесят килограммов! Но тот , в 94 килограмма, запомнится наравне с трех и четырехпудовыми : если есть у тебя своя техника, накоплен опыт – значит и сом в центнер – не проблема, лишь бы крючок не сломался и багорик не разогнулся…Как не старалось это чудо-юдо рыба-сом – снасть выдержала, сноровка не подвела у рыбака!

Тот сомище почти в центнер был предназначен в день рождения Вовы, сына хорошего друга Николая Алексеевича. Багринцев с довольным видом грузил «усатого поросенка» , что еще шевелил жабрами…

 

НОЧНАЯ РЫБАЛКА

И вот Николай Алексеевич приглашает на ночную рыбалку!

Золотистый закат на Дону кажется прекрасной театральной декорацией. Последний день «бабьего лета» расточает «эфиопские краски» — столько цветов и полутонов можно встретить разве что на полотнах Рериха или Ренуара… Водная гладь затона потрясающе спокойна и передает всю гамму оттенков неба! Закат угасал. И – начался настоящий «сомовий парад-алле»!

Вот одновременно вывернулись на поверхности два громадных темных сомищи – не менее центера каждый! И как по команде – то там, то здесь раздаются гулкие всплески, выбухи, громкие шлепки хвостом или «плесом». На охваченном взглядом двухкилометровом участке омута сразу шесть выходов на поверхность крупных сомов! Они словно предчувствуют похолодание и скорый отдых после «остатнего» дня сентябрьской, солнечной благодати. Напоследок они устраивают парад, доказывая, что еще есть у них силы и не так уж поредели их ряды от рук Николая Ивановича!

Вот уже стемнело и лишь луна в окружении звезд высвечивает донскую гладь! Неужели нам показалось? Нет! Зазвенел долгожданной звонкой медью колоколец, вздрогнули одновременно пять рыбачьих сердец! И кричу, унимая дрожь : «Багор! Давайте багор!» И мчимся мы, распугивая летучих мышей, туда, где уже Багринцев справился и без багра…

-Я таких обычно выпускаю назад в Дон! – говорит рыбак, показывая соменка в добрых четыре килограмма. Ну, раз мы тут впятером прождали, старались, на этот раз его возьмем, на пробу! – гости с увлечением рассматривают, освещая фонариком добычу, живую рыбу, что озадаченно поводит почему-то белыми усами…

Решено вскоре, что пора прекращать рыбалку. Завтра надо раньше подняться

Едем ночью через сосновый лес. Словно на прощанье, природа выдала нам минуты встречи с «братьями меньшими»! Вот медленно перешли нам дорогу два красавца-лося. Багринцев прекрасно читает следы на дороге, вместе с сыном Михаилом они указывают на волчьи и лисьи следы.

-А где же зайцы? Тут их много…- не успел закончить эту мысль наш сомятник, как на дороге показался зайчишка. Маленький еще и потому довольно бесстрашный. Мелькнул с дороги в сторону, когда между ним и машиной оказалось всего то метров пять-семь.

Вот так окончилась наша рыбалка с сомовьим гроссмейстером!

Ни пуха, ни пера, главный сомятник Черноземья!

 

Александр ЕЛЕЦКИХ, фото автора.

 

 

Рыбалка на казачьем Хопре.

 

ТАЙНА «АМУРСКОГО ДРАКОНА»

Амур-река далеко, а вот его «жители» прописались в наших водоемах уже лет 20 назад. К примеру – амурский бычок или ротан-головешка. Историю появления этого непрошенного визитера прозаична: геологи привезли эту неприхотливую рыбку в Дальнего Востока в трехлитровой банке, заселила она аквариумы друзей этих геологов. Ну и досужая ребятня -однажды отвезла ротанов на дачу в Подмосковье, а затем ребятишкам пришла в голову глупая мысль отпустить этих рыбок в один из местных прудиков.

Новоселам жизнь в новых условиях понравилась. И вскоре они поели мальков карпа и карася. А с помощью диких уток (липкая икра прилипает к перьям) через пару лет ротаны заселили большинство прудов Подмосковья. А в восьмидесятые годы автор этих строк уже ловил крупных ротанов в пруду под городком Лебедянь. Сегодня в Воронеже, на Левом берегу – амурский бычок плотно населили Лебединый пруд, что на остановке Минская…

Второй гость с Амура – толстолобик. Точнее – амурский толстолоб или по рыбачьему — толпыга. И у него иная чем у ротана , положительная характеристика.

И тут новость: в реке Хопер этот амурский представитель стал показывать характер. И наперекор уверениям ученых о том, что в нагших широтах эта пелагическая рыба не размножается – стал приносить в Хопре потомство…

И вот что мы увидели с моим старым другом Василием Песковым на хоперском кордоне Кутиха…

ТАНЦЫ ТОЛПЫГИ НА ВЕЧЕРНЕЙ ЗОРЬКЕ

Мы стоим на берегу затона Кутиха . Сентябрьское солнце вот-вот скроется за лесным холмом. Малиновый закат делает Хопер удивительно ярким. Гладь воды речного затона — чиста и зеркальна, имеет медно-малиновый оттенок. На лодках – нахохлившись, как воробьи перед заморозками, дремлют рыболовы.

-Сейчас начнется! – предупреждает нас местный лесник Илюша, с которым недавно безуспешно пытались изловить щуку на старице Хопра.

-Что начнется? – спрашиваю, пытаясь заметить что-то новое вокруг .

-Танцы толстолоба!- Илья берет весло и плашмя бьет по воде, слоовно будит кого-то…

-Ба-бок! — Бо- бах—дох! Ш-шу-ух! – сильный шлепок, еще шлепок рыбьим широким хвостом. Это отозвался крупный толстолоб, ударив на середине затона.

И вот , действительно, началось! Громкие всплески вокруг нас извещают, что стадо амурских толпыг, что звучит почти по медвежьи , как «топтыг» — начали свои пляски.

Говорят, они так вымывают остатки водорослей из жаберных щеток, выходя на мощное течение Хопра.

В Амуре сто лет назад толстолоб столь был многочисленен, а его характер был нервен, что исследователь В.Солдатов описывал, что на Уссури и Амуре эта рыба буквально «засыпала моторную лодку и лодку на буксире». Так что людям приходилось бояться ушибов крупной рыбы, что выпрыгивала от шума вверх из воды, на высоту 2,5-3,5 метра. Еще сто лет назад, если вот так стукнуть веслом о воду – «толстолобыв могут перевернуть маленькую лодку-оморочку, засыпав ее, массово выпрыгнув из воды».

Китайцы частио зовут толстолобика не иначе, как «АМУРСКИЙ ДРАКОН». Его взгляд громадных глаз, смещенных к нижней части «морды» — действительно по драконьи холоден и суров. Пойманный, он взлетает, как дракон, делая пролеты над водой по пять-семь мектров в длину…

К сожалению, отдельных исследований по хоперскому ареалу обитания толпыги пока не велось. Хотя уже есть и в Хоперском заповеднике такие специалисты по изучению и ловле этого гостя с Амура, как В.А. Лукошин и А.В. Дорошенко.

 

СУДЬБА МОЩНОГО КРАСАВЦА

Как насеклил этот гость реку Хопер? Несет ли тон угрозу местной ихтиофауне? Изменит ли он структуру биомассы реки? Ихтиологи на эти вопросы пока молчат…

Обобщив полученную информацию, автор этих строк пришел к выводу, что скорее всего, толстолоб попал в Хопер случайно и в массовом количестве где-то около 30 лет назад. Когда в хороший весенний разлив сошел один из рыбохозяйственных прудов, где выращивали с карпом и сазаном партию толстолобика. Как ценную растительноядную рыбу – толпыгу или белого толстолобика – стали выращивать в южных, а затем и в центральных районах СССР, включая Ростовскую и Воронежскую области. В Китае выращивают, кстати, уже свыше 2 тысяч лет, используя пруды и озера.

Если в Амуре толстолоб достигает половой зрелости в 5-6 лет, то в Хопаре этот срок может затянуться и метать икру он может лишь в года с небывалыми жаркими месяцами. С потеплением климата – толстолоб научился метать икру в старицах с протоками, где вода от ольховых шишек превращается в коричневые заводи, очень прогретые на мелководьях. И потому тепловой режим дпает толчок к икромету топпыги без поимощи гипофизарных инъекций, как это делают на рыбопитомниках России, для получения жизнеспособных личинок.

Точных сведений о толстолобике нет ни в одной книге о спортивном рыболовстве. И это понятно – питающийся фитопланктоном толстолоб – не соблазгться ни на живца, ни на блесну, ни на червя с опарышем. Поэтому он еще не считается объектом спортивного ужения.

В энциклопедии «Жизнь животных» называются скромные размеры этой рыбы: до метра в длину и до 16 кг веса. В Хопре же известен вылов особи весом в 43 килограмма, а экземпляры в 25-28 килограммов давно перестали быть в редкость. Причем – постоянно попадаются особи разных возрастов и размеров – от 200 граммов – до пуда и более. Что говорит о том, что примерно раз в пять лет в Черноземье выпадает очень жаркое, засушливое лето, что способствует нересту и увеличению популяции хоперского толстолоба. Давно уже ставшего объектом спортивного рыболовства на территории реки от Хопра- до Борисоглебска.

Правда, как и везде сегодня в России – громадный вред толпыге наносит электролов. Вездесущие электробраконьеры сделали на начало ХХ! века две трети рек Черноземья – почти полноситью оскудевшими, бедными в смысле спортивного ужения рыб. Исключение составляют охраняемые, заповедные территории рек Волго-Донского бассейна.

Кстати, толстолобик пока положительно влияет на гидрорежим реки. Поедая растения и водоросли в большом количестве – толстолоб не позволяет Хопру превратиться в заросшие, как в Битюге, чащобы, где негде разгуляться крупной рыбе, но много укрытий для мелочи. Правда, рыболовы утверждают, что летом крупный толстолоб вытесняет , выпугивает с затонов стада других, обычных рыб, таких как лещ или голавль. Но перенаселения толпыгой пока не наблюдается, а рыболовы находят все новые и новые виды наживок, умудряясь ловить на мощные снасти эту вкусную и крупную рыбу, что сопротивляется гшораздо сильней, чем даже сом и сазан. И чаще всего в борьбе с толстолобиком, соблазнившиймся нга гороховую наживку – побеждает толстолоб. Толпыга, как топтыга — по медвежьи мощно рвет шнуры, разгибает крючки, уродует спининги и катушки…

НОВАЯ РЫБА – НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

 

За последние годы мне пришлось с пяток раз почувствовать всю силу и мощь этого «амурского дракона», битва с толпыгой стоила мне дорого – американский спининг «Джексон» остался без колец – хваленая снасть ене выдержала мощной потяжки двухметрового «драконищи»…

На снимке – запечатлены итоги последних рыбалок, поимки не самых больших толпыг. По сравнению с 83 килограммовым сомом, изловленным на затоне Кутиха известным знатоком хоперской рыбы Виктором Алексеевичем Лукошиным – пудовые экземпляры «дракошек» – не кажутся невидалью. Но жители Воронежа , из числа рыболовов – такую рыбу и, как говорится, в счастливом сне на удочку не ловили. Хотя в Воронежском водохранилище, как и в Липецке на Матырском «Море» — браконьеры сетью вылавливали экземпляры до 35 килограммов весом.

Мясо толпыги очень вкусно, а к зиме нагуливает жир, потому менее постное, чем летом. По цвету мячсо взрослой рыбы напоминает говаядину, опережая пол гастрономическим качествам.

Активный клев на выверенную поплавочную, крепкую снасть толстолобик в хопре обнаруживает только в «макушку лета». В остальное время наблюдаются редкие, единичные поклевки — с середины июня. Даже опытный сазанятник и сомятник потерпит на Хопре неизбежное фиаско, ибо ужение «амурского дракона» — тонкое и выверенное занятие, требующее знание повадок и «меню» толпыги. Сегодня он может клюнуть даже на капусту и кусок помидора, а потом он не отважится полакомиться даже излюбленным видом водорослей… Капризный в еде и грубый в поведении на крючке – он доставит вам удовольствие поиграть с ним «в перетягивание каната» может два раза за все лето, а может и семь раз за неделю. Потому как эта рыба – загадочна и непредсказуема.

Повторюсь — в отличие от амурского ротана-головешки – землячок-толпыга обладает ценными преимуществами и еще приобрел авторитет, как «водорослекосилка».

С ухудшением эколгии – всякое вселение новых видов рыб обычно имеет больше вреда, чем пользы. Недавно я смотрел по спутниковому каналу фильм о том, как пагубно стало вселение сазана в реки Австралии. Где разрущены популяции редких, экзотических рыбЮ примсущих только водоемам Австралии. Сазан сыграл для местных рек такую же отвратительную роль, как кролик, выпущенный европейцами на поля Австралии.

К счастью, толстолобик в Хопре лишь немного пока потеснил местных обитателей, хотя пока играет роль того же пусть водяного, но «кролика», пожирающего водную растительность. Не думаю, что в ближайшее десятилетьие «амурский дракон» вытеснит коренных обитателей из числа ихтиофауны Хопра. Страшенее , чем толстолоб – браконьер, вооруженный орудием электролова.

Более того – в нынешних условиях деградации ихтиофауны малых рек Черноземья, когда реки быстро зарастают водорослями и забиваются тиной- представляется ценным и продуктивным – опыт вселения в умирающие реки родного края — свежие стада толстолоба.

Хотя, слово за учеными. А они, к сожалению, пока заняты проблемами собственного выживания на скудных полях отечественной экономики.

Александр ЕЛЕЦКИХ, фото  В М Пескова.
 

Нащупали, огладили, взяли под жабры

 

Это вам не стрельба по оленям вишневыми косточками! Это вам ловля рыбы голыми руками! Тут ни грана фантазии – ловля голавля под Воронежем или там Липецком, на речном просторе – дело увлекательное и даже небезопасное, м-да…

Вспомним, читатель, недавнее лето с его небывалой засухой! Мне-то есть что вспомнить в жаркую пору ходил один на один, голыми руками с громадным рвением на ба-альшущую рыбу!

 

ГОЛАВЛЬ, КАК ЖЕНЩИНА…

 

Я вам так скажу – это рыба, как великосветская дамочка, любит ухаживания. Представьте – вы надумали ее прибрать к рукам, рыбочку красноперую…

Вы, естественно, один с ней на природе, раздеваетесь и лезете к ней под кусты – рыба-голавль любит в жаркие полдни стоять в ожидании чего-нибуль приятного под кустами, в тени коряг, в подводных пещерах, в мечтании светлом…

Раздевшись и окунувшись в грезы, вы мечтаете прикоснуться к ней своими ладонями. Ах, оставьте свои эротические мысли – мои помыслы чисто рыбацкие, и мои ухаживания чисто прикладного, спортивного характера.

Но, читатель, я поведаю вам о том, как изловил руками в этом году самую громадную и красивую рыбку-голавля, в 8 Фунтов весом.

17 июля, полдень. Река Олымь, что мирно катит воды свои сквозь три черноземные области, порадовали меня уже не одним ведром рыбы, добытой первобытным, стать быть, способом. Вновь я навестил ее излучину! Омут реки, с обрывистым берегом, что изобилует топляком, коряжинами, номоинами и «конурками». Здесь меня ждет не дождется счастье мое рыбацкое в образе сверкающей рыбины с алыми плавниками и пухлым, чувственным ртом, в котором помешается и блесна, и крупный червь — выползок. Вздыхая и покряхтывая, погружаюсь в воду речную, и поток уносит меня по течению вниз. Я загребаю кролем к противоположному берегу, где водовороты указывают на глубину и наличие на дне препятствий в виде затопленных деревьев.

Здесь уже все проверено и исследовано. Теперь я точно знаю, под какой корягой или в какой вымоине под берегом ждет меня встреча чудесная.

Вот уже и ноги касаются дна — глубина по шею. Нащупываю край вымоины и, набрав в воздуха в легкие, подныриваю, закрыв глаза. На ощупь, словно ищу выключатель — осторожно шарю по подводному домику — пещерке, где в глубине вдруг ощущаю нежный и прохладный рыбий бок. В это время кислород на исходе, в ушах попискивает, и пора выбираться на поверхность, нащупав в итоге координаты рыбки моей, лапочки еще не пойманной.

Продуваю легкие, успокаиваюсь, стараясь сдержать нахлынувший азарт, и вновь ухожу под воду, туда, в пещерку к рыбочке!

Она ждет меня, чудесница помахивая плавниками и чуть отодвинувшись вглубь подводного «домика». Вымоина большая, и вскоре рядом с первой рыбой нащупываю вторую — побольше.. Двумя руками, еще раз огладив, осторожно и упорно устремляюсь ласково одной пятерней к жабрам и, прихватив покрепче прижимая рыбку ко дну, начинаю чувствовать ее упругие, сильные толчки в стремлении освободиться из моих мужских, рыбацких объятий.

Это первобытное ощущение добытчика! Так питекантроп, вероятно, прижимал свою дичь в пещере, так первобытный охотник затягивал лассо на шее оленя…

Но вот пора на воздух, обхватываю добычу покрепче и всплываю, помогая себе ногами. Уже седьмой год я рыбачу без удочек – руками.

…На песке, брошенная на спину рыбища разевает рот устремляя свои влажные глаза к солнцу, словно шепчет свои рыбьи заклятья. Я стою рядом, и сладкая рыбацкая дрожь охватывает меня. И на минуту мне слышится далекий трубный рев мамонта…

Александр ЕЛЕЦКИХ

В.М. ПЕСКОВ. Фото А. ЕЛЕЦКИХ