Светлые воды Хопра…

 

   ТРИ ДНЯ  В ОБЪЯТИЯХ ХОПРА

      Автор приехал в Воронеж, когда на город упал большой зной. Из маршруток вываливались «вареные» люди, все потные и  спешащие в тень… Безветрие. Чадный запах автомобильной трассы накрыл  губернский центр. Недостаток кислорода ощущался каждой клеткой тела…

  Мне же, слава Богу, предстояло отправиться в один из основных центров по выработке кислорода для Воронежа – труднопроходимый Теллермановский лес. Но пока, как черепаха, сгибаясь под «панцирем» трехпудового рюкзака – бреду сквозь знойное марево, к автовокзалу…

 

                                КАКИЕ ОНИ,  ЛЕГКИЕ ДЛЯ ВОРОНЕЖА?

 

   Принято считать, что джунгли Амазонии – «легкие» для планеты, где вырабатывается огромная часть кислорода.

 Ну а «легкие» Воронежской области состоят из двух заповедных половинок – Шипова дубрава и Теллермановский лес.

Причем, Теллермановский лес – это своеобразные «джунгли», обрамляющие реку Хопер на значительном протяжении.

 Это не чисто вторичные леса, с березово -осиновом мелколесьем. Здесь немало мест, где топор не касался деревьев  еще с 1704-709 годов, когда по Теллермановскому раздолью , заглянув в Борисоглебск,  прошелся Петр Великий, , учреждая здесь одну из верфей  и отобрал этот лес в казну, зачислив к корабельным…

  Мой друг и коллега Андрей Ермаков знает эти места, как Ермак после покорения знал Сибирь…Кстати. Идея  пройти Теллермановский лес «насквозь» в пойме Хопра вблизи впадения реки Карачан – родилась у нас на почве любви не только к краеведению, но и к туризму и рыбалке.

 Какие же они сегодня  – «теллермановские легкие»  для Воронежа?

                                ДОРОГА ЧЕРЕЗ ДЕБРИ

 И вот, автор, уроженец ольховатского села КАРАяшник едет в КАРАчан  к близкому по духу товарищу. Странные совпадения судеб двоих воронежских путешественников имеющих фамилии и имена на буквы Е и А, потрясали. Коллеги, страстные рыболовы , любители речного «экстрима» и  оба, увы, потерявшие отцов в ДТП…

  Андрей готовился к трехдневному «дерби сквозь дебри» основательно. В направлении леса нас доставил тракторист, основательно размяв наши застоявшиеся мышцы. Мы прибыли на опушку Теллермановских «джунглей» на тракторной тележке, размяв мышцы по тряской дороге, к лесным чертогам, неся за спиной трехпудовые рюкзаки и «вязанку» из удочек и спиннингов.

  — Семь километров через лес и мы выйдем к Хопру !- бодро заверил мой напарник. 

 Я решил, что «семь верст – не крюк», вспомнив, что три века назад адмирал А.Н. Сенявин здесь побывал в поисках материалов для новой верфи под Борисоглебском. И ничего — жив остался!

 Мы вступили в лесные  чертоги по давно не видавшей автомобильных колес тропе. Вездеходы оставили на ней года два назад громадные колеи, в них ярко зеленела вода, в которой копошились лягушки , тритоны и личинки комаров.

  Любой горожанин убоялся бы такого полчища комаров, к которым присоединились овода или слепни. Махонькие, с переливчатыми крылышками, как и черные, шмелиного вида , мохнатые и злющие, они гудели и нарезали вокруг круги.  Но нас,  рыбаков и туристов со стажем, все это «кусачее воинство» не  пугало.

  В полдень комары поредели в рядах, идущий впереди Андрей беспокоился больше за напарника, подбадривая и обещая рай на хоперском пляже…

   Высокая трава скрывала порой нашу дорогу.  Лес все густел и полумрак наводил на мысль, что мы приехали в настоящую тайгу и глаза сами начинали искать следы медведей…  Но на тропе встречались лишь кабаньи, оленьи и  однажды – лосиные следы. В трех местах – по дороге прошла , пересекла дорогу, парочка волков, что придавало особого романтизма нашему трехдневному путешествию.

  Вода в дорожных колдобинах испарялась под жарким солнцем и порой казалось, что  мы движемся по природной бане-сауне и надо быстро снять одежду и отходить друг-друга березовыми ветками.

  Дорога в настороженной лесной тишине иногда выдавала быстрый шорох убегающего зверя, стук поезда, хотя до железной дороги было не менее 15 верст. Мы входили в аномальную Новохоперскую зону и нам было необходимо привыкнуть, что здесь все немного не так, как везде: звуки, очертания, временное пространство…

  Одна из самых главных примет нашего маршрута – два громадных дуба, что уцелели от топора в период создания Русского Флота.

   Сорок с лишним километров тянется Теллермановский лес, или «лес на холмах» в переводе с тюркского –«тиллерурман». Где то он имеет другой подлесок, а нам попадались заросли лещины, излюбленного в детстве материала для изготовления легких и стройных удочек для поплавочной ловли. Сколько подобных ореховых снастей было поломано крупным карпом и сазаном в Постояловском и Харчевенском прудах,  где на заре выбухивали из воды, играясь, пудовые экземпляры…

   Кроме лещины и дуба с его спутниками ясене- снытьевого типа, иногда попадались вкрапления осинника.

  Огибая заболоченные участки, где годы назад  натужно вытаскивали из грязи тягачей,  я присматривался  опасаясь гадюк и одновременно искал съедобные грибы. Но только лишь  трутовики, поганки и мелкие дождевики с сыроежками ютились по обочинам. Лишь однажды попались два моховика, от которых вкусно пахло жарким летом…

   Более трех с половиной часов, под грузом неподъемных рюкзаков, мы пробирались сквозь «легкие Воронежа» — Тиллермановский лес. Сейчас трукдности позади, утихла боль в правой ноге, что перенесла перелом ступни около 15 лет назад и теперь беспокоит к непогоде… И снова – хочется опять пройти старым маршрутом заросшей  дорогой, проторенной лесниками в засушливые годы на рубеже веков.

   Наше путешествие не было похоже на туристические маршруты воронежцев через сосновые  леса к Репному или маршруты по Веневитинскому кордону.  Остается впечатление от встречи с девственным, труднопроходимым, темным по сути лесом.  Это не древний ельник , он мрачным не выглядит никогда.  Настоящий дубовый  полумрак,  он живет по своим законам, несмотря на разбивку по кварталам и вечерний гуд механизированной пилы, что доносился до нас даже поздно вечером откуда-то справа, выше по течению Хопра.

  Новая капитализация России  внесла коррективы и в лесную политику. В Тамбове я видел, как в запретных лесах первой категории появились коттеджи новых русских и чиновничества. В Воронеже с лесами пока все не так плохо, как у соседей. И все равно – Шипова дубрава и Теллермановский лес – зона о собого внимания для тех, кто хочет и для внуков сохранить в целости и не поврежденными – «легкие Воронежа» — замечательные, заповедные дубравы, с их зверьем, комарами, оводами, птицами и бабочками…

    КАК ЗАЩИТИТЬ ЛЕСНЫЕ СОКРОВИЩА?

Я шел по лесной, кажущейся нескончаемой лесной тропе, механически отмахивал веточкой ненасытное облако из комаров и вспоминал нашу недавнюю беседу на тему спасения «зеленого друга».

  Перед поездкой  в Средний КАрачан к Андпрею Ермакову, мы обсуждали мою предстоящую командировку на Хопер  с Василием Песковым, осматривая пойменные леса реки Воронеж.

-Что ты,  Саша, это очень важно – помогать сохранять леса, обязательно осмотри Теллермановский лес, побывай в Варварино, я позвоню, если хочешь, директору Новохоперского заповедника. Я  попрошу его показать все интересное для журналиста моего родного «Коммунара»! – говорил Михалыч, рассказывая о той важной работе, которую он начал в Москве с учеными лесоводами России, накануне принятия нового ФЗ РФ , касающегося приватизации лесов.

— Новый «лесной» Закон в первоначальном его виде — свел бы скоро «на нет» —  многолетние  старания тех, кто вырастили и содержали леса России в нормальном , пусть не отличном . Старый министр природных ресурсов – господин Артюхов, был специалистом по строительству дорог. А чем больше дорог в лесах, тем быстрее лес деградирует… — Песков невесело шутил и рассказывал, как он готовил в газету открытое письмо к президенту В.В. Путину, предлагая ему вступиться за одну из главных ценностей – РУССКИЙ ЛЕС.

  Песков , опубликовав на  всю страну свое  «ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО К  ПРЕЗИДЕНТУ РОССИИ В.ПУТИНУ»  сделал то, чего не с делали депутаты Госдумы – убедил таки президента в поспешности Проекта Закона ,  леса России пока могут жить спокойно!

 -Слава Богу, теперь новый министр – Юрий Петрович Трутнев. Я к нему тоже обратился, надо дать возможность ученым  укрепить позиции наших лесов. Исправить «неадекватное» отношение власти к нашим лесам. – подчеркивает Песков важность своих устремлений.

   Мудрое отношение к Шиповому лесу, Теллермановскому и Хреновскому бору – вот главная задача тех воронежцев, кто хочет легко и вольно дышать кислородом, а не бензиновой гарью и асфальтными «ароматами» …

  «Будешь в Новохоперском заповеднике, передай привет директору от меня!» — напутствовал меня две недели назад Василий Песков.

 Но прежде чем побывать в заповеднике  с научно-познавательными целями  в августе – сначала порылся в библиотеках своих друзей, прпочитал книгу «Учение о лесе» Г.Ф. Морозова,  заметки о пользе лесов Г.Н. Высоцкого,  но и затем, созвонившись ,  мы с Андреем Ермаковым решили сначала побродить самостоятельно, по Теллермановскому лесу у границ самого заповедника, чтобы получить картину первозданности  участков зоны Теллеомановского леса, вне границ ,  особо охраняемых государством.

                 ИЗ МРАКА ЛЕСНОГО – НА РЕЧНОЙ ПЕСОК!

  Четвертый час идем по лесу, рюкзаки придавливают к земле. И вот – лес, наконец, расступился и мы очутились на прекрасной реченой косе. Золотистый песок под ногами, замечательный пейзаж, всплески большой жирующей рыбы – все это как бальзам, на наши души.

  Быстро разбиваем палатки, я рву подстилку из «тарелок» мать и мачехи,  собираем сушняк для костра на фоне надвигающегося грозового фронта.

   Мы успели до дождя благоустроиться, попить чайку и даже наловить рыбы для отличной ухи – хорошо клевали похожие на подлещиков «глазачи» и к тому же я изловил на блесну хорошего окуня, что для настоящей ушицы – находка!

  И вот – мы уже в палатке, считаем секунды от вспышки молнии – до удара грома.  Гроза была бурной, а дождь едва побрызгал…

                    НОЧНОЙ ВИЗИТ

  Проснулся ночью , часа в три, от неведомого звука, похожего на гудение трансформатора высокого напряжения. Из палатки на ночной простор вылезать не очень хотелось. Преодолевая усталость от четырехчасового пешеходного лесного маршрута – выхожу на улицу и мгновенно пригибаюсь. С тонким гулом – над головой проносится нечто, напоминающее длинную громадную «сигару»  ярко-синего цвета.  Это НЕЧТО  пронеслось, оставив чувство резкой тошноты и покалывания в пальцах. Осматриваюсь, ощущая прилив крови и резкое биение сердца. Тишина. Вызвездило. Лес молчит. Спит вода в Хопре. И вот я замечаю громадную звезду, величиной более  луны, что пульсирует на кромке неба и полосе леса, в стороне родника. Что это? Явно – летающий объект, что застыл , как намагниченный, точно  над родником.

-Андрей, проснись, тут НЛО прилетело! — тормошу своего напарника.

 Тот спросонья выглядывает из палатки, произносит одно слово: «Да, очень здорово!» и уже засыпая на ходу, опять ложится досыпать.

  Я недоумеваю. Неужели для коренных жителей Новохоперской Аномальной Зоны – такие визиты – будничное дело? Пока раздумываю, голубоватый шар резко взмыл вверх. НА его месте утром я обнаружил и сфотографировал остаток некого инверсионного следа —  вертикальный столб посреди ясного неба (на снимке).

               ПОЧЕМУ ЕЩЕ МНОГО РЫБЫ  В ХОПРЕ?

 Еще до похода  по знаменитому лесу я был удивлен обилием рыбы в реке Карачан. Малая речка сразу приглянулась. Она напоминала мне родную Ольховатку. Речку детства в первозданном виде – сорокалетней давности, когда она была такая же чистая и рыбная, как нынешний Карачан.

  Приток Хопра —  сразу удивил изобилием  настоящей рыбы! Андрей Ермаков, опытный рыболов- нахлыстовик, не напрасно пригласил меня «попрыгать на лугу за кузнечиками». Два здоровых «лба» носились по лугу и издали нас можено было принять за впавших в детство алкоголиков. Но абсолютно трезвые – мы увлеченно ловили «кобылок» и даже саранчу, а в итоге – первый же показ моего напарника своего мастерства – вылился в поимку настоящей донской ( то есть азовской) сельди! Пойманная селедка с жемчужными нерестовыми бугорками на голове – бодро била хвостом, а за ней последовали из воды, отплевывая куски кузнечиков, красавцы-голавли и ельцы, которые карачанцы именуют «игрунками».

 Следовательно, в Карачане моя фамилия Елецких, переводится как Игрунов…- шучу я, пытаясь изловить что-либо на блесну…

 Но приток Хопра, милый нашему сердцу Карачан – это прелюдия к настоящей рыбалке! Там, в хопре – мы наслаждались звуками, от которых сердце настоящего рыболова екает, как от любовного шепота…

  …Вот жерех вздыбил мощный бурун рядом с тобой, на повороте песчаной косы…

Вот из-под затопленной коряжины на мгновения показалась во всей красе полутора метровая щука, в погоне за неумело брошенным воблером…

  Вот на закате, в последних солнечных лучах – громадным «колесом от «КРАЗА» — вывернулся из пучины сом-громадина,  превратив  за миг все  надежды на выносливость твоего нового спиннинга —  в байку для слабонервных…

  Все виды хищных рыб Дона-батюшки свободно обитают сегодня  в Хопре, а сам Дон – стал грязной и малорыбной рекой, где даже с отдельных барж – калечат электротоком , умерщвляя всю ихтиофауну, уцелевшую от городских неочищенных стоков и заводских залповых выбросов.

 Почему же донского бирючка в Хопре сегоднябольше чем в Дону? Давайте ответим на этот вопрос сообща.

  В отличие от Хопра – Дон сегодня, как на ладони, незащищенный и плохо охраняемый.

 Хопер – протекает вдали от мегаполисов и городов типа Воронеж и Ростов. Удаленность играет положительную роль – только заядлые, чисто  спортивные рыболовы готовы мчатся, сломя голову, за двести верст. Да и накладно сегодня – все дорожает, включая автобусные билеты.

  На руку ихтиофауне Хопра – присутствие Новохоперского заповедника. Особый режим – позволяет контролировать и сводить к минимуму браконьерский урон.

  Ну а Галичья гора – самый крошечный заповедник мира – не может дать для Дона нормальных условий для охраны тех же нерестующихся косяков промысловых рыб. И только в Хопре сегодня возможна поимка настоящих экземпляров чехолни – длиной в руку рыболова! Правда, и в Хопре чехони все меньше – тяжело ей уцелеть, дойти из Азовского водохранилища!

 Обилие комарья  злобной майской мошки и оводов , то есть  связанные с этим  «раем для кровососов»  — резкие неудобства и острый дискомфорт – также не по плечу любителям легкой наживы – массовым браконьерам- сетевикам. Пойменный лес  Хопра – место отдыха тех  людей, кто сам, как автор этих строк – выходец из села, где асфальт и лифт не стали обыденностью, как в том же Воронеже.

 вСе перечисленные причины – позволяют пока уцелеть и размножаться ихтиофауне Хопра.

 И если, к примеру, по нашему маршруту проложить асфальт – то уже  через 5-7 лет наша песчаная коса, где мы провели в палатке три дня – превратится в загаженный  пляж. Откуда тут же  станут шнырять по всему Хопру  лодки с сетями и электроудочками,  добираясь вплоть до границ заповедника…

              УРОКИ НАШЕГО МАРШРУТА

  Итак, налегке, припрятав все лишнее , в том числе и продукты, до нового визита – мы простились через три дня с Хопром и пошли  домой, в Средний Карачан. Я еще раз утвердился во мнении, что 7 километров через лес, обозначенных на карте – на самом деле, с учетом зигзагов по пойме и сходов с трассы в лес , на заросших, труднопроходимых , заболоченных участках – выливаются в итоге в 12 километров пути. Их мы теперь, имея легкие рюкзаки 0- преодолели , приложив в три раза меньше усилий.

 Уроки нашего маршрута очевидны.

   Надо брать самое необходимое, не допуская излишеств в виде подкормки для рыбы и большого количества спиннингов, как это сделал автор этих строк. Банка с червями, маринованная кукуруза – вот и весь рыбный «набор» приманок.

  Легкая , но плотная одежда, сухие сапоги и головной убор – обязательные элементы для похода через знаменитый  лес.

 Мы пришли к выводу, что в следующий раз надо будет не идти к Хопру, а проплыть по нему на байдарке! Что позволит изнутри разглядеть это сокровище по имени Хопер, что внесен в реестр ЮНЕСКО , как мировое сокровище природы всей планеты Земля.

  Хопер и Теллермановский лес, с заповедником в самом сердце – удивительный и живительный сплав!

  Шуми привольно  и расти в небо, Теллермановский лес! Пусть  делают наш воздух чистым и привольным – эта часть «легких Воронежа»

… За 100 лет количество кислорода в атмосфере Земли сократилось на 35 процентов…

                                  Александр ЕЛЕЦКИХ, фото автора.