Телефонный Воронеж

  • К 75 летию Воронежской области.

 

  АЛЕ,  БАРЫШНЯ! ВОРОНЕЖ НА ПРОВОДЕ?

   Если бы автору еще лет десять назад кто-то  предложил бы сфотографироваться при  помощи  телефона, то это было бы воспринято, как неудачная шутка. Пожалуй, я бы  даже  ехидно ответил : « А может – утюгом еще сфотографируешь?…

 А тут вот недавно родной сын, законченный программист,  вытянул из кармана новенький  «сотовый», поднес его к своему  правому глазу, а затем …продемонстрировал мне на мониторе мой цветной фотопортрет, позже отпечатав на принтере.

 Да! Далеко вперед ушел телефон!    Я ведь еще помню  как в детстве, в родном ольховатском селе – у нашего учителя по фамилии Мартыненко – был громадный телефон с ручкой. Крутишь ручку, а затем просишь «барышню» соединить с нужным номером…

 Интересно, а когда появились первые воронежские телефоны? Но- обо всем – по порядку!

    

                           ДОПОТОПНЫЙ ТЕЛЕФОН.

    Сейчас представить Воронеж без  телефонной связи – страшно! Этот «связной» стал неотъемлемой частью жизни горожан. Год назад я сам сильно привязался к своему  другу — «мобильнику». Собеседнику,  который теперь будит меня, застает звонком в самых  глупейших местах

 

и в  самые неподходящие моменты и: вроде утреннего  берега озера. Где   при тихом прицеливании в утку… вдруг заверещал, как раненый заяц,  забытый в нагрудном кармане плаща ,  —  плод современной электроники… Внуки наши с ужасом будут слышать наши печальные воспоминания о тех  временах , когда не то что мобильных – проводных телефонов не было!

  Есть все основания полагать, что первый телефон появился в Воронеже ровно 220 лет назад – в 1884 году.

  Он мало был похож на наши легкие и удобные проволочные аппараты. Сконструированный на основе изобретенного в 1878 году физиком П.М. Голубицким  аппарата с кольцеобразным магнитом – сей агрегат был  размером  с  солдатскую тумбочку.

 Допотопная техника свободно «меняла пол говорящего». Да и слышимость была скверная. ТО есть так меняла тембр голоса, что вместо мощного баса Петра Петровича – в трубке раздавался тонкий девичий  сопрано, порой срываясь на фальцет.  Чтобы усилить колебания мембраны: воронежцы орали в трубку, часто переспрашивая и повторяясь. Получалось, что  вроде как один попугай орет на другого «Попка дурак!» . Ну  а второй – громко  переспрашивает … название  сказанного диагноза…

   Первый аппарат установили  в Воронеже в строении ЮВЖД, чтобы  взять под контроль железную магистраль.

   Через считанные месяцы – появился в городе В.  и квартирный телефон. Когда в доме купца Петрова устанавливали странный агрегат, то народ собрался поглазеть с таким энтузиазмом, словно по крайней мере устанавливали машину времени…

  Визг удивления огласил прихожую, когда раздался первый звонок. Мадам Петрова опасливо сняла трубку и заученно сказала : «Але!»

  -Жена! Але! Это я, твой  дорогой пупсик! – громко прописклявил  явно женским голосом ,сквозь шум и треск на линии,  хозяин телефона , что нервы у женщины не выдержали:  супруга  запричитала, испуганно съежилась и от страха опустила трубку на рычаг…

  При вторично звонке – хозяйский пудель вдруг злобно залаял, заскакал вокруг, пытаясь допрыгнуть до  телефонной трубки…

 Телефонная эра Воронежа была открыта через 8 лет после изобретения аппарата!

        ТЕЛЕФОН, КАК ПРИНАДЛЕЖНОСТЬ К ВЛАСТИ

 Прошли считанные месяцы и возбужденные воронежские начальники установили себе телефоны. Первая телефонная станция принадлежала также ЮВЖД.  Вскоре было решено, что пора заняться перестройкой в телефонном деле.

 

 В 1893 году , в Воронеже была открыта первая станция.  Ею руководил басистый инженер Н.А. Воскресенский.  Он проработал недолго – через 3 года его сменил  начальник почтово-телеграфной конторы П.М. Матвеев.  Именно он —  устанавливал первые десятки телефонов фирмы «Эриксон» . И  уже мог обеспечивать устойчивую связь для 21 абонента – столоначальников и прочих городских и губернских чиновников.

 

    В  1897 году,  ровно за 20 лет до того, когда пол звонку из Смольного холостым выстрелила «Аврора» — в Воронеже уже могли перезваниваться 185 лиц , из списка  владельцев «Эриксонов» .

  До прихода к власти  большевиков – «телефонным правом» заведовали воронежские господа Краснов, Вельяминов, Соломатин.

  При Вельяминове «телефонная канализация» набрала обороты , Воронеж превращался в хорошо телефонизированный губернский центр.

  -У вас есть телефон? – спрашивал один начальник другого, знакомясь на балу  Дворянского Собрания, покуривая за карточным столом.

— Да — с! А как же-с! – с достоинством отвечал собеседник, передавая свою визитку , где был указан всего лишь трехзначный номер…

 Не правда ли – это так сильно напоминает недавние времена, когда воронежские «деловые» — усердно хвастались первыми «мобилами» друг перед другом. Чинно  прогуливаясь по Проспекту Революции с «трубками наперевес».  То и дело набирая номер, прижимая  «трубу»  к уху, иногда картинно изображая «разговор»…Они пытались  что то говорить в мобильный  даже в тех районах, где еще не было уверенной зоны покрытия…

    КАК ИНЖЕНЕР  ГОРОДСКУЮ ГОЛОВУ «ОТКЛЮЧИЛ»

  Городской голова Чмыхов  купил , здрасте – пожалуйста, новый костюм. Вышел утречком, поманкировал извозчиками, да и пошел на работу пешком, как простой стряпчий.  Май, легкость в груди, костюмчик не жмет. Сиренью пахнет и  вообще —  даже комаров еще нет. И задумался таки , стоя под телефонным проводом, посреди сквера. Стоял себе смирно, наблюдал за извозчиками, что  кормили лошадей овсом из мешков,  прямо  у  поворота на Щепной рынок. И тут –  удар свыше,  поворот судьбы, шлепок о костюм, в итоге — поганая клякса! …Это гадкая птичка испортила его новый костюм. Короче —  комси-комса,  пирамидон и все такое. Был костюм с иголочки – нет костюма с иголочки!

    Поднял голову  наш голова … Ба-тю-шки! Все провода улеплены отдыхающими от налета часов глупыми скворцами.

  Но  столь меткие эти  птахи, что явно  выражая недовольство вниманием господина , размахивающего снизу тростью ,  мигом облепили  Чмыхова и его костюм , в сей минут. Ну, известно чем  облепили — этим, по научному ежели сказать , – гуано-с! Прямо не скворцы, а какие то пикирующие гуано носители !  И быстренько стал похожий воронежский глава на мухомор, но  в черно белом исполнении.

  —  А все этот Вельяминов! Столбов с проводами  понаставил, весь Воронеж, как паук-с позаплел! – заругался господин Чмыхов, брезгливо стирая гуано  с подбородка.. .

   Прячась от взглядов прохожих  в тени деревьев – поспешил  голова домой, переоделся, дождался когда костюм «бэ у»,  местами застиранный супругой – подсохнет.  К вечеру вернулся в кабинет,  срочно  вызвал начальника по телефонам. Да  и приказал  Вельяминову  убрать «свои паучьи сети».

  Мол, эти столбы с проволокой смотрятся  глупо,  не  эстетично:  городской ландшафт портят « и привечают птичью тварь!».

    Голова в свежепостиранном пиджаке был сердит, топал ногой на телефонное начальство.  И дал команду  инженеру — спрятать провода обратно под землю, в трубы. А столбы – убрать!

    А так как  в 1899 году уже пустили электростанцию, то отсюда – эффект . А именно — появилось шипение и сильные электрические помехи в трубках. Поэтому и провели по столбам отдельные телефонные линии.

 -Не хочу слышать про твои  помехи! Ты сам, Вельяминов, помеха в городе! Паук… телефонный!» —  напоследок прокричал  голова.

   -Ну. Голова, погоди! Твоя супруга с тобой еще разберется! – сказал вслух уже на улице Вельянинов.  Прихватил лестницу, кусачки  и самочинно отрезал провода, ведущие в квартиру городского головы. Он то знал, что барыня Чмыхова это  бо-о-льшая любительница покалякать по телефончику с подругами, специалистка перемыть косточки соседям, она то занимала домашнюю  линию по несколько часов каждые сутки.

   Жена, прекрасно зная о ссоре мужа с инженером, без телефона не прожила спокойно и суток. Ломая в истерике руки,  она заявила побледневшему враз мужу : « Пупсик! Или в нашей квартире завтра опять заговорит телефон, или  я уеду к своей сестре в Бобров ,  лечить мигрень,  на две  недели!»

  Вельяминов пришел утром на работу, первым делом позвонил Чмыхову :  « Але, это я. Але, слушай меня. Ну,  ты, братец, это… Ну, ты  как бы не того! Мы все не того, надо мягче. Погорячился, скворцы еще подвели, понимаешь. А у меня —  новый костюм, то да се. Не серчай – подсоединяй провода назад. И чтоб сегодня.  А то моя благоверная как сто телефонов жужжит! Только больше проводов, братец,  по городу не мотай, хватит!»

  В этом же «скворечном» 1911 году , в губернском  городе В.  появился в здании земства первый переговорный пункт. С Малой Дворянской провода ушли на Придачу. Загудела первая в истории Воронежа телефонная сеть.

 

   И как ни потешайся над Чмыховым и скворцами, а именно при этом городском голове и электричество в Воронеже появилось, и первый вуз, и  канализация. И даже первые трамвайные линии строились! А ведь без телефона – эти новшества трудней было проталкивать, не так ли?

                                     " ЗА ВСЕ НАДО ПЛАТИТЬ!»

   К моменту прихода из Германии опломбированного вагона с товарищами главными  революционерами — в Воронеже уже работало 1600 телефонных номеров. И слух о свержении царя – быстро по ним и распространился: «Але, слыхали , сударь, Царя то больше нет! Отрекся! Временное правительство – тоже того, в Петропавловских казематах!»

    К тому времени – связь была уже платной. За одну минуту разговора платили  5 копеек, но земские телефоны продолжали работать бесплатно. Госдума намекнула, что надо брать 10 процентов с дохода за телефонную связь, но так и не разбогатела. Связь была пока убыточным делом.

   После революции – телефонизация развивалась черепашьими темпами! Все некогда было:  то гражданская война, то колхозы надо созидать, то с голодом бороться,  то «врагов народа»  искать, то  с оппортунизмом бороться… А тут – фашист проклятый попер – последние телефонные  линии в Воронеже разбомбил. И  опять – все начинали почти что с нуля.

  Ну, уже при при застое – дело сдвинулось. Даже чешские телефоны появились. В Воронеже  автоматику вместо «барышень» ввели, появились талончики на домашние переговоры по СССР. Хотя еще Высоцкий и в скверах воронежских по магнитолам пел : «Барышня, здравствуйте! Как зовут? Тома?». — Заказывая по 07 переговоры с красавицей француженкой Мариной Влади…

   Да, разные телефонные времена пережил Воронеж! Стеклянные «ящики» городских таксофонов, глотавшие «двушки» а затем монеты по 10 копеек, жетоны и карты… Круглые  прозрачные полусферы таксофонов, по которым можно дозвониться другу по ВГУ  и в далекую Африку и  подруге  по СХИ в более близкую Жмеринку.

  Уже при Горбачеве  – кое у кого появились японские телефоны  с автоответчиком,  с определителем номера и автодозвоном…

 

   Ну а после появления мобильной  и пейджинговой связи – наш Воронеж превратился в  электронный спрут.

   Теперь  почти ежеминутно – в скверах, магазинах, в маршрутках и простых трамваях – захлебываются бурными маршами, песнями  и танго – разномастные «мобилы», что теперь появились не только у «крутых».  Но даже в руках студентов и школьников.

   Недавно ко мне на углу у  авторынка — подошел заблудившийся мальчуган.  Доставая  из школьного ранца мобильник,  парнишка  стал спрашивать, как дойти до ближайшей остановки маршрутного такси. И тут же включил свою «Нокию»: «Мама, не волнуйся,  буду не позже, чем через полчаса! Я тут немного  в Ивана Сусанина сыграл…»

   Да – телефон стал неотъемлемой частью современной жизни , действительно объединяя мир.

          

                       Александр ЕЛЕЦКИХ,

     23 мая 2004 года.