Тени Толщеевского монастыря

 

МОНАСТЫРЬ , ОКУТАННЫЙ ЛЕГЕНДАМИ

 Здесь прятался  в чаще разбойник Кудеяр и молился Богу  Тихон Задонский…

 

   Когда то здесь окрест был лес дремучий и непроходимые болота…История Толшевского монастыря полна легенд и преданий…Все здесь зыбко и таинственно – заповедные ныне места , где в чаще леса остались громадные стены с воротами Кудеяровского Стана, где разбойник Кудеяр прятал в неведомо откуда возникших громадных валунах награбленное…

                  БЛАГОСЛОВЕНИЕ МАТУШКИ  ФИЛАРЕТЫ

 

  Летучие мыши по ночам кружатся у древних монастырских развалин стены, где еще в семнадцатом веке послушники расчищали  землю под фундаменты…  Тихо шелестит ветер в кронах деревьев. Луна освещает  здание храма, что хорошо просматривается и с излучины реки Усманки… Утро обещает быть теплым и солнечным. Когда-то здесь бортник, отшельник Константин,  прислушивался к реву оленя,  а то и медведя, слушал токование ныне также исчезнувших как топтыгины, глухарей… Здесь стоял  усманский лес, а в нем – убежище старца…

 С утра хлопочут монахини. На фоне приземистого сооружения с двумя колоколами, монашки поливают цветы  и ведут прополку огородика. Все несуетно, степенно, по заведенному правилу. Игуменья здесь строга, сама много работает, следя за уставом благочестивой и смиренной жизни .

-Как нам матушку повидать, спросить позволения побывать в храме? – спрашиваем у двух послушниц. Нас осматривают внимательно, узнают Юрия Петровича Щербакова , заместителя директора заповедника по охранным делам. Шансы на то, что нашу просьбу рассмотрят –  растут. Ждем, когда появится матушка..

…Игуменья матушка Филарета благословила нас… и вот уже вскоре  одна из монашек открыла церковные врата, откуда пахнуло на нас ладаном, запахом медвяных трав и  прохладой.  Когда-то здесь, судя по преданию, клал поклоны Тихон Задонский, что еще в 1768 году вел здесь скромный образ жизни, помогая словом и делом здешней пастве. Отсюда уйдет святитель в Задонск,  но еще дважды вернется сюда, в Тешевские просторы,  будут ночами видеть его монахи  у дальных врат, где старец Тихон , стоя на коленях, вымаливал у Господа прощения за грехи  российского люда… Теперь эти врата полуразрушены, камни много повидали за три седых века…

  И вот, по благословению игуменьи, мы любуемся  иконами, слушаем рассказ монахини.  Явно  ощущаем, как легко и чисто дышится здесь, в окружении ликов святых, что мудро смотрят на нас , окружая вековым таинством приобщения к Истине.

   И льются в души напевы легенд и сказаний…

 Вот Петр Великий, он заблудился с группой помощников  во время работ по строительству Флота, выходит на тропу у тешевского монастыря. Монахи потчуют его медвяными и «обышными» квасами, от которых государь пришел в радость великую и повелел доставлять ему  с осени на царский двор сии монастырские,  отменные квасы …

  Да и начиналось, вновь замечу,  все в этих местах, как в сказке… Константин Пчельник, старец, подобный Иоанну Предтече – появился в Толшеевском (лес полон  толстенными, старыми деревьями – толщее придумать нельзя…) и поселился в громадном дупле самого толстого, старого дерева. А носил Пчельник шкуры вместо одежд, питался медом и плодами, и молился Господу, на том самом месте у Константинова Ключа, где позже возник монастырь…

 

               КАК МОНАСТЫРЬ СДЕЛАЛИ СТРОГИМ

 

…Тихо в храме. Еще недавно здесь ходили с экскурсоводами Воронежского заповедника посетители. Монашка  поведала немало историй, посвященных жизни храма в брежневские засто   йные  времена.

   Для иностранцев устроили посещение заповедника, с обедом внутри храма. Пили, поднимали тосты, обменивались впечатлениями. Один сухопарый немец заметил : «Главное впечатление, что в этой стране мы пьем внутри церкви. Такого нельзя позволить ни в одной цивилизованной стране Европы…»

  Кто-то распял Христа, а кто-то долго и тщательно вытаптывал из россиян уважение к святым местам. Таким, как Толшевский монастырь.

   Ушел в Задонск  святитель Тихон, остались на память о нем – крест, что хранился в особом футляре… Монастырь разрастался, а потом столица повелела, чтобы в Толшеевы кельи населяли провинившихся монахов. Трудны были послушания –  кто у клироса служил, кто на стройках  зданий кирпичных работал, кто за лошадями смотрел ( здесь выращивали породу прекрасных скаковых лошадей) , кто на огородах трудился от темна – до темна…

 Сей монастырь «строгого режима» прирос дополнительными угодьями, еще в 1759 году освященный, при двух церквях – Спаса Преображенского и соловецких чудотворцев Зосима и Саввы-  возвели каменную колокольню со святыми воротами  и построили каменную ограду.

 …Мирские пожертвования, доходы от мельниц на реке Усманка, да личные средства императорского дома Романовых – вот и вся казна монастырская, позже, в 1918 году разграбленная властью безбожных комиссаров. Тех самых  представителей партии, которая заставляла строить рай на земле под названием коммунизм. Ну  и молится своему старцу, что выставлен на обозрение в центре столицы на Красной площади…

  Монахи разбрелись, изгнанные из освященных еще святителем Тихоном  пределов, по миру, пока бесовское наваждение не начало покидать Россию. 14 июня 1994 года состоялось открытие Толшевского Спасо-Преображенского женского монастыря.

 Сейчас здесь с полдесятка монахинь, они великими трудами , с неженской решимостью и силой продолжают возвращать святость в старинные чертоги.

 … Мы прощались с монастырем вечером, когда солнце уже вызолотило стены храма, а монашки еще трудились на огородах, где цвели цветы, зеленели ряды овощей и картофеля, пахло мятой и полынью, а ветер приносил с реки влажный привкус  , так приятный для души человека, родившегося у реки…

  Где-то очень близко ревел в чащобе олень, перекликаясь с собратом из вольера в заповеднике. Кружил над нами подорлик, словно зачарованный куполом храма, золотился крест, отсвечивая в летней синеве…

  Хотелось жить, творить добро, приумножать радость в душах своих близких.

     

            Александр ЕЛЕЦКИХ, фото автора.

     Толшевский монастырь – Воронеж.