Владимир Фомин ТРИ РЕКОРДА

Представляю моего друга: Владимир ФОМИН, Новая Зеландия.

С Владимиром мы познакомились лет пять назад. Отличный охотник, талантливый литератор, прекрасный фотограф и рассказчик. Он дал согласие — и я стал печатать его рассказы в региональном издании "Рыбалка и охота в Черноземье". А эту фотографию- где он позирует  с  рекордной форелью он выслал мне по моей домашней электронной почте…

За несколько лет моих рыбалок в регионе Маккензи и в Национальном парке Маунт Кук у меня было много ярко запоминающихся выездов на разнообразные рыбалки на форель, лосося, угря ( хоть он и считается сорной рыбой ). Хочу рассказать про три моих личных рекорда, которые до сих пор ещё не побиты… 

Первый. Национальный парк Маунт Кук. От ледника Тасмана, самого большого ледника в Зеландии, и до озера с маорийским названием Пукаки, течёт с гор и дробится на множество рукавов на равнине бурная и чистая река Тасмана. Был декабрь, стояла жаркая летняя погода, вечерело, солнце уже клонилось влево за хребты, и сам Маунт Кук постепенно загорался красным…

Совершенно непередаваемая и фантастическая картина! Особенно для тех, кто видит это в первый раз. Закончив маршрут на каяках по горному озеру Мюллера, доставив клиентов до отеля и выпив с ними традиционную кружку пива в пабе, я вспомнил, что давно не проверял одно прелюбопытное местечко в 15 километрах от деревни, недалеко от аэропорта. В том месте один из центральных рукавов реки делал крутой поворот, и после быстро несущейся бурной воды образовалась довольно широкая, глубокая и относительно спокойная заводь. Настолько спокойная, что блесну не уносило течением сразу, а как бы постепенно.

Кроме этого форель всегда стоит и кормится именно в таких вот местах, где устав от борьбы с течением, можно расслабиться и только раскрывать рот — а вода сама приносит разную вымытую из почвы еду, букашек там, червячков разных. Хорошая такая заводь.

Добираться до неё километра 2,5 по каменистому берегу реки и я надеялся, что там давно никто не пугал рыбу. Так и оказалось, не доходя метров трёх до заводи, увидел, как с мелководья на глубину ринулась как торпеда тёмная спина довольно внушительных размеров, а вот и ещё одна справа…

Зайдя вперёд по течению, это что бы брошенную против течения блесну сносило поближе к тебе и она успевала сделать как можно больший путь и "захватить" как можно больше пространства, одел 12 — грамовую вертящуюся блесну в трёх цветах ( старое золото, чёрный, зелёный крап ) и прицелился в то самое место, где вода уже не бурлит и пенится, но ещё и не очень спокойно бежит.

Первый заброс был неудачен, я перебросил блесну на другой берег, зацепил за куст и чуть было не потерял. Я дорожу своими блёснами, во-первых, потому, что стоят они довольно дорого, от 12 и до 25 долларов, а мною доработанные и кое-где подкрашенные и с заменёнными самодельными тройниками — так и вообще бесценны. Поэтому я всегда стараюсь спасти блесну, если это только возможно. Бывало, что зимой лазил в ледяную воду доставать этот кусочек железа так не вовремя и по-подлому зацепившейся за что то непотребное на дне или просто застрявший между двух камней. Бросок, ещё бросок…

Гибкий и длинный спиннинг "Спидершафт" доставлял настоящее удовольствие, блесна летела туда, куда ей было положено, чётко руководствуясь моими желаниями. Шум воды по камням, отражение солнца, тихое жужжание катушки, тёплый вечер — всё это немного убаюкивало, состояние становилось какое то сонное, рука двигалась уже чисто автоматически, и я было стал подумывать о том, что пора бы сворачиваться и ехать опять готовить себе на обед какой нибудь полуфабрикат или довольствоваться жаренной картошкой в ближайшем кафе. И тут вдруг…, нет, я сначала почти ничего не почувствовал, как будто блесна "села" вдруг между камней и тут же вышла.

Такой вроде бы лёгенький зацеп. Потом вдруг другой зацеп… Я чертыхнулся и приготовилcя уже было раздеваться и лезть спасать блесну. И вдруг она пошла опять, но не ко мне, а резко от меня, причём зигзагом и с такой скоростью, что трещётка зажужжала и леска стала сматываться с немаленькой скоростью. Когда на катушке оставалось всего ничего, рыба вдруг резко изменила направление и пошла против течения.

Я судорожно принялся сматывать леску, выбирая слабину. Ничего особенного пока не происходило, всё было как всегда и в пределах нормы. Было понятно, что блесна сидит хорошо и теперь главная задача помотать рыбу, дать ей хлебнуть воздуха, плавно подвести под берег… и обед мне обеспечен. Как раз на следующий день ко мне должен был приехать товарищ Аркадий из Питера, мы с ним хотели сходить на восхождение в парке Маунт Кук, и хороший обед за встречу нам совсем бы не помешал. Я всё это понимал очень хорошо, а вот рыба видать не очень. Ну очень не хотелось ей становиться нашим с Аркашей обедом! 

Борьба продолжалась… Было видно, что силы у неё уже не те, сопротивление постепенно таяло и я всё ближе и ближе подводил форелину к каменистому мыску у края водоворота. Перекинул спиннинг в левую руку, правой достал из за спины подсаку, и… вот он счастливый миг — поднимаю спицу вверх, захожу в воду, завожу под неё… и вдруг ( вот так всегда — именно вдруг!), правая нога подскальзывается на круглом булыжнике, теряю равновесие и с шумом плюхаю левую ногу в воду, что бы не искупаться в самый неподходящий момент.

Всё это происходит быстро, под самым носом у рыбы, леска провисает на мгновение — и этого достаточно! Рыбина пугается, делает последний сильный рывок, тоненько дзинькнула лопаясь лёска и… таких ругательств на историческом языке России наверное никогда не слышал Маунт Кук!

Нет, вру, однажды уже слышал — это тогда, когда я на первых месяцам жизни тут перевернулся на машине из за двух маленьких кроликов, но тогда рядом были дамы и ругался я как то вроде бы вполголоса и с трудом, так как вся физиономия была прилично побита осколками. А сейчас я орал размахивая спинингом что то совершенно непотребное, о чём потом сам вспоминал со стыдом за своё поведение. И тем не менее… Рыба ушла! Каждый, кто хоть раз упускал крупную рыбу практически из подсаки, поймёт моё состояние и посочувствует. 

Мне всё уже перехотелось в тот момент, но пересиливая себя, достал новую блесну, прицепил карабинчик и, не на что уже не надеясь, зашвырнул в ту сторону, куда удрал наш с Аркашей обед. Я настолько ни на что не надеялся, что даже спиннинг держал как-то вяло и не сильно.

Сильнейший рывок в полводы блесны чуть не вышиб у меня его из рук!!! Вялость и нехотение тут же куда то исчезли. Повторилось почти всё тоже самое, но только значительно слабее, и я было подумал, что зацепил ну от силы килограмма на полтора. Но подумал я так только до первого прыжка… Рыбина, выпрыгнув и изогнувшись дугой в полёте, грузно шлёпнулась в воду, устроив мимолётную радугу

. А я настолько был сначала раздосадован, а потом и удивлён всем происходящим, что как-то не особо и внимание обратил на размеры. И только через несколько секунд дошло — а рыбка то тоже не балуйся, не меньше первой! Ещё через несколько секунд до меня дошло ещё больше, что так не бывает и что как-то сильно всё похоже и не совсем обычно получается…

Выводы стал делать потом, а в тот момент я всеми силами старался не упустить так невероятно идущую мне в руки удачу. Ну, вот опять! Пока рыба не у тебя в подсаке на берегу, никогда не говори, что ты её поймал! Или даже больше того — пока она не у тебя на столе с перчиком и лимоном запечённая в фольге. Так вот про удачу… В этот раз всё было классически — нога не поскользнулась, рука не дрогнула, рыба не испугалась. И вот я уже довольный собой сижу и курю на камешке, с удовольствием поглядывая на внушительную рыбину, которая по самым примерным прикидкам должна весить ну никак не меньше 5 килограмм. Пока докуривал, думал, насколько же я буду прав в весе, потом достал из рюкзака небольшой бизмен со специальным крючком, нашел подходящую палочку, чтобы разжать форели пасть (зубы у неё приличные — долго потом пальцы не заживают если уколоться), и уже взялся с какого бока приступить… как вдруг заметил торчащий у рыбы изо рта кусок лёски… 

Думаю, что дальше уже и рассказывать не надо, не интересно и все всё поняли! Потянувши за лёску, я обнаружил на её конце мою любимую норвежскую блесну, которую я с такой любовью красил намедни, накрепко застрявшую в жабрах с правой стороны! Во как! После 15 минут отчаянной борьбы ушедшая рыба буквально через минуту опять схватила блесну, но на этот раз менее удачно для себя.

Шутки шутками — а вот такой случай имел место в моей практике в Регионе Маккензи, в реке Тасмана, что в Национальном парке Маунт Кук.

По дороге к машине я свернул на луг, разогнал десятка три овец и за полчаса набрал большой целлофановый мешок отборных луговых шампиньонов. Хорошенько вымытые сырые грибы мелко покрошенные пополам с репчатым луком, подсоленные и заправленные небольшим количеством уксуса и полложечкой сахара — ну просто чудесное добавление к приготовленной с умом и сердцем рыбе.

Взвешенная же форель потянула 5 килограмм, 500 с хвостиком грамм. И у нас состоялся грандиозный ужин вчетвером с Аркадием и семьёй моих приятелей — гидов. Не знаю, какое и как положено под рыбу употреблять, а мы употребляли красную "Монтану" не изменяя традициям. Хватило всем и всего и даже с избытком! 

Этот вид форели называется тут ( пишу на русском ) — " браун траут ". В альбоме есть моя фотография с этой рыбой. Запекли мы её цельную в духовке, завернув в два слоя фольги, предварительно посолив, поперчив и добавив лимонных долек, 25 минут при температуре 230 — 250 градусов. Советую попробовать! Удачи!