Воровской Воронеж

 

Воронеж воровской.

 

Вы, в натуре, гражданин читатель, никогда себя лохом не чувствовали? Вас никогда не кидали, не тибрили из сумочки деньжата в трамвае, не динамили в отпуске? Странно…

Собирая материалы по предложенной теме, автор откровенно уверовал, что Воронеж можно перевести и как место, где вор просто нежится. Ибо авторитетный люди уверяют, что только с 1917 года в местах лишения свободы отсидело около 1 млн, 77 тысяч жителей Воронежа и области, включая сосланных в лагеря, спецпоселенцев и прочая, и прочая, и прочая…

Но не все попадались. Многие занимались плутовством, татьбой, мошенничеством, кражами и просто выносом товара с заводов и предприятий города почти легально. Давайте вспомним дни повального увлечения этим занятием, когда впервые появилось в газетах слово «несуны»…

 

Славные традиции

 

В русском языке понятие «вор» и «воровство» можно трактовать при помощи десятков синонимов. Великий и богатый русский язык недавно получил подкрепление к общепринятым «слямзить» и «стырить». Появились синонимы: «скачать», «продинамить» и «кинуть». Это значит, что наш фзык не стоит на месте.

Всегда в России в целом и на воронежских предприятиях в частности считали, что страна большая, и если «от много взять немножко, то это не кража, а дележка». В печати промелькнуло, кстати, сообщение, что, когда Леониду Ильичу Брежневу доложили, что в стране процветает воровство, генсек сказал в тов духе, что всегда воровали в России — и ничего. Мол, и он в юности, того…святым не был.

Завладение имуществом шло по-разному6 кто выносил полностью готовенькое, кто по частям, кто изобретал нечто выбивающееся из «номенклатуры предприятия».

О славных традициях воронежских несунов и поговорим мы с вами сегодня, дорогие читатели. Откровенно, век свободы не видать!

 

Все на вынос!

 

Так давайте расколемся и будем играть в «сознанку». Признаемся добровольно, что на всех заводах, предприятиях и учреждениях всегда было место выносу. выносили по-всякому. Например, на мясокомбинате привязывали к себе куски мяса, отчего мужики были похожи на Жаботинского, а женщины — на Тамару Прес. Воровали. провозя в двойных кузовах, договариваясь с ночными сторожами и вахтерами, вывозили с металлоломом и в виде брака по согласованию с начальником смены.

 

Роковой случай

 

Эту историю рассказал свидетель — Виктор Николаевич Н., ныне пенсионер. С мясокомбината воронежцы умудрялись выносить мясо, перекидывая его через забор. Один несознательный гражданин перекинул таким образом килограммов пять мяса, а пока перелез за стены родного предприятия, мясо поволокла громадная собака в явно голодном состоянии. При виде такого разбоя мясоперекидыватель заорал на псину и стал ее догонять. Но так как дело было в Воронеже, а не на лужайке под Репным, он угодил на полном скаку в яму для канализации. Извлеченный из нее стараниями прибежавших на вопли работников охраны, гражданин все еще недовольно вопил, проклиная собаку. Скоро он насобачился перекидывать мясо в целлофановом покете, упакованном в мешок, политый керосином, чтоб нюх отбить.

А что же все-таки внутри заводов и предприятий изготавливалось специально для выноса и последующей продажи? Об этом — особый разговор…

 

Штат сократить, аппарат удлинить

 

Воронежская «Электроника» отличалась изяществом подпольной продукции. Здесь веников не вязали и салазки не загибали. В 13-м цехе этого предприятия делались отменные… самогонные аппараты. Удивительные механизмы блестели хромом и эмалью, отличались изяществом инженерной мысли и… нерусское слово… Вот — дизайном!

Самогонные аппараты заказывались постоянно. По самым скромным подсчетам, за десятилетие (к разгару горбачевской перестройки) все производящие в «Энергии» «спиртопроизводящие конструкции» давали на квартирах воронежцев суммарно едва ли не треть от всей мощности воронежского «алкогольного» завода.

 

  ДАЧНЫЕ СТРАСТИ

 

Многие граждане дачники сегодня неудачники. Их неприятности заключаются в утренних исчезновениях длинных заборов, сделанных из ценных металлов. Завод «Метиз» и еще ряд подобных металлсодержащих предприятий Воронежа после штамповки и вырубки деталей из латунного, медного и алюминиевого — возводили на складах горы из квадратов под названием «вырубка». Из этого цветного утильсырья и делались километры дачных заборов. Сегодня ведь стоит миллионы, поэтому многие приспособились ночью выкорчевывать эти заборчики. То, что осторожно было вынесено за стены заводов, ныне так же осторожно снимается (ночами) и увозится от дачных участков туда, где люби бьются за металл, особенно цветной.

 

Не тяни резину, товарищ!

 

Шинный завод радовал воронежцев сработанными по-тихому резиновыми ковриками для автомобилей и дачных душевых комнат.

Но после того, как Воронеж застонал от завезенных еще в 50-е годы тараканов, рабочие шинного завода стали приторговывать особым химикатом под названием «Тиурам». Таракановладельцы охотно покупали эту дрянь, которая, как выяснилось позже, не смогла окончательно и бесповоротно убить тараканов, но пагубно влияла на генетику самого владельца квартиры с насекомыми.

А руководители данного предприятия так и не наладили массовый выпуск ковриков для госторговли. Не перестроились, не учли человеческий фактор…

 

К цветку цветок сплетем венок

 

Когда партия еще только давала трещину и признавалась, что надо бороться с дефицитом, войну с этим самым дефицитом уже вели воронежские несуны. а местном заводя радиодеталей занялись проблемами ритуальных услуг. В городе катастрофически не хватало венков. И поэтому здесь подпольно выносили фольгу, медную проволоку и восковую бумагу и производили красивые и недорогие веночки.

«Гробовое дело» поддержали труженики воронежского авиазавода. Здесь втихую клепали и варили из спецсплавов гробницы, загородки и прочее кладбищенское снаряжение. Так авиационщики глубоко думали о земных делах.

 

С думой о рекламе

 

Еще уходили с вокзала Воронежа в столицу составы за колбасой, а местное неродонаселение уже овладело маркетингом и рекламным делом. Так, с завода кинескопов скопом выносили кинескопы. Из них изготавливались большие и блестящие буквицы, которые потом лепились на магазинные вывески. Например, «КНИГА». Было очень красиво, особенно вечером, когда изнутри буквы подсвечивались обыкновенными лампочками.

А вот продукция КБХА в рекламе не нуждалась. Здесь втихую делали «вечные» лопаты для дая, изготовленные из стратегического материала — титана. Титаны здешней мысли и отцы плутократии снабдили многих местных дачников боевыми саперными лопатами и прочим плохо тупеющим инвентарем.

 

С миру по нитке — рыбаку на сети

 

Фабрика технических тканей свою «золотую рыбку» нашла в изготовлении сетей. Неводы и бредни из крепкой технической нитки получались отменные, и на рынках Воронежа можно было из-под полы купить и цлые мотки (бобины) сырья, и уже готовые сети-путанки, а также «телевизоры» и даже верши-крылатки.

Ну а швеи предприятия «Работница» из отходов меха шили отличные игрушки и даже готовые меховые воротнички. Причем получалось это так искусно, даже не верилось, что все это сбацано из кусочков, а не из целых шкурок.

За свои изделия местные несуны не драли по три шкуры, чтоб не отпугнуть клиента.

 

Некоторые подробности

 

Среди всего самого пестрого арсенала товаров, которые исчезали за пределы заводских проходных, в г. Воронеже были самодельные якоря для лодок местных охотников и рыболовов, сработанные на экскаваторном заводе, хрустальные вазы, такие же «туфельки для Золушки» и поблескивающие рога для вина, сделанные умельцами с электролампового завода. Самые громкие кустарные изделия производили на заводе им. Калинина. Многие и сегодня помнят уголовные дела об изготовлении «калининцами» боевого оружия для банды – автоматов, пулеметов и кинжалов. С авторемцехов уходил в Борисоглебск свинец вместе с отработанными аккумуляторами. Но по пути их перекупали… бабушки-старушки, промышлявшие изготовлением и сбытом пуховых платков. Свинец им требовался для получения особо стойкой краски.Там же, на предприятии, из свинца делали грузила для сетей и прочей рыболовной снасти. На керамическом заводе потихоньку делали шедевры, расписывая местную белую плитку масляными красками. Получались живописные наборы для кухонь и ванных комнат.

Да, практически не было в Воронеже ни одного предприятия и учреждения, откуда бы не несли в народ свой товар отчаянные «предприниматели» еще при полном уме, чести и совести нашей эпохи.

И сегодня, когда в Воронеже многие заводы и фабрики дышат на ладан благодаря перестройке и последующим реформам экономики, в еле живых предприятиях все еще сильны традиции, запрограммированные в известной песенке: «По камешку, по кирпичику растащили родимый завод…».

Так ведь чего ожидать в стране, где даже главный прокурор РФ попал в «Матросскую Тишину», а министр юстиции замечен с голыми кралями в бане — излюбленном пристанище братвы их криминальных структур.

Чего также можно ожидать в городе, чье название состоит из трех заглавных букв, составляющих нередкую для России профессию — ВОР-онеж…

«Оне ж воруют!» — говорил один горьковский герой. Нет, пока еще не все. Есть еще в ВОРонеже люди, которым или воровать нечего, или… Эти могикане еще считают, что нехорошо нести, тибрить, тащить, кидать и динамить, так как все эти действия по сути постыдное наследие, присущее русскому менталитету ( не при ментах будет сказано)…

 

Александр Елецких