Вызов на дачу Иосифа Сталина. Сны демократа — 2

 

Александр ЕЛЕЦКИХ

 

ВЫЗОВ НА ДАЧУ

ИОСИФА СТАЛИНА

 

К вечеру я почти уже забыл о ночных кошмарах и спокойно досмотрел очередную серию , с комментариями Александра Исаевича Солженицина.

Я попытался сыграть в покер с компьютером. Но Техасский Холдем утомил и ,  закончив флэшем , я пошел спать.

И как в первом сне, едва задремав,  услышал минорный звонок телефона. И снова, вздрогнув, я услышал в трубке голос Сталина:

-Алло! Хватит спать, генацвале! Я тут подумал, что наше заседание надо перенести  ко мне на дачу. Поторопитесь, гражданин Елецких, машина за вами будет через семь минут…Каргати хави, мегубари…

И вот старый знакомы шофер, латыш, приветствуя меня мелодичным «Лаба денэ» — уже подвозит меня , летя сквозь ночь и судьбу – к полукруглому дому, окрашенному , как знакомая  воронежская зубная больница, в белый и мандариновый цвета.

На первом этаже, в вестибюле, я увидел Льва Толстого. Он сидел в кресле, опираясь на изящную, но крепкую трость.

— Ну, наконец! – заулыбалось «зеркало русской революции», когда мы закрыли за собой дверь и стали обивать снег с обуви.

-Вас ждут, пройдемте…- Лев Толстой тихо взял меня под локоть и направил в левое крыло дачи, больше похожей на солнечногорский санаторий «Лесное озеро», где мы отдыхали как-то с супругой,  чем на госдачу вождя.

В коридоре чуть слышно пахло мышами и полынью. Серый, толстый кот сидел на тумбочке, внимательно провожая нас глазами.

-Че , Кирюха, скучно? – как обычно спрашивал я своего кота, обратился к серому толстяку, с отливающими желтыми глазами.

— Да нет. Тут, Александр, не поскучаешь. Давеча крысу прихватил, морда дикая, как у  Распутина. Жду вот. Сейчас  горничная молока принесет…- деловито ответил котяра и его ответ почему-то меня ничуть не удивил.

-Ну-ну. Жди. Крысам – привет – машинально парировал я, привыкший в одиночестве разговаривать  со своим Боем или дочкиным персом Томом.или Джимом

Лев Николаевич удивленно посмотрел на меня:

— Поразительно. А я вот к тому, что здесь коты разговаривают – до сих пор не могу привыкнуть.

Иосиф говорит – это следствие опытов в НКВД, концентрат из мозгов врагов народа вводят в черепную коробку сибирских котов.

Они очень живучие. И если выживают – уже через неделю начинают сносно говорить по русски. Правда, был конфуз – выжимку  из мозгов  репрессированного , консервативного иудея , блюстителя  хасидизма- ввели в кота Барсика.

Кот чуть не околел с голода, пока не разобрался: какие мыши кошерная пища, какие – нет. И кроме того- по четным кот говорил на идиш, а по нечетным на русском. Но по субботам он изъяснялся только на иврите. –

Как бы в подтверждение слов, сзади раздалось заунывное , речитативное пение, как на сходках ашкенази – хасидов…

А еще был чокнутый кот- шахид. Он всюду оставлял «мины», гадил где ни попадя, грозился джихадом, мечтал о гареме из кошек, ходил по даче с зеленым знаменем, обещая превратить всю дачу в новый Халифат , напевая по арабски песни о своей родине: «Биляди, блияяяди, блияяядии… Вукухель билль ля вухууади…» — что то  типа того…

 Лев Толстой засмеялся – тихо, в бородку, потом продолжил:

-Да…А был еще кот Бурят. Тот требовал все время брить голову, чтоб как у тибетских монахов… …

Все время крутил маленький барабан и распевал мантры…

Был кот- украинец из Львова, что танцевал боевой гопак, и  часто верещал бандеровские лозунги…

Тем временем мы подошли к двери, за которой слышался разговор.

Лев Толстой остановился, вынул из кармана серых брюк расческу, причесал волосы и усы, помял бороду и сказал:

-Ну, ты только не тушуйся, брат. Русская душа все выдержит…Меня , бывало, своей истерикой супруга моя, Софочка,  чуть не до паралича мозга доведет, а я выйду, поброжу по аллеям Ясной Поляны, и моя душа размягчится…

Кстати, ты воронежец, был на хуторе Ржевск, что под Россошью? Цел ли особняк моего друга Владимира Черткова?

-Нет, Николаич, разрушили большевистские подлецы! – отвечаю писателю. Толстой скорбно морщит губу и расчесывает пальцами свою густую бороду…

Мы вошли в овальный зал,  в центре стоял громадный , круглый стол, вокруг, на семи стульях, сидели  подозрительно знакомые люди.

Что ж, из старой кампании остались трое – Иосиф Джугашвили, липецкий губернатор Олег Королев и Понтий Пилат.

 Прибавились коллеги из «Новой газеты», два Игорька,  Бедеров и  Домников , с ними я познакомился в Липецке, а Бедеров даже приезжал ко мне в Тербуны.

На фото – Игорь Домников, журналист «Новой газеты», убит наемниками после серии публикаций статей по злоупотреблениях в руководстве Липецкой области. Автор познакомился с Игорем в один из приездов Домникова в Липецк.

Домников весело помахал мне ладонью, отчего сердце сжалось. Я слышал, вроде он то ли в аварию угодил, то ли взорвали. Значит – соврали, пронесло – живой. Ну и прекрасно.

Шестым за столом сидел совершенно незнакомый человек.

Седьмое кресло занял Лев Толстой, добродушно подмигивая мне, как будто я его старый знакомый.

— Това… гражданин Елецких, генацвале, как доехал? – Сталин поднялся, одернул френч и обвел рукою зал:

-А мы думали, что ты не доедешь. И мы не дослушаем твою экспертную оценку Липецкой области.

А нам это чрезвычайно интересно – в условиях очередного обострения классовой борьбы. Присаживайся, Александр, налей себе чаю. Или хочешь хорошего вина, есть «Киндзмараули», передайте ему бутылку и бокал.

Я вспомнил Сухуми, вечерний пляж, как мы с женой в кафе пьем вино, затем едим теплое лобио….

У нас была хорошая кампания – одна русская пара и две грузинских.

Ах, эта мзиури Сакартвело, удивительно солнечная Грузия…

Мой бокал допит до дна. И тут я заметил, что в наступившей тишине все смотрят  на Сталина.

А тот – глядит мне в глаза. Взгляд тирана отрезвляет и беспокоит, как взгляд гаишника, застукавшего тебя на въезде своей «копейкой» под «кирпич».

ЗНАКОМСТВО С ЗЕМЛЯКОМ

-Так. Прежде чем  наш эксперт продолжит анализ ситуации в Липецкой области, я хочу представить тебе присутствующих…

-Иосиф, я знаком со всеми. Кроме господина по вашу правую руку…

-Замечательно. Тогда мне меньше работы. Этот незнакомец – Иван Бунин, твой земляк…

И действительно – это был нобелевский лауреат, автор «Окаянных дней», премию его имени раздавали в Липецке моим коллегам, приверженцам власти левого толка, приближенным и обогретым командой Королева, Дюкарева и Загнойко, что вышколили местных журналюг до примерного чинопочитания, а кое где и до постыдного холуйства.

В завершением всего Королев пригласил из Москвы артистичного поляка , сделав его главным по липецким СМИ. Приезжий полячишка перетасовал старую колодку королевских журналюг и быстро дотумкал, что ничего творческого путного из придворных типа холуев и конкретных прихлебателей – не выйдет. Пан Куржиямский по тихому укатил назад в Столицу…

Я посмотрел в сторону нобелевского лауреата. Тот ответно улыбнулся…

-Очень рад! – Я привстал и поклонился в сторону Бунина, прибавив: «В такой достойной кампании — ночь светла, коротка  и прекрасна…»

И добавил строками бунинского перевода Байрона, слова Люцифера из «Каина», что были к месту:

«…Дерзнувшие создать свое бессмертье,

Взглянуть в лицо всесильному тирану,

Сказать ему, что зло не есть добро…»

Иван Алексеевич удивленно вскинул брови, а Иосиф , довольный,  рассмеялся.

Затем я обернулся к Льву Толстому и добавил : «Как хороши были лунные ночи в Ржеве, под Россошью, где гладь пруда отражает все звезды ,и мир кажется безумно  светлым и  хрупким»…

-Как? Вы давно  бывали в Ржеве? – оживился Толстой. Вы видели каштаны, посаженые мной и господином Чертковым?

-Лев Николаевич, и не раз! Как же, я купался в пруду, где вы удили сазанов, рядом с этими каштанами, которые от старости , увы, сохнут…Моя родина – в часе езды от Ржева.

-Оставим лирику на потом! – Понтий Пилат многозначительно постучал на стопке папок, синего и красного цвета.

На фото: Понтий Пилат, Прокуратор Рима.

— Да, тов… гражданин Елецких, продолжайте начатое в Кремле…

Я подошел к старой знакомой карте, где на месте Сталинграда по прежнему зияла дыра, пробитая пулей из маузера Лаврентия.

От Сталина не ускользнул мой жест, поглаживание дыры на карте…

-Не волнуйтесь. Берия сегодня отсутствует. По уважительной причине. Он лично сегодня проводит расстрел Никиты Хрущева.

Так что сегодня никто стрелять в вас пока не будет…

Итак, внимание, начинаем заседание, вах…У кого есть вопросы к эксперту по теме состояния Липецкой области?

-Я протестую! – Олег Королев стукнул кулаком по столу.- Пока я четырежды губернатор РФ , то  больше чем Олег Петрович, никто о Липецкой области рассказать не сможет! А вы даете слово этому  журналюге, хаму,  выскочке из Тербунов?

-Полегче на поворотах! Елецких живет там годами, а ты больше в Москве бываешь, чем в Липецке, верхогляд болтливый! – заступился Игорь Бедеров.

-А сам то ты кто, не выскочка ? – подал голос Игорь Домников, жмурясь, как от сильной головной боли.

-А тебя бы, Домников, я бы посоветовал Доровскому …вторично… — Олег показал выразительный жест ладонью , по зэковски показал, профессионально.

И добавил:

-Жаль рядом нет моего старого  друга Борисыча, он бы тебе  через своих знакомых  объяснил типа конкретно– по самые не балуй, чтоб не портили мне, журналюги ,  мою среду обитания…

Сталин рассмеялся и сказал:

-Генацвале Елецких, ты понял, зачем я пригласил сюда этих твоих коллег из «Новой газеты»? — Они тоже  хорошо знают экономику Липецкой области и лично товарища губернатора. Их журналистским досье может позавидовать МИ 7, вах!

Лев Толстой вставил реплику:

-Ну а я в сию пеструю  кампанию сам напросился!- Все же в России лишь один город , по имени Лев Толстой. Как раз,  на липецкой земле…

Джугашвили пыхнул трубкой, вновь повернулся всем корпусом ко мне:

-Продолжайте,  гражданин Елецких! Я вот хочу знать – почему  Королев работает, его область впереди всех в Черноземье, а воронежский или тамбовский губернаторы топчутся на месте?

В чем причина? Для анализа ситуации в Липецкой области это очень важно!

— Дело не в способностях Королева. Ему сильно повезло! – ответил я.

И добавил:

-Если бы на место Королева пересадить воронежского губернатора Кулакова, или сегодняшнего бывшего министра А. Гордеева … то и у Кулакова все бы пошло, может быть и гораздо успешней…Ну а Гордеев, возможно, переплюнул бы всех губернаторов, включая Лужкова, не к ночи будь помянут бывший мэр столицы…

 Ну а Королев сразу бы в Воронеже вместо работы – стал искать виновных в дефиците областного бюджета…

— Это почему же? – удивился Коба.

— Анатомия достижений губернатора Королева – известна, особого анализа делать не надо! – заметил с места Игорь Домников.

-Подфартило Олегу – у него в Липецке есть Новолипецкий металлургический комбинат – НЛМК. И этот гигант, монстр индустрии – щедрой рукой отсыпает губернатору в бюджет области – половину, если не больше, от всего бюджета Липецкой области.  А в Воронеже или Курске изначально губернаторы поставлены в неравные условия…У них то своих таких НЛМК нет.

— Кстати, остальное в бюджет Липецкой области дает не команда губернатора Королева, а все чаще – капиталисты, частники. Я вот тут на строки бюджета смотрю и вижу! – заговорил Понтий Пилат, листая синюю папку. Да вот же они, доноры бюджета, творцы успехов Королевской команды:

-Лебедянский консервный, «Липецкмакаронпром»… так что деньги в бюджет зарабатываются не стараниями административной команды Королева…А усилиями  металлургов, частных фирм – то есть  капиталистического сектора экономики…

И вообще придумав ловкий ход с этими региональными Зонами – команда Королева просто решила хорошо подоить и бюджет республики!

-Так ребята, а может вы без меня обойдетесь! – я рассмеялся и отошел от карты:

-Иосиф, я подтверждаю обоснованность высказываний моих коллег. Игорь  Домников  может больше, чем я, рассказать о Липецкой области и роли губернатора в успехах липецкой земли…Я рекомендую сейчас заслушать Игорька Домникова,  журналиста «Новой газеты».

— Есть у кого возражения? – Сталин обвел глазами присутствующих…

-У меня есть возражения! Я прошу избавить меня от судилища, затеянного на даче Сталина!

Меня назначил дорогой товарищ Путин, потом переназначил не менее дорогой товарищ Медведев,  и я теперь подчиняюсь не охлосу, , не быдлу, не тирану, а именно эпохальному Владимиру Владимировичу! И не менее эпохальному Дмитрию Анатольевичу, да пребудет его имя в веках! Аминь!

Да, да! — Началась эра Путина и Патриарха, Медведева и Господа, Россия выходит из штопора! И закончилась эра домниковых и бедеровых!

Дайте мне слово! Я расскажу все в нужной плоскости нашей среды обитания!

-Тыха, Королев! Или сыды тыха или… будешь сыдэть, где нада …давно! Какая у него, тэрбунскаго салавья,  ЛИЗОСТЬ К ТЕЛУ кремлевских небожителей прорезалас, вах!– Сталин  стукнул трубкой по пепельнице и сказал:

— Слово для содоклада по анализу Липецкой области – с момента перехода на капиталистыческий  рынок и прихода к власти Олега Королева – предоставляется Игорю номер адын. Домников – к карте, Елецких – садыс на место. Пока садыс, генацвале…

-История Липецкой области увлекательна! – начал Игорь. Он стал вынимать из папки документы и передавать по ряду сидящих за столом.

Продолжил, закрыв похудевшую папку:

— Когда НЛМК отняли от Воронежа и передали Липецку – Воронеж даже в советские года изрядно обанкротился. Ведь с создания Липецкой области воронежцев изрядно разорили , отобрав в Липецк сотни спецов, профессионалов инженерного плана.

После путча, в Липецке создали  свое ГКЧП. Замена кадров обкома КПСС на демократов шла спешно. И друзья Королева боялись, что с ними поступят стилем Берии…

-Так и надо поступать с участниками заговоров! – перебил Сталин. Заметил:

-Ваш Ельцин  слишком мягок, надо было в Липецке оторвать головы членам своего ГКЧП.

Или хотя бы услать их в Сибирь! – Сталин посмотрел на Домникова и махнул рукой:

-Продолжай! Короче – в Липецке ГКЧП воспрянуло духом, понимая, что каторга и концлагерь – не метод демократов. Так?

-Так, Иосиф! – Домников  продолжал:

-Ожившие партократы, а Королев тоже из числа молодых секретарей райкома КПСС – стали спешно расправляться с оппонентами, что надеялись на Москву. Столица им поддержки не оказала, местная и московская прокуратура замалчивала массовый беспредел и изнасилование местной , двурушнической  Фемиды толпой  реваншистов на местах.

 И имя Королева всплыло случайно. Он сам пишет, публикует свои слова о том, что возглавил облсовет не по желанию…

Я процитирую одно его высказывание:

«О своих шансах я никогда не заботился и себя не выдвигал, вопреки меня выдвинули на Председателя облсовета в 1992 г. Вопреки моей воле уверенно говорю я, к сожалению, попал на пост главы администрации…»

-К сожалению? – вскинулся Понтий Пилат и стал рыться в портфеле, в том самом до боли знакомом мне отцовском портфеле с письмами Солженицына, Твардовского и Грибачева…

Он выудил газету и зачел: «Королев поблагодарил депутатов и сказал, что ему прекрасно работалось и всегда хотелось работать на посту главы такой прекрасной области, как Липецкая!»

-Насчет «вопреки его воле» — фантазии!

Я знаю, что Королев с друзьями объезжал районы , убеждал поддержать  его кандидатуру  , вместо спикера Олега Дячкина. Я тогда работал главой района и имел проверенную информацию от тех, кого уговаривал Олег…- подтвердил и я, одобрительно кивая Домникову.

-Выходит, кроме Королева были и другие кандидатуры в 1992 году?- спросил Сталин.

-Конечно! – ответил Домников. И привел еще одну выдержку из газеты: «Валерий МИРОЛЕВИЧ, “Известия”, 25 февраля 1992 года…

Очередная ceccия Липецкого облсовета, выполняя антидемократический по сути —  закон Российской Федерации, избрала малый Совет.

В его состав не попал … ни один представитель депутатской группы демократов , за исключением разве что председателя облсовета — он вошел в “малый” по должности.

В этой ситуации председателю облсовета, одному из лидеров местного движения “Дем. России” Олегу Дячкину уготована в малом парламенте роль "английской королевы”.

— Королевы Англии? – Сталину понравилось сравнение и он сказал :

-Маладэц, Валерий Каралевич, верно заметил в «Известиях»!… Продолжай, Игорь!

-Короче – сначала спешно искали всем обкомовским большинством сессии замену спикеру демократу Олегу Дячкину, на своего — коммуниста до мозга костей.

 Тогда Королева почти никто не знал, он не раздражал особенно…  ни левых, ни правых, его не любил В.В. Донских, он был в опале, на должности главного мелиоратора.

Ну и  так бывает часто – «карты легли» и выбор случайно пал на Королева. Он не скрывал удовлетворения. Долго благодарил на сессии за доверие и светился от радости, я беседовал с депутатами-очевидцами…

-Игорь Домников  снова стал вынимать документы из красной папки.

-Да, я тоже был народным депутатом облсовета и помню разговор с ним до сессии, в Тербунах. Королев дал нам честное слово, что в спикеры не пойдет. А на сессии с трибуны громко  сказал: я был и останусь до конца – коммунистом!»

Были овации зала…Потом был 1993 год и Олег протащил на сессии решение, что в Липецкой области теперь новый президент – Александр Руцкой.

 Это решение депутатов, кстати, не отменено и обратной силы не имеет! — вслух вспомнил я, посматривая в сторону Олега, метавшего искры глазами на всех.

-Как? Выходит, что на территории области и сегодня действует закон, по которому президент Руцкой, а не Путин? – рассмеялся Понтий Пилат.

-Ну, судя по протащенному Королевы на сессии решению – Руцкой!- заверил Домников.

-А зачем Королеву сдался был этот…  генерал от авиации? – спросил Сталин

-Губернатор просто ненавидел Ельцина, и мечтал ему  «подсуропить», как это сделал с Михаилом Наролиным.

Королев большой путаник! Его роль в октябре 1993 года еще до конца не прояснена. То он сидел в Белом Доме, то – в Конституционном суде.

 И Ельцин тоже о Королеве отзывался дурно… — пояснил Игорь Бендеров.

-Так ты остался членом компартии до конца? Ты верен своим обещаниям товарищам? – спросил Сталин, хищно посматривая в сторону Королева…

Королев встал, и быстро затараторил:

-Я же говорил! – Все хорошие коммунисты области ровными шеренгами вливаются в «Единую Россию», мы правильной дорогой пошли, товарищи!

 Правда, мешают оппортунисты партии из НЛМК! Но мы победим! Наша партия в Липецке – станет истинно ленинской, я буду за это бороться! – заверил Сталина Королев.

Игорь Бедеров продолжил: Власть в Липецке опять прибрали к рукам коммунисты. Они незаконно, как подтвердил суд в Москве – сняли с поста губернатора демократа Геннадия Купцова, заменив его на Наролина, которого «съела» команда Королева.

 Ельцин незаконно , как признал суд, уволил Купцова с поста губернатора….

А далее команда Королева лишь окрепла. Во главе – три бывший секретаря райкома КПСС – Горлов, Королев, Тагинцев. И действуют они теми же , проверенными методами КПСС.

-А как же иначе может действовать коммунист?- заметил вполголоса Иосиф.

В дело опять включился докладчик, коллега Домников:

-Кстати…В качестве исторического экскурса можно заметить, что Олег Петрович вопреки своей воле шесть лет возглавлял областной парламент. Дважды , якобы через "не хочу", избирался на пост губернатора.

Более того, два года назад депутаты областного совета разрешили Олегу Королёву баллотироваться на руководящий пост в третий раз. Впрочем, как сейчас выясняется, инициатива народных избранников оказалась излишней.

Липецкий губернатор считал, что ограничение губернаторства двумя сроками, скорее всего, будет упразднено. Вот, читаю…
Олег Королев — глава администрации Липецкой области: "Я думаю, теперь это отпадает. Надо доверять Президенту. Вот у меня два срока, я в расцвете сил. Что мне печки ложить. Могу и печки. Но могу и пользу принести".

— Зря тебе Путин доверил власть. Я бы тебя опять на мелиорацию бросил! – раздраженно махнул в сторону Королева Виссарион. Прибавил:

-То ты-  атеист и коммунист. То ты руку Патриарха целуешь. То ты народу выбор доверяешь, то на Путина надеешься. Нет в тебе постоянности, да и на язык… вэртляв! Книги умные  надо читать, Олег, и народу надо доверять больше, чем даже мне.

Сам то, товарищ Королев – тайком в президенты не метишь? – в глазах Виссариона читалась насмешка.

-По глазам вижу – давно метит! -засмеялся Пилат!

-Продолжай, Игорь. Обрисуй мне картину…Как в Липецке народ относится к Королеву? Я слыхал, что Олег создал здесь отменный Агитпроп, из бывших работников сектора печати обкома?

Игорь Демников  стал говорить, как цитировать:

-Не стану тянуть, сразу сообщу: как мне кажется, наш главный национальный секрет — Россию если кто и погубит, так это ее народ. Нелогичный, сам не знающий чего хочет, нетрезвый, не видящий на ход вперед, политистеричный , мыслящий штампами и рекламной логикой, неразумный в сущности народ, напоминающий подозрительную, но одновременно простодушную девушку, идущую на ночь к молодому человеку посмотреть коллекцию марок…

В Липецкой области слово электорат – пока вообще пока не применимо!

— Развели демократию! Раньше в бюллетене достаточно было одного кандидата в депутаты…- буркнул Сталин. Помолчал. Обернулся к докладчику. Продолжайте, Домников:
      — Результат —  79% липчан выбрали Олега Петровича Королева главой областной администрации (он себя иногда называет губернатором, хотя у него нет правительства. Но я тоже буду употреблять это слово — для краткости). То есть, выражаясь строго математически, Королев — самый народный начальник в России (страна другая, поэтому экс-мэр Лужков не в счет).
       Мало того, Королев долго работал, едва ли не самый молодой сенатор страны (1954 года рождения), да еще и зампредседателя Совета Федерации: по протекции прежнего липецкого губернатора Наролина его выдвинул мудрый и хитрый Строев, а непосредственно предложил на должность аж Лужков.

-Лужков? Это в кепке, как Ленин? Москвой руководил, но у него… кончились запасы доверия в Кремле- сделал реплику Сталин.
       -Со стороны те липецкие выборы выглядели ясно и просто: молодая команда, следовательно, энергичная и новаторская, сместила старую команду, то есть, понятно, сволочную и партийную, возглавляемую 65-летним губернатором Наролиным, которого Ельцин дважды хотел снять с должности, потому как липчане поддерживали Зюганова на президентских выборах…

Игорь Домников сделал паузу, выудил листовку КПРФ с поддержкой «коммуниста Олега Королева» и добавил:

-Кстати, Зюганов тоже приехал в Липецк и неожиданно, как тогда казалось, выступил за молодого Королева. Так же, как и все 42 липецкие партии, включая «Яблоко» и КПРФ.
— А что из себя представляла в бюджетном плане Липецкая область накануне первого избрания Королева? – задал вопрос Сталин. Домников извлек из папки статочтет , полистал. Ответил:

— К моменту выборов Королева, Липецкая область была второй по стране (первая — Москва, третьи — белгородцы) в рейтинге качества жизни.

 Одна из одиннадцати не дотационных областей. Со смешными — по месяцу — задолженностями по зарплате и пенсиям (а к выборам губернатор Наролин расстарался и погасил долги. Да еще увеличил зарплаты на четверть).

На пятом месте в стране по объему промпроизводства на душу. Здесь, в Липецкой области, росли (!) объемы промышленного производства. Особенно производство водки и закуски — всевозможных консервов. Но и молока, и холодильников «Стинол» (к слову, переводится как «Сталь Новолипецка»)…
       Куры ежегодно выдавали на 10% яиц больше. Свиньи набирали по 65 граммов в сутки и уже физически не могли вскакивать при появлении начальства.

 Вообще производство основных видов с/х продукции здесь было одним из самых высоких в стране, а по картошке, зерну и яйцам Липецк «делал» весь Центрально-Черноземный район.

-Вах, маладец  Наролин! Почему же проиграл Олегу? Вэроятно, недооценил противника, я так думаю – Сталин с интересом посмотрел в сторону пунцового от напряжения Королева. Затем перевел взгляд на Игоря. Сказал:

-Слушаем представителя «Новой газеты» дальше…
     —  Губернатор Наролин за пять лет правления газифицировал две трети области, довел дороги до почти идеального состояния, строил дома, содержал в отличном состоянии медицину, поставил несколько памятников, в том числе громадного, дорогущего клыковского Петра I. И ели свое, то есть стимулировали собственную промышленность.
       Все это происходило, напомню, в самые наши крутые кризисные годы. Каким-то почти непостижимым образом Наролин держал область на плаву, виртуозно обходя рифы вроде «черного понедельника». При этом, заметьте, он тихо сидел в своем Липецке, и никто его не видел и не слышал (сравните с соседями — саратовским губернатором-космонавтом Аяцковым, самарским Титовым, курским Руцким. У них, к слову, дела были не блестящи). Он находил общий язык со всеми — от Черномырдина до хозяев Новолипецкого металлургического комбината

–Да что ты там , журналюга, все Мишеньку расхваливаешь! – закричал Королев с места. – Я его обошел на раз, Наролина этого!»

-Памалчи, салавэй дербунский, я прэдупреждал! – отпарировал Сталин и покачал головой

А Игорь продолжил:

-Давайте только поймем друг друга правильно: жизнь в Липецке при Наролине совсем не была простой. Но она была чуть лучше, чем в других регионах. Всего-навсего. И, между прочим, чуть-чуть, но улучшились итоги «по жизни»: в 98-м, последнем наролинском году число родившихся увеличилось на 2%, меньше стали умирать и дети, и взрослые, продолжительность жизни увеличилась. Не много таких мест в России…

При всем  этом губернатор получил орден. И, конечно, полный национальный провал на экзамене по психологии…

К слову, до выборов Королев возглавлял депутатский корпус области и считался человеком Наролина.

Во всяком случае, ездил с теми, кого потом разогнал, на охоту, ел, пил, говорил, но, как выяснилось, в душе-то все это время считал их сбродом.

-Стоп! – сказал Сталин. Ты мне объясни – как мог крепкий лидер Наролин проиграть молодому…  лесничему Королеву? Он же зубр! И почему сразу не рассмотрел в своем спикере Королеве – соперника? – Сталин крякнул, раздраженно  встал и заходил у стены, выговариваясь:

-У  Меня этот Королев , если бы я заметил его оппортунизм и карьеризм – давно бы руководил Еврейской автономной областью. Тем более есть такие данные, что по линии бабушки —  он имел таки  на то право, да?  С опытом райкомовца – на кресло губернатора! Лесничий и мелиоратор – победил  матерого хозяйственника… Куда Ельцин смотрел, вах!

-Ельцин тогда к операции готовился, шунтированию. А Королев с экрана трижды повторил яркую фразу, надеясь на иной исход :  «У остывающего кресла президента…у остывающего кресла президента». Чтоб у зрителя завиднелся образ — остывающий труп …- вставил я, заметив злой взгляд Олега.

— Этот остывающий – юбилей отметил, Ельцин еще  многих пережил, а Горбачев и 80 летие сегодня отмечаэт! – парировал Сталин, морщась, как от зубной боли. Прибавил:

-Продолжай, Игорь!

-Дело в том, что свой удар в спину Наролину его выдвиженец готовил тихо… На окончательном совещании по выборам, когда решали, кого выдвигать, Королев вдруг сказал, что у него умер дальний родственник, и вышел.

 Позже выяснилось, что он выдвинул свою кандидатуру. Потом были выборы, где Королев пообещал к Новому году всей области удвоить зарплату.

 И говорил загадочно, что «под него дадут деньги» в Москве, если он победит. И утверждал, что вскоре тысяча липецких тракторов будет бороздить поля знойного Бахрейна.

Он говорил, что будет скромен, беден и народен. И опубликовал такой могучий список обещаний, что без порозовения щек сейчас это читать невозможно. Ни одного за первый срок не выполнил.

-Так может у Королева был сильный компромат на  Наролина? – полюбопытствовал автор «Окаянных дней» и знаток души коммунистов писатель Иван Бунин. Домников усмехнулся и пояснил:

— Забавно: хотя предвыборные страсти кипели, но, в сущности, серьезных-то обвинений не было. Главный компромат на Наролина свелся к фотографиям, где старый губернатор стоит вместе с Ельциным. И я, сознаться, так и не смог выяснить, отчего же народ так дружно голосовал за Королева.

Все сводилось к ощущениям, к смутным подозрениям, к вопросу вкуса: кто красивее —  старый лев или молоденький тигр. «Нам казалось…», «Он хорошо выступал у нас в цеху»… Так или иначе, одного из лучших, по-настоящему дельных, если судить по итогам, губернаторов России отправили на пенсию…

-И как произошла смена команд? – полюбопытствовал у Игоря Понтий Пилат.
 — По коммунистически просто, господин Пилат! …Новый губернатор привел команду, которую сам он называет «моя свора», сформированную по элементарному принципу: работал в выборном штабе — получи должность.

Капитанский мостик захватила группа некогда молодых коммунистов и комсомольцев, которые, собственно, больше всех и пострадали от перестройки, не защитив власть КПСС.

-Моя свора! Я знал одного  Триумфатора, который обзывал римских Консулов – «мое стадо».

Да, нравы у вас тут…- нахмурился Пилат. — Чего доброго – зазеваешься ночью – исподтишка по башке серпом и молотом —  дадут!

Игори переглянулись. Домников покраснел и продолжил:
       Королев в первый срок держится чуть в стороне от «своры»: это ему не очень трудно, потому что все реже он появляется на исторической родине и все больше времени проводит в Москве.

Говорит, что он один из восьми губернаторов не имеет своего самолета (не поясняя, что летает на самолете «Стинола»), что живет как все (в Липецке — служебный джип «Мерседес», в Москве — сенаторский «Ауди»), вспомнит и растрогается от собственной душевности, что после выборов обзвонил наролинцев и велел спокойно работать (потом всех, включая десятки начотделов, уволил).

Опять, в первый срок часто  поговорит о яйцах (это самое больное место губернатора. Как зациклило человека.

Принял кучу постановлений по этому вопросу, а в результате, если не ошибаюсь, все свелось к тому, что «попросили больше двух ячеек в руки не выдавать»).

-Он превратил свои интервью для журналистов в некое подобие спектакля. Велеречивый, мудрый, молодой.

И плавно дает интервью, с четкими приемами тренированного оратора! Схема —  Королев не раз  помянет недобрым словом предшественника, наделавшего долгов (не уточняя, что без его, королёвской, подписи Наролин не мог ни копейки занять.

 И уж тем более не поясняя, что это и была суть наролинской экономики — заставлять кредиты работать и давать прибыль).

И концовка, конечно, важна: журналист должен спросить, правда ли, что Королева опять зовут не то в Брюссель, не то в Лондон. И следует ответ: в предложениях недостатка нет, но область он, Королев, не бросит, это его недруги распространяют слухи.

Ах, если б знал губернатор, сколь многие в Липецке желают ему повышения! Особенно производственники, которые — даже «королевцы» — смущенно признают, что губернатор «оказался слабоват». В нейтральных кругах другой термин— «оказался несостоятельным». А врагов не цитирую.

Теперь, когда сталь в цене, а баррель,  из за свежей смуты в Ливане, Египте, даже  в  любимом Королевым Бахрейне -скаканула вверх, за 100 долларов за баррель – Королев может опять, иногда славословя Путину и Медведеву,  тихо почивая на лаврах.

Угробляя махонькую родину-  строительством кучи заводов, таких как сахарный, что засрут Олымский край и сделают из Тербунского района —  зону экологически мало пригодную для жизни. Тем более что главного областного эколога с фальшивым дипломом , своего друга Соколова – Королев протащил  на днях тихо наверх, по ступенькам служебной лестницы…

-Так какой вывод- правильно ли голосовали липчане за Королева, а не за Наролина? – спросил Лев Толстой, поглаживая бороду.
    — Вывод: липчане без разумных оснований, а лишь по велению сердца прокатили на губернаторских выборах старого хозяйственника Наролина, который за пять кризисных российских лет без саморекламных воплей вывел область на второе место после Москвы по уровню жизни — по российским, конечно, понятиям: газифицировал область, держал дороги в порядке, платил зарплаты, пенсии…

Вместо Наролина к власти , поддержанные на выборах Зюгановым, посещавшим Липецк и Елец, пришел элитный состав коммунистов — как на подбор, как грибки от одного корня — штук двадцать бывших первых секретарей райкомов. Эти парни — сироты КПСС: десять лет назад история испортила их начинавшиеся биографии, их счастливую райкомовскую юность. И вот они вернулись во власть — лысоватый толстоватый красный молодняк. Это их реванш.

Теперь уже в качестве молодых медведей, их некогда  красная шерсть – обурела…
 -Считаю, Наролин пролетел из-за незнания коммунистического опыта подковерной борьбы! – сказал Иосиф.

Ему ответил Игорь Домников:

-. Наролин пролетел из-за своей излишней разумности. Он толком и не готовился к выборам, будучи уверен, что соперников при его-то достижениях у него быть не может.

Тем более успокоился, когда прочитал пятьдесят обещаний Королева народу — удвоить зарплату, снизить цены на «коммуналку», повысить, обеспечить, дать… — ребенку ясно, что это типичная предвыборная безответственная болтология.

Ну а после теледебатов, где Наролин выглядел могучим и компетентным, а Королев — напротив, казалось, дело и вовсе сделано. Наролин наивно думал, что избиратели как минимум зададут себе вопрос (Королев входил в число лично приближенных к губернатору, пьющих с ним водку на охоте): чего же раньше не критиковал, не обеспечивал?

 Отчего  политиканское, а не мужское отношение к жизни?        Но слишком разумный Наролин ошибся, недооценив национальный избирательный идиотизм: мало что мы почти поголовно чудовищно некомпетентны в вопросах управления и экономики, так еще имеем смелость уверенно голосовать за то, в чем ни-че-го не смыслим.

Вот и липчане проголосовали сердцем, а не головой или хотя бы желудком.

А именно на липецкие сердца и работала команда Королева.
-Кого же Олег взял себе в близкие помощники? – полюбопытствовал у Бедерова Сталин, с интересом слушая доклад о современных особенностях новой русской забавы – игры в демократические выборы.

Игорь усмехнулся.

 — Показательно: первым замом Королева стал не традиционный экономист, а руководитель по кадровым вопросам Горлов — человек с чисто советским карьерным зигзагом: филолог, ставший позже партсекретарем (как если б Гете стал зубным техником).

Непонятно, какими кадрами в условиях поголовного акционирования будет он руководить, но, видимо, сильна внутрипартийная память об ордене меченосцев и о «кадры решают все».

 Филологический же, то есть жидко-интеллигентский, заквас сказался в том, что никогда не было еще такого раздора среди правящей элиты области. После выборов публично Королев объявил всеобщую амнистию проигравшим, но чистка началась, когда еще не засохла груда цветов в предбаннике у нового губернатора.

Это был шок: липецкие чиновники и начальники мирно сосуществовали прежде при любых раскладах и на выборы шли как обычно — без боевого раскраса, без воинственных кличей, не таясь (директора крупнейших предприятий, например, шли доверенными

— Это ли не пример усиления классовой борьбы, когда коммунист в одночасье превращается в главного капитализатора общества? – воскликнул Сталин!

-Ворон –ворону глаз не выклюет! – пытался возразить Сталину Лев Толстой!
       Еще как выклюет! – усмехнулся Домников:-…Один только пример, как можно довести своего брата чиновника до состояния классовой ненависти.

Незадолго до выборов назначили нового начальника управления культуры, и тот по правилам джентльменской этики заявил себя сторонником Наролина.

 Королев только и сказал ему при встрече: «Ты неправильно себя ведешь». А сразу после выборов, сообщив, что «работать вместе мы не сможем», отправил к Горлову, между прочим, давнишнему приятелю нашего начуправления — несколько лет работали вместе в обкоме.

 Экс-приятель сухо сказал, что не даст выходного пособия. Велел ждать. Наш управленец ждал месяца четыре. Уже подыскал себе работу где-то у энергетиков.

Тут ему сообщили, что заплатят, но как консультанту, а не как начуправления, «но чтоб только тебя с Наролиным вместе не видели!». А тут случились похороны, и на них пришел, черт его побери, Наролин. А утром нашего управленца вызвал Горлов и сообщил, что позвонил куда надо и работы у энергетиков нашему управленцу не будет.

— Наших представителей демдвижения королевцы повыкидывали , без объяснений. Немало дельных и толковых пострадало… — вклинился я, вспоминая печальные истории с друзьями из Липецка.

— А как Тербунского дружка,  Родкина, что развалил лидера района – «Победу» и не отчитался даже перед народом – Королев к себе приблизил? – спросил я Бедерова.

-Как же, помню, рассказали о Родкине. Да, вот она — подзабытая дешевая партийная показуха вроде конкурсов на замещение должностей. Странно в маленьком Липецке выбирать руководителей (это как в семье выбирать, кто будет бабушкой, а кто собакой Жучкой).

Липчане не знают, где, как, когда и между кем проходят эти конкурсы, но для отчета очень годится. К примеру, нужен начальник управления хлебопродуктов.

И вот таковой, победив в где-то проведенном конкурсе, въезжает с семьей в новую светлую липецкую квартиру.

Горлов объявляет, что товарищ вытянул отсталое хозяйство и человек выдающийся.

Позже выясняется, что Анатолия Родкина  просто проблемы  в его районе и что не могут там в «Победе» теперь отыскать некоторые суммы и предметы.

Надо ли пояснять, что к хлебопродуктам товарищ отношение имел исключительно как потребитель, но когда-то был — разумеется — первым секретарем Тербунского  райкома. А Тербуны – Родина Королева. Круг замкнулся…

-Вот что значит – нет в Липецке нормальной идеологии! – с горечью заметил Иосиф. — Построение структур власти здесь идет по принципу кумовства и угодничества.

-Нет, Иосиф. Идеологи есть. Сейчас досиживает пот защитника человеческих свобод, после  места главы по СМИ Николай Загнойко, бывший руководитель обкомовского сектора печати.

А тогда …  Домников улыбнулся …- Поразил тогда мое воображение главный королёвский идеолог — зам по связям с общественностью Дюкарев.

 Особенно тем, что его могучие предвыборные речи не лишили Королева победы. Сейчас сами поймете.

 Приведу шедевр политтехнологи. : «В Липецкой области создается прецедент надпартийной надполитической консолидации общества, неведомый неведомый прежде в стране и в мире… это можно рассматривать как предпосылку идеологии ХХI века»…

Во как! Липецк ведь тихий культурный город. И вдруг такая варварская мощь, такие эпохальные идеи вроде христианства или аэробики. А речь-то идет всего лишь о том, что 46 липецких партий и движений — от коммунистов до фашистов — поддержали на выборах Королева. (Цифра 46 впечатляет, если не знать, что один, например, липчанин возглавляет четыре партии, другой состоит в шестнадцати, третий — сам себе и председатель, и член, и секретарша…Блеф!)

-А как же остальная липецкая пресса? – спросил докладчика Толстой.
      — Впечатление, к слову, что Дюкарев, а потом Загнойко, Игнатов и Царик — это и есть липецкая пресса.

 Учитывая, что он был председатель местного союза журналистов, и что какой-нибудь редактор может подписать номер, уехать домой, а утром увидеть совсем другую газету («Приехал Дюкарев и велел поставить другой материал»), — так оно и есть. И куда деваться: когда у бюджетников как раз начались серьезные задержки с зарплатами, прессе — не всей, понятно, — даже подняли в 2,5.

Да еще наряду с управлением печати неуемный Дюкарев создал и пресс-центр, и еще что-то там, огораживая администрацию все более крепкими информационными стенами…

И — скажу-ка я это прямо — какой же бред частенько нес  главный королёвский идеолог.

-Ты, Игорь, помолчи хоть о Доровском! – умоляет Бедеров коллегу, что жмурится опять от приступа головной боли.

Нет. Этот типаж  достоин моей оценки! — Третья важнейшая фигура среди королевцев — Доровской, зам по экономике.

 Здесь обойдусь без анекдотов и цитат. Здесь не смешно. О липецкой экономике я недавно писал.

 Скажем так — там при нем —  плохо. Даже без компьютера ясно. Особенно начиная с 17 августа, когда липчане смели с прилавков все и вели жизнь без продуктов (администрация области только через две недели напомнила о своем существовании.

Самые трудные дни народ пережил без руководящих указаний и советов. Странно, правда?). Тогда-то вдруг выяснилось, что управление продресурсов, организованное когда-то Наролиным именно чтоб создавать резерв примерно на 1 млрд, новой администрацией не было задействовано.

То есть резерва на предмет поесть в самой «пищевой» области страны не было.

-Кто он Доровской? Почему ничего у него не удалось? – недоумевает Сталин, внимательно прислушиваясь к докладчику…
           —   Доровской, если не ошибаюсь, из стратегических все же решил одну задачу, хотя это дело и отдает личным интересом. Сам он когда-то не совсем удачно поработал в банке (к слову, о финансировании предвыборной кампании Королева).

Ему захотелось повторить опыт. Городские депутаты внесли 25% в уставный фонд, и «область» — тоже 25. Затем Доровской основал банк, взяв за базу почему-то самый слабый, не имеющий ни одного филиала по области.

Потом за спиной «города» через подставное лицо купил еще 20% акций. Затем тихо забрал свои же 25% и сам же в себя их вложил, но уже под проценты. Схема жульничества известная, выдуманная, к слову, не коммунистами. Но, как говорится, учиться, учиться…

-Да, ну и нравы у этих королевцев! – разводит руками Иван Бунин.
      Игорь вынимает документы из папки и поясняет писателю Бунину: 
     — Кстати, об особой чистоте коммунистических нравов. Я, сознаться, не рылся специально и привожу факты, лежащие совсем на поверхности.
       Распоряжение Горлова: задолженнику перед областью «Липецкцементу» разрешено частично погасить долг — на 600 тыс. руб. — цементом. Но долг гасится через ЗАО «СЭВ», которое отдает администрации области четыре «Волги». Учитывая тогдашние цены, каждая «Волга» обошлась области в 150 тыс., когда ей красная цена была 40 (с наворотами — 70).
       Гучек, замглавы администрации (он, к слову, сильно разболелся накануне выборов и болел до победы Королева): одна совмещенная квартира (104 кв. м) оформлена на тестя, другая (тоже совмещенная) — на мужа дочери. Еще одна — на дочь. Сам проживает в пятикомнатной (160 кв. м) плюс коттедж (200 кв. м).
       Основатель идеологии ХХI века Дюкарев обменял две квартиры на одну четырехкомнатную в центре, а ремонт произвел за счет средств областного бюджета.
       Квартиры замов Доровского и Тагинцева отремонтированы тоже из казенного кошелька. Некоторым главам района дали из бюджета деньги на строительство особняков. Хотя они были далеко не бездомные, как глава в Тербунах…
       Вот еще. Заявления на Путина, Степашина и Скуратова о гибели двух липчанок, сбитых машиной, после чего водитель скрылся с места преступления. Дело, впрочем, еще расследуется, не называю фамилии, хотя в коридорах липецкой власти ее все называют, причем никто не сомневается, что дело замнут.
       На аукционе продан «областной» «Мерседес-Бенц-320» за 40 тыс. долл. местному бизнесмену Сидорову. Долго стоял в тайном месте. Наконец на нем стал ездить сын управделами администрации.
       …Скучно мне про все это писать почему-то. У меня вон сетку с картошкой у метро позавчера сперли.

Я даже знаю, кто. Мужик такой подержанный — он у забора стоял, а я иду и… Отвлекся, извините. –Игорь покосился в сторону Иосифа.

-Не верьте ему! Это враг всей липецкой земли! И он топчет мое доброе королевское имя! – закричал Олег, пытаясь выбежать из зала. Но в дверях губернатора перехватывает вбежавший на шум Лев Троцкий и силком сажает Олега назад, в кресло.

А Игорь продолжает:
-К слову, и сам Королев не так простодушен, как кажется. Во всяком случае и некоторые его публичные речи свидетельствуют либо о болезненной экономической невинности, либо о хитрости, недостойной руководителя «народной администрации».

Бог с ним, с Королевым. Я, собственно, хотел только сказать, что нам всем — не только липчанам — пора перестать «голосовать сердцем». А Путину надо было все взвесить, прежде чем подписывать назначение Королева на новый срок…
 -Правильно говоришь! – Я бы вообще не допускал к власти в России вчерашних первых секретарей любого уровня! – поддержал Игоря автор «Окаянных дней».

В это время у Сталина зазвонила «вертушка». Иосиф окинул нас взглядом, сказал: «ДО завтрашнего дня все свободны!» и вбежавшие люди в форме НКВД быстро выпроводили нас из зала…

… Я проснулся от грохота –  сильный порыв  ветра открыл форточку, что не была закрыта на засов. Струя свежего воздуха обдала мое лицо.

Будильник показывал шесть пятнадцать утра. Но больше заснуть я так и не смог. Пережитый кошмарный сон мелькал в моей голове, как обрывки кинохроники…