Забытая корона

 

Андрей прислал вчера  этот рассказ, пояснив, что его только накануне —  закончил.

А я просил его  прислать мне совсем  другой…А он прислал несколько.

Но именно этот так мне понравился, что я тут же решил его разместить на моем сайте, в этой Рубрике. Когда мои внуки немного подрастут, я непременно им прочту "Забытую корону". Так как и слог, и образы, и сюжет — никого не оставят равнодушным…

Александр ЕЛЕЦКИХ. Администратор сайта.

ПРИЯТНОГО ПРОЧТЕНИЯ!

 

АНДРЕЙ ОКУЛОВ

г Берлин.

Забытая корона

 

Мастер, прищурившись, взглянул на небо. Голубое, майское. Дождя не обещало, но в безмятежную погоду он тоже не верил. Ладога рядом, а она бурная и капризная. Придется рискнуть.

Он вскинул на плечо лопату и пошел на заднюю сторону участка. Бабушка просила не жечь костер слишком близко к деревянному дому. Беспокойство ее было вполне обоснованным, если вспомнить, как часто в деревне случались пожары. Но чаще не из-за неосторожности, я по причине банального пьянства.

Пройдя между яблонь, он вышел к тому месту, где когда-то стоял дом его матери. Домик давно снесли, по причине его ветхости и ненужности: мать уехала, и эта постройка оказалась ей просто ни к чему. Остался маленький пустырь, поросший бурьяном. Погода стояла свежая, так что костер мог разгореться с трудом, не говоря уже об опасности пожара. Мастер воткнул лопату в землю. Сыровато. А яму копать нужно.

Чурбан и дрова уже были здесь со вчерашнего дня. В чурбан мастер вколотил небольшую наковальню, которая была необходима для задуманного. Увесистый молоток валялся рядом.

В вырытую яму набросал щепок, положил скомканный лист бумаги. Огонь занимался неохотно и нещадно дымил. Мастер негромко выругался, и решил, что яма должна быть пошире. Он взял лопату, воткнул ее в край ямы, и копнул несколько раз. Комья земли посыпались на чадящий костер.

— Не вовремя это я. Все нужно делать по порядку…

Он отбросил комок земли из костра, и заметил. как что-то блеснуло. Он осторожно постучал лопатой по комку. Какая-то железяка. Их тут было много, дом строился давно. Еще в детстве он нашел в саду протестантский эмалевый медальон со Спасом. Немецкий медальон в России. Но потом узнал, что прежняя хозяйка была угнана во время войны на работы в Германию. Стоило ли гадать об этом ненужном предмете, когда задумок было море?!

Мастер развернул принесенный им из дома кулек из старых газет. Бляшки и куски старой латуни. Металл дешевый и легкоплавкий, но после полировки становится похожим на золото. На какое-то время. Теперь нужно разжечь костер и сплавить все эти куски в один.

Подул ветер с Ладоги и костер разгорелся. Мастер побрасывал все новые и новые поленья. Сырые дрова чадили, но мастеру нужны были угли. Лунку, куда должен был стекать расплавленный металл, он вырыл заранее. В том, что латунь расплавится и потечет в нужную лунку, сомнения конечно были, но мастер решил рискнуть.

"Мастером" он называл себя сам, да так приговаривала бабушка, когда наказывала его за очередной эксперимент. Например, когда Мастер доказывал, что пуля из пневматической винтовки не пробьет оконное стекло. Дырка получилась внушительная, стекло пришлось менять. Бабушка укоризненно качала головой, и приговаривала: — Мастер… Ну, мастер…

 Поскольку самому мастеру было чуть больше десяти лет от роду. Но с чего-то нужно было начинать, хотя бы с расплавления обрезков латуни. Латунные кружки Мастеру принес с работы его дядя: у него на работе в листах латуни делали круглые отверстия, а вырезанные кружки выбрасывали за ненадобностью. Мастер решил устранить эту бесхозяйственность, и приспособить латунные бляшки для всяческих целей, которые были понятны ему одному. Например, чеканить из этих кружков значки: "Тайная полиция". Неизвестно какой страны. Профиль чего-то короля. Непонятный, и оттого загадочный зверь. А сейчас кружки латуни пригодились для импровизированного плавильного эксперимента.

Появились угли. Но пока что их было мало. Мастер продолжал подбрасывать поленья. Вот ему показалось, что жара уже достаточно. Латунные бляшки в костре раскалились и начали менять форму. Мастер подгонял воздуха велосипедным насосом, который принес из сарая. Но расплавленный металл так и не стекал в приготовленную лунку.

Костер прогорел окончательно. Мастер принес ведро воды, и залил угли. Шипенье вскоре закончилось. Он разворошил угли, и достал из костра слиток того, что получилось.

 Латунные бляшки действительно начали плавиться! По краям. Они даже слились в капли, похожие на соплю. Больше ничего не получилось. Получившаяся металлическая штука была похожа на ПЛАВЛЕННУЮ КРАКОЗЯБРУ, другого слова Мастер подобрать не мог. Ею могли восхититься только любители абстрактной скульптуры, да и то не все. А для Мастера это было очередным уроком: не все то искусство, что плавится.

Мастер взял кракозябру плоскогубцами, отнес ее к наковальне. Изо всей силы ужарил молотом несколько раз. Она чуть сплющилась в центре. И все.

Мастер вздохнул и принялся убирать следы неудавшегося эксперимента. Засыпая землей костер, он обратил внимание на тот самый предмет, который обнаружил, при изготовлении "плавильного горна". Комок земли лежал возле костра, и пламя его сильно достало. Но это и изменило все…

Мастер стряхнул с находки остатки земли, и был поражен. Это был обруч с неровными краями. При ближайшем рассмотрении, Мастер понял, что держит в руках… корону! Металл был желтый, но явно не латунь. Как Мастер мог этого раньше не заметить?

Всему виной была грязь, налипшая на металл за многие годы. Три драгоценных камня. Или полудрагоценных? Или вообще стекло. Но ярких и красивых кабошона: синий. зеленый и красный. Будто эту корону кто-то для фильма-сказки изготовил, и в саду закопал. Только кто и зачем?

Мастер отнес корону в дом и старательно отмыл под умывальником. Камни засверкали еще ярче. Верха короны состоял из нескольких зубцов в форме кленовых листьев. Сама она была не тяжелая, но солидно увесистая.

Кто-то позвал его с улицы. Почему-то Мастеру не хотелось никому показывать свою находку до поры, до времени. Он забежал в дом, сунул корону под диван и вышел на улицу.

У ворот стоял незнакомый человек. Он был худой, с рыжей редкой бородой, одетый в какой-то серый бесформенный костюм. Дачник, должно быть.

— Добрый день! Простите за беспокойство, вы ничего не находили на своем участке? Может быть, вчера?

Внутри у Мастера похолодело.

— Вы, наверное, наш сосед из новых? Я вас раньше не встречал.

Рыжебородый усмехнулся.

— Из новых? Не сказал бы. Я здесь давно. Так вы ничего не находили?

Мастер вздохнул.

— Я каждый день что-то нахожу. Но не всегда это стоит того, чтобы об этом говорить. А вы ищите что-то?

Теперь вздохнул Рыжебородый.

— А я давно уже ищу кое-что. Но если вы ЭТО найдете, то не забудете никогда. Думаю, мы еще встретимся. Всего хорошего!

Мастер с любопытством смотрел ему вслед. Высокие резиновые сапоги указывали на дачника. Откуда он мог узнать про корону? Или он спрашивал про что-то другое…

Мастер вернулся в дом, и вытащил корону из-под кровати. Смеркалось. Скоро вернутся все родственники. Мастер подумал, и решил спрятать корону в дальний ящик шкафа, стоявшего в большой комнате. Шкаф этот был старинным, его привезли из города. Мастер еще даже не все его ящики облазил. Но на этот день приключений было достаточно.

На следующий день, мастер подождал, пока все родные разбредутся по своим делам, и полез в ящик шкафа: еще раз рассмотреть свою находку. И намаялся: корона все время застревала, он смог вытащить ее из ящика только минут через десять. Рассмотрев корону, он удивился еще больше.

Зубцы короны раньше были похожи на кленовые листья, это Мастер помнил точно. И камни были трех цветов: синий, зеленый и красный. Но сейчас листья на короне были дубовые. И все камни стали бирюзой. Мастер осторожно ощупал корону: металл был прежним. Металл желтый, матово блестел. Только листья… и камни.

— Ну, да, май все-таки… Все деревья цветут и распускаются…

Он чуть сам не рассмеялся своей мысли. Подумать, что металлическая корона могла распуститься или расцвести.

Он порылся в шкафу и нашел там старую наволочку. Потом завернул в нее странную корону, пододвинул к шкафу стул, влез на него, и положил сверток наверх. Судя по количеству пыли. сюда давно никто не заглядывал. И навряд ли заглянет в ближайшем будущем. Он слез со шкафа и отодвинул стул в сторону. Чтобы ни у кого не возник соблазн взобраться на него.

За окном раздался шум подъехавшего автомобиля. Машины проезжали через эту деревню, хотя и нечасто. Но этот автомобиль остановился у ворот. Мастер вышел наружу.

Машина была черная и громоздкая. В марках Мастер не разбирался, но понял, что она не из дешевых. Но водитель мог и заплутать, может, хочет дорогу спросить?

Черный автомобиль загораживал половину дороги. Хорошо, что в этот момент он был на дороге единственным. Дверца бесшумно открылась и на улицу вышел водитель. Его размеры сразу напомнили Мастеру о шкафе, на который он только что положил корону. Квадратный человек прищурившись осматривал дом.

— Эй, пацан, ты здесь живешь?

Мастер автоматически прищурился на манер незнакомца.

— Вы кого-то ищите?

Квадратный замолчал, будто с трудом подбирая мысль.

— Вроде того. А ты сам здесь ничего не находил?

Выглянуло солнце. Оно ясно осветило крупную фигуру Квадратного. Короткая стрижка, наглые маленькие глазки, белесая кожа.

— Вы, наверное, ищите эту штуковину из желтого металла?

Глазки Квадратного будто вспыхнули огнем.

— Точно! Она у тебя?

Мастер пожал плечами.

— Хорошо, я ее сейчас вам принесу.

За сараем раздавался треск. Это дядя Мастера колол дрова. Уже с утра.

— Только вы за ворота не заходите, а то у нас собака очень злая.

Квадратный уже отпер калитку, но, услышав про собаку, поспешно вышел за ворота.

— Хорошо, я подожду. Только поспеши, а то я спешу…

Мастер быстро сбегал за дом, на место вчерашнего костра, и принес обещанное. Квадратный переминался с ноги на ногу.

— Вы имели в виду эту штуковину?

И он протянул незнакомцу сплавленные вместе латунные кружочки. Квадратный несколько минут вертел их в руках. Лицо его, из восторженного, медленно становилось брезгливым.

— Что это?!

Мастер торжествующе пояснил:

— Это ПЛАВЛЕННАЯ КРАКОЗЯБРА! Сам делал. Не нравится?

Квадратный двумя пальцами протянул принесенную "драгоценность" Мастеру.

— Это не то, что я искал. А больше ничего не находил?

Мастер возмутился.

— "Нашел"?! Я ее сам выплавил, из нескольких кусков латуни. ТАКОЕ нигде не найдешь. Это неповторимо и уникально.

Квадратный устало махнул рукой.

— Ладно, будем искать. До свидания…

Он повернулся, подошел к машине, сел внутрь и злобно хлопнул дверью. Машина резко тронулась с места, оставив после себя облако вонючего дыма.

— Интересно, чем это он свою машину заправляет? Или так пахнет его досада?

Тут во двор, виляя хвостом, прибежал пес Каштан.  Мастер ласково погладил пса, получившего свою кличку за расцветку, и проговорил с укоризной.

— Каштанчик, вечно ты по деревне шляешься, когда твое присутствие было просто незаменимо… Ладно, вроде уехал…

Тут из-за сарая появился и дядя Мастера. От рубки дров он изрядно вспотел, но улыбался с сознанием выполненного долга.

— С кем это ты болтал?

— Мужик какой-то. На машине приезжал. Моя латунная блямба ему не понравилась, дальше поехал…

Дядя заулыбался.

— А кому она могла понравиться? Только металл и дрова переводишь. Лучше бы бабушке пару грядок вскопал…

Мастер вздохнул.

" Бабушке помочь, конечно, стоило бы. А вдруг, копну разок, и еще что-нибудь найду? И начнут приезжать непонятно кто"…

Дядя вспомнил, что обещал к соседу наведаться, о рыбалке спросить. Мастер понял, что дядю теперь до вечера не увидишь. К тому времени и бабушка должна из города вернуться. Значит, у него есть несколько свободных часов.

Как только дядя вышел за ворота, Мастер полез на шкаф. Корона была на месте. Мастер вытащил корону наружу и подошел к окну, чтобы рассмотреть ее при солнечном свете.

Солнечный луч заиграл на зубцах. На этот раз они были в форме цветов клевера. Что касается камней, то Мастеру пришлось вспоминать страницы каталога драгоценных камней, который остался в его городской квартире.

— Кажется, хризопраз… И почему корона все время меняется? Наверное, что-то сообщить мне хочет.

Кто-то опять подошел к воротам. Мастер быстро забросил корону на шкаф и поспешил на улицу. Каштан уже заливался лаем. Как будто вспомнил о своей прямой обязанности сторожевой собаки.

— Спасибо, песик… Хватит, можешь перестать.

Пес будто понял слова хозяина. и перешел к тихому ворчанию. У ворот стояла женщина. Мастер был еще слишком юн, чтобы оценить ее красоту по-настоящему, но и он сразу же покраснел.

Она была высокая и стройная, с черными распущенными волосами, одетая в красивое деловое платье, плотно облегающее ее фигуру. Она несколько презрительно улыбалась навстречу Мастеру.

— Милый мальчик, я нездешняя. Ищу одну вещь… Ты здесь ничего не находил?

Такое обращение Мастеру не понравилось.

— Тетя, вы можете точно описать то, что вы ищите? А то здесь многие что-то ищут, только ничего объяснить не могут. Вот и находят совсем не то, что искали.

Дама улыбнулась одними губами.

— Я могу войти?

Мастер усмехнулся.

— Я не возражаю. Вот только Каштан вам платье порвет в шесть секунд. Чем-то вы его обидели. Так что, объясните через ворота, что вам нужно. Постараюсь помочь чем могу.

Улыбка дамы стала такой приторной, что Мастеру захотелось съесть лимон.

— Мальчик, ты догадываешься что я ищу. И не только я. Это у тебя? Мне она очень нужна.

Каштан отозвался на эти слова грозным рычанием. Мастер почувствовал серьезную поддержку.

— ЭТО должно быть с листьями?

Глаза у дамы вспыхнули.

— Да-да! Это как раз то, что мне нужно. Где она?!

Мастер достал из кармана заранее приготовленную ПЛАВЛЕННУЮ КРАКОЗЯБРУ.

— Вот. Только листья еще не выросли. Вам с какими: кленовыми, дубовыми или клевер?

На этот раз зарычала дама, да так, что Каштан перешел на лай.

— Он еще издевается! Я машину на краю деревни оставила, пешком сюда перлась, не для того, чтобы ты мне свои железки показывал.

— Здесь не магазин, и вас сюда никто не звал. Для вас у меня других железяк нет, еще не наплавил. Сделаю — сообщу. Вы только адресок свой оставьте…

Дама резко отскочила от ворот, потому что Каштан попытался цапнуть ее за ногу. Первая тирада ругательств предназначалась псу, вторая — Мастеру, третья — этому дому, и деревне, в которой он стоит. Мастер ухмыльнулся.

— Спасибо, Каштан, ты вовремя! Я к ней со всей душой, а ей моя кракозябра не нравится… Пойду, посмотрю, какие там сейчас листочки.

Он дружески погладил пса и пошел к дому. Дядька сейчас у соседа, бабушка в городе, а незваная дама убежала восвояси. Интересно. что всем этим людям нужно?

Мастер зашел в дом, пододвинул к шкафу стул, и полез за короной. Она была на месте. Он слез с ней со стула и вышел в сад, вращая корону на запястье. Подошел к тому месту, где когда-то стоял дом его матери, и задумался.

Несмотря на все превращения с зубцами и камнями, своих размеров корона не меняла. Она была точь-в-точь сделана по размеру его головы!

Он чуть склонился и надел корону себе на голову. Она сидела плотно, но не жала. Мастер поднял голову, и тут…

Дом его матери стоял там же, где и раньше. Но прежде это был деревянный полу-сарайчик. Теперь это был… Дворец? Вилла?

Светлого камня. С полуколоннами у входа, с железными ажурными воротами. Мастер отметил изящных грифов, вплетенных в чугунный ажур, которые сжимали в своих лапах гнутые дверные ручки. Две невысокие башенки, широкие окна, в которых ярко отражались вечерние солнечные лучи. Площадка перед дверьми была вымощена темно-красным гранитом, будто расплавленный камень выливался из-под  дверей.

Мастер в нерешительности замер у входа. Вдруг за ажурной решеткой показался чей-то силуэт. Двери распахнулись и на улицу вышел худой рыжебородый человек. Мастер сразу же узнал в нем своего прежнего собеседника.

— Добрый день.

— Рад вас приветствовать, Ваше величество! Я знал, что мы встретимся, раз корона у вас. Прошу вас..

Рыжебородый поклонился мастеру, отчего последнему стало неловко. Все выглядело так, будто кто-то играет с ним в странную игру, правила которой ему забыли сообщить.

— Спасибо, но вы мне так и не представились…

Рыжебородый рассмеялся. Он был одет в коричневый камзол, который выглядел также мешковато, как и его прошлая дачная спецовка.

— Ваше величество, если вы не знаете, как меня зовут, значит это для вас совершенно неважно в настоящий момент. Называйте меня так, как вам удобно. Прошу!

Он распахнул ворота настежь, и жестом пригласил мастера внутрь. Мастер сразу же увидел, что пол веранды представлял из себя шахматную доску, сделанную из двух пород камня. Темные клетки — из гранита, а светлые — из мрамора. То тут, то там стояли деревянные шахматные фигуры, одну из них он неловко задел ногой, и она укатилась в дальний угол.

— Простите, я нечаянно…

Рыжебородый замахал руками.

— Ничего страшного! Все равно, кроме меня в доме никого нет. Может, вы сделаете мне честь, и мы сыграем партию?

Мастер снова смутился.

— Меня много раз пытались научить играть в шахматы, но у меня не шахматный склад ума. До сих пор не умею.

Рыжебородый пожал плечами.

— Ничего не поделаешь. В политике карты бывают важнее шахмат. Проследуем дальше.

Войдя с веранды внутрь, Мастер автоматически взглянул налево. Раньше там была его комната. Точнее — лишь наметок ее. Но фреску на стене Мастер начал писать, когда дом еще строился.

Фреска была на месте. Точнее, она уже была кем-то закончена и улучшена. Отряд вооруженных людей, штурмующих замок. Со стен осажденные выливали на головы разбойников горящую смолу и швыряли огромные камни. Искаженные лица тех, кому уде досталось, звериная злоба и жажда мести у прочих. Краски были настоящие, а не те, которыми Мастер пытался создать свою детскую мазню. Но Мастер точно помнил, что эти фигуры он не рисовал. Эпизод со смолой тоже был новым.

Мастер отступил на несколько шагов, и осмотрел фреску еще раз. Она занимало почти всю стену, но ее обрамляла белая полоса, да еще и узкая пурпурная рамка. Да, кто-то завершил его давнюю задумку. Мастер взглянул направо: куда-то вверх вила витая каменная лестница.

— Но ведь домик матери был деревянным…

Рыжебородый понимающе улыбнулся.

— Ваше величество, напомнить вам, из чего вы недавно кракозябру выплавили? А корона, которую вы при этом нашли — из чистого золота. И камни самые что ни на есть драгоценные. Этот замок, дворец или поместье есть ваша давняя задумка. Он такой, каким мог когда-то стать. Удивляться здесь нечему. А ступени введут в одну из башен. Сверху открывается чудесный вид на лес и Ладогу. Но сейчас уже темнеет, приходите утром. А пока что пройдемте в большой зал…

Мастер покосился на ведущие в башню ступени и последовал за Рыжебородым.

— А что во второй башне?

Рыжебородый открывал двери с большой зал.

— То же самое, что и в первой. Ничего. Вороны еще гнезд не свили, пыль не скопилась. Оцените зал!

Это действительно, стоило экскурсии. Зал был не большой, как и весь дом, но очень уютный и с налетом изысканности. Стены были обиты голубой материей, у левой стены находился камин  белого камня. Огонь в нем потрескивал, как бы приветствуя хозяина. На каминной полке стояло два подсвечника. Два бронзовых грифона, державших в лапах факелы. Рыжебородый подошел к камину, достал из кармана спички, и зажег свечи.

— Вечера в мае подкрадываются незаметно… Ваше величество, как вам воплощение старой задумки?

Мастер был восхищен, ему не нужно было этого объяснять. Рыжебородый самодовольно ухмылялся. Не дав Мастеру отойти от восхищения, рыжебородый откинул длинный синий занавес.

— Это синий зал, здесь все так задумано… А теперь мы можем выйти на террасу .

За занавесом было огромное окно с дверью на террасу. Тут у мастера снова перехватило дух.

За окном открывалась панорама: поле, дорога, лес. Ладога лишь угадывалась на горизонте. Рыжебородый пояснил:

— Утром будет виден маяк. А сейчас лучше выйдите на террасу, посмотрите, что осуществилось из задуманного.

Мастер и сам уже сгорал от любопытства. Рыжебородый, легким движением руки, толкнул застекленную дверь, и она бесшумно отъехала в сторону. Веранда. Мастер осторожно поинтересовался.

— Значит, в этом доме две веранды, одна — где шахматная доска из камня, а вторая — выходящая на поле?

Собеседник кивнул.

— И тоже каменная. Только из светлого камня. И выходит она на пруд.

Мастер, осторожно ступая по гладким камням, вышел на веранду. Она осторожно облегала дом, а слева и справа сбегала вниз каменными ступеньками. По краям стояло две статуи: рыцарь с мечом и король, задумчиво глядящий на каменную корону, которую он держал в руках. Каменные ступени спускались под горку, и останавливались на берегу пруда. Он был овальным, достаточно широким, с узкой каменной набережной. Огромная ива полоскала в нем свои длинные ветви.

Мастер уже устал удивляться. Он только осторожно спросил у Рыжебородого:

— А пруд откуда?

Тот поднял бровь.

— Откуда все остальное. Ваше величество, вы помните старый колодец за забором? Это была просто яма. У вас были планы, выкопать на его месте пруд. Это он и есть.

Теплый майский вечер. Мастер стоял, опираясь на перила террасы над небольшим тихим прудом. Вот толстый карась блеснул у поверхности, и снова ушел на глубину. Действительно, это было симпатичнее старого мутного колодца. Пруд выдавался до середины поля. Дальше все оставалось неизменным, как и раньше, когда он еще не носил корону. Вот по дороге промчалась одна машина, вот другая.

Мастер обратил внимание на поле, что было за дорогой. На другой его стороне, с двух сторон, ехали навстречу друг другу две странные машины, довольно солидные. Они остановились где-то посреди. Из каждой вышел человек.

Рыжебородый достал из глубокого кармана камзола какую-то трубку, потянул за один из ее концов, и она стала подзорной трубой. Он поднес ее к правому глазу, и навел на фигуры, стоявших на краю поля людей. Рыжую бороду искривила надменная улыбка.

— Ваше величество, вы только полюбуйтесь! Это ваши старые знакомые.

Мастер осторожно взял из рук Рыжебородого трубу, и навел ее на дальний конец поля. Некоторое время он шарил по полю и деревьям, но вскоре наткнулся на два автомобиля и двоих людей.

— Это Дамочка и Квадратный! они стоят на тропинке возле поля и о чем-то разговаривают… Периодически показывают на этот дом. Наверное, меня обсуждают.

Рыжебородый оперся обеими руками на перила веранды.

— Им ваша корона покоя не дает. Им и в голову не придет, что она принадлежит вам по праву.

Мастер продолжал наблюдение.

— Квадратный весь покраснел. Наверное, от злобы. А Дамочка побледнела, наверное, по той же причине. Как бы Квадратный ее не пришиб. Только трупа здесь не хватало… А может, снова за короной припрется?

Рыжебородый помотал головой.

— Исключено. Они оба злобные, но трусливые. Никак не поймут, что нельзя завладеть тем, что по праву не твое. Добра это еще никому не приносило.

— Теперь побледнел Квадратный. А Дамочка пошла красными пятнами. Не слышу, что она ему сказала, но они расходятся, каждый к своей машине. Все, разъехались в разные стороны. Что теперь будет?

Мастер вернул трубу Рыжебородому. Тот спрятал ее в карман камзола.

— Ваше величество, вы же предлагали им ПЛАВЛЕННУЮ КРАКОЗЯБРУ, а они отказались. Но большего они оба не заслужили.

Подул легкий ветерок, и по поверхности пруда пробежала рябь.

— Господин…. Рыжебородый, но откуда все это?! И зачем?

Рыжебородый был спокоен и деловит.

— Ваше величество, дом с террасой и пруд созданы специально для вас. Это метод простой заливки.

Мастер прошелся на другой конец террасы, внимательно рассматривая каменный пол.

— Заливки? Заливки чего и куда?

Рыжебородый безмятежно вглядывался в лес за полем.

— Все ваши давнишние забытые планы были залиты необходимым содержанием. Пока корона у вас, это несложно.

Мастер бережно дотронулся до короны. Рыжебородый всплеснул руками.

— Осторожно! Ни в коем случае не снимайте корону с головы, пока мы не выйдем из этого дома. А то заливка исчезнет, и вы шмякнитесь прямо на пустырь. Или в старый колодец.

— Тогда лучше пойдемте отсюда. А то скоро родные вернутся…

Оба быстро прошли через зал, вышли на шахматную террасу, и прошагали через открытые ворота с грифонами на улицу.

— Ваше величество, теперь вы можете снять корону, и посмотреть, какая она теперь.

Мастер осторожно снял корону. Драгоценные камни мигали разными цветами, как огни испорченного светофора. Но зубцы… Они были ни кленовые, ни дубовые, ни …. Это были золотые вопросительные знаки!

— Простите, что это значит?!

Рыжебородый преобразился. Его камзол превратился в старую драную фуфайку, на ногах — резиновые сапоги.

— Обернись…

Мастер последовал его совету. Он стоял на пустыре. Старый колодец прятался где-то в траве. Только ива осталась на месте, будто указывая своими ветвями на присутствие воды.

— Заливка кончилась. Корону вы когда-то забыли, она нашлась на время, и снова потерялась.

— Почему? Вот она!

Мастер протянул Рыжебородому корону, и увидел, что это… ПЛАВЛЕННАЯ КРАКОЗЯБРА.

— Что это?! Почему?

Рыжебородый рассмеялся.

— Заливка может быть и долгосрочной. На пару веков. Если продумать все ее детали, и наполнить нужным содержанием. Но за час это не делается. И делать это нужно самому. Я же только показал тебе то, что может быть. Корона тебе напоследок просигналила: все возможно, но зависит от тебя самого. Пока, мне домой пора…

Громко топая сапогами, дачник вышел на улицу. Мастер несколько минут рассматривал кракозябру. Потом прошагал до сарая, взял лопату, вернулся на пустырь, и быстро закопал латунную болванку.

— Пусть полежит несколько лет. Интересно, что найдет следующий "счастливчик"?