Живи, родник на Барской горе!

 

История одной фотографии

ЖИВИ, ДРЕВНИЙ РОДНИК!

..Предвечернее солнце робко проглянуло за рекой, за широкой  долиной, как раз напротив Барской горы. 

Тишина. Ветра почти нет … Рядом – краснеющие плоды шиповника. Слева —  сбегают к Олыми домики Давыдовки, что ранее звалась Второй Ивановкой. За рекой – спит под лучами Заречное, бывшая Казинка, где когда то хорошо умели ладить челны для казачьих отрядов города Чернавска…Ныне это село Чернава, Измалковского района, когда то – центр нашего уезда…

Барская гора всегда величественна и источает добрую, светлую энергию…

Когда спеет полевая клубника – здесь такой чудесный аромат, что горло перехватывает, и тянет запить сладкий привкус из родника. Он рядом, в пяти шагах.

 А родник то здесь в этом году и никакой! Впервые за тысячи лет – не журчит , не стекает вниз его струйка, не висит на колышке для путников оставленный стаканчик, поблескивая хрустальными гранями…

Железную бочку, куда по трубе стекала из родника вода – не так давно вывернули из земли и отвезли на металлолом. Перестала журчать вода…

У меня сохранилось редкое фото 1989 года. Тогда на этом месте родник был в обрамлении целого деревянного ансамбля, и его свод, как немного  видно на снимке, был выложен известковыми плитами.

Мы ехали тогда  с собкором областной газеты С Т Безлепкиным в Грязновку. Он  хотел показать мне дом «светской тещи» — так звали добрую старушку, что привечала каждым летом известного в ту пору московского журналиста В. Махрина. И  столичный коллега  здесь жил, сочинял, ходил на рыбалку, собирал грибы, словно это было писательская дача в Переделкино.

По пути мы решили заехать на Барскую гору, к роднику.

 Присели на оборудованную скамеечку, испили пару раз хрустальной, вкусной воды…

Сергей Тимофеевич рассказывал мне, оглядывая  даль, реку, поля —  о войне, о том, как приехал он впервые в Тербуны, и впервые попал сюда, к роднику.

Встретила его здесь местная жительница. Она и поведала журналисту Безлепкину, что этот родник – особенный, и сюда еще при Петре Великом приезжали к нему  за водой для монастырских квасов – монахи из Ливенского уезда. Будто бы целебная вода этого ключа – целебная, и излечивала и желудок, и женские болезни…

И здесь стоял черный, громадный крест, с иконкой, И теплились свечи на Помосте у родника, и в Ильин День, —  сюда с гармошками и балалайками собиралась молодежь из Грязновки, Банного и других, окрестных деревень…

 Всякий раз, когда я приезжаю сюда один,  или  с коллегами из Воронежа и Москвы, либо, как в последнее путешествие – с родней великого поэта Пушкина, мне вспоминаются наши с С Т Безлепкиным посиделки, здесь,  в некогда оборудованном месте.

 Сегодня родник неухожен. Хозяин здешней, выкупленной земли – хочет ее продать , вместе с родником и прекрасными пейзажами речной излучины – как можно подороже…Лично приходил ко мне, думая, что мои столичные друзья – краеведы, большие барышники. Да и получил от ворот – поворот…

Кто то в этом году сильно разворошил родник, закупорил протоки – вот и умирает нынче ключ!

Я с трудом поднял одну поперечную плиту. Тихая струйка потекла вниз. Немного ожил , запульсировал ключ…

Живи, родник! Сверкай на солнце, отражай в себе склоненные лица людей, как ты отражал лицо дворянина Давыдова, сына  боевого полковника, героя турецкой войны!

Тихо журчит оживший ручей. Словно жалуется. Тревожит душу.

 Своей немощной, природной молитвой о жизни.

 

А. ЕЛЕЦКИХ, Председатель ТРНКО «Восхождение» , фото из краеведческого архива