Проблемы Православия на Батькивщине

Сегодня славянские народы тоже переживают кризис духовной идеи объединения перед лицом вымирания наций или растворения в новой системе Евросоюза. Чем еще больше ослабляются позиции Православия со стороны оппонирующих Православию католических и иных Церквей, тем больше очагов междоусобицы проявляется на территориях славянских государств.

Вспомним страдания православного люда в Косово, где албанцами — не христианами — было взорвано за последние годы десятки Храмов. Где были чудовищные факты расстрела сербских священников и сожжения монахов в их кельях. В американском Интернете получил широкое распространение любительский видеоролик, на котором толпа албанцев поджигает православную церковь в Косово. На ролике, доступном на популярном сайте Youtube.com, крупным планом сняты флаги независимого Косова на фоне полыхающего храма. Хорошо видно, как албанцы ломают кресты на церковных куполах. По данным Сербской православной церкви, за последние шесть лет в Косове и Метохии было уничтожено более 150 храмов и монастырей этого края, который называют колыбелью сербского православия.

После распада СССР кризис в бывших митрополиях РПЦ ужесточился, политики стали вмешиваться в дела РПЦ. А в Киеве начался «Крестовый поход» оранжевых мирян против Московской Патриархии. А так как та же Пасха для большинства нынешнего поколения православных мирян уже воспринимается лишь, как начало сытой праздной сутолоки, с пасхальными куличами и крашенками, то истинная роль Пасхи, как праздника Светлого Христова Воскресения уже довольно подзабыта.

Особенно ожесточенно наблюдается раскольничество внутри Православного мира на Украине. Именно с Киева идеи Православия начали победное шествие по Европе. Объединительные идеи князя Владимира, идеи Киевской Руси в самом Киеве сегодня, в канун Пасхи, и с подачи президента Ющенко, и с одобрения правительства, во главе с православной мирянкой Юлии Тимошенко – намеренно ослабляются.

Язык Киевской Руси называют старославянским или церковным языком. Но по воле политиков язык первых канонических киевских древних переводов Библии сегодня изгоняется из храмов Украины. Даже в тех восточных регионах, где 90 процентов приходящих в православные Храмы говорят на русском языке. А службы рекомендуется вести только на украинском языке, состоящем наполовину из польских слов.

Если в недели перед Пасхой включить украинские каналы и внимательно прислушаться, то начинаешь понимать, что по Украине развернута широкомасштабная акция по подавлению всего, что связано с православными истоками Киевской Руси. Все это ведется, преподносится властями, как один из главных рычагов в устремлении официального Киева по присоединению страны к НАТО, где в большинстве своем правит католицизм.

Кулич с горьким привкусом раскольничества

Долгое время Киев оставался вместе с Москвой центром Православия славян. Самым ярким праздником – Пасха была в стенах Киевско-Печерской Лавры, одной из главных колыбелей европейского Православия. В Киево-Печерской лавре заранее пекли пасхальные куличи. Перед тем как приступить к их выпечке, пекари просили благословения у Бога и читали молитву.

Запах кулича в Лавре сегодня имеет горький привкус раскольничества. От Украинской Православной Церкви откололись группировки, одна из которых называет себя «Украинской автокефальной православной церковью». Президент Ющенко в канун Пасхи явно заигрывал с Михаилом Денисенко, бывшим митрополитом Филаретом, именующим себя «патриархом Украинской православной церкви Киевского Патриархата». А по канонам Православия с ним никакого общения и быть не может, так как 153 епископа, бывшие его собратья, провозгласили ему анафему и отлучили от Церкви. Поэтому не только церковное, но и бытовое общение с ним согласно каноническому правилу исключается. Проблемы есть на западе и на востоке Украины.

Украинское историческое каноническое Православие имеет со Святейшим Патриархом Алексием II братское и молитвенное общение. Но политики из окружения президента Ющенко хотят во что бы то ни стало придать Украинской Православной Церкви статус автокефальной. У президента Украины явно присутствует желание оторвать Украинскую Православную Церковь от Русской. Особую ставку он и его окружение делают на Константинопольского Патриарха Варфоломея, предлагая его в качестве судьи, который всех рассудит и примирит.

Но если действительно Патриарх Варфоломей не видит разницы между каноничной Украинской Православной Церковью Московского Патриархата и раскольническими группировками, то православный народ Украины впереди еще ждут нелегкие испытания. И вряд ли в результате вмешательства Варфоломея — в пекарне Киево Печерской Лавры станут перед Пасхой выпекать больше куличей…

Лавра — чудесный сон


Архиепископ Ионафан, главный борец с раскольничеством

А как чудесно все начиналось. Русская Церковь упразднила Украинский Экзархат и это на какое то время помогло Православию на Украине задышать спокойно. Киево –Печерская Лавра, эта жемчужина европейского Православия, вернулась в лоно Церкви. Вот как вспоминает то время Архиепископ Ионафан, один из самых ярких борцов сегодня с раскольниками на Украине: «Через много лет после учёбы в Санкт-Петербургской Духовной Академии и работы преподавателем церковного пения в семинарии я приехал в Киев уже будучи иеромонахом. Шла подготовка к встрече тысячелетнего юбилея крещения Руси. В Москве начались праздничные церковные торжества. Вот тогда то меня и позвал к себе митрополит Филарет (Денисенко), на то время еще законный владыка киевский. В гостевой зале ко мне присоединился архимандрит Иаков (Пинчук) и нас вскоре позвали в кабинет Филарета. Тот с ходу сообщил, что часть Лавры (Дальние Пещеры) возвращаются Православной Церкви и, что он решил назначить архимандрита Иакова ее наместником, а мне благословил быть там регентом хора. Составили список из пяти человек-монахов Киевской епархии, которым суждено было положить начало монастырской братии. Но что-то не получалось. Филарет нервничал. Через несколько дней меня снова неожиданно вызвали к Филарету. Я снова ждал приёма в большой гостиной на Пушкинской 36. Мимо меня в кабинет Филарета прошел митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий (Поярков), который тогда был дружен с Филаретом и знал меня по Питеру. Через минут двадцать вышел, подошел ко мне и, улыбаясь, пожал мне руку. Снова пришел архимандрит Иаков Пинчук. В кабинете Филарета мы сели рядом. Слышу слова Филарета: «Я решил вас, отец Ионафан, временно назначить наместником Лавры. Сейчас выезжаем в Совет по делам религий и вы подпишете Акт о приёме монастырских корпусов». Не я, но сама душа во мне вдруг с болью закричала: «Нет! Не я! Не достоин!». Я был готов упасть на колени и молить Филарета об отмене этого решения. И только обет монашеского беспрекословного послушания остановил мой крик и я…промолчал, утешаясь словом «временно». Сам акт передачи был обставлен торжественно. Было много журналистов. Я подписал как в тумане какие-то бумаги, не читая, полностью полагаясь на Филарета. Через некоторое время я узнал, что кандидатура Иакова была отклонена «органами». Нужно было найти замену. Но монахов с высоким саном архимандрита под рукой не было. Нужна была переходная временная кандидатура. Ею оказался я, хотя был в то время новоиспеченным игуменом.»

В самом центре Лавры на площади стоит памятный знак, благодарность Владыке Ионафану (Анатолию Елецких) за возрождение Жемчужины славянского Православия. А вот как это было: «Поехал в Лавру осматривать корпуса. Директор музея-заповедника «Киево-Печерская Лавра» Юрий Кибальник встретил меня без энтузиазма. Пошли по корпусам. Осматривали. Я расписывался на каких-то бумагах, едва веря в происходящее. По моему все члены приемной комиссии с обеих сторон испытывали смущение. Но особенно «музейщики». Ведь атеистический статус «заповедника» еще никто не отменял. Повсюду висели плакаты и стенды, разъясняющие пагубность религиозного «мракобесия». Гиды всё еще упорно долбили толпам советских туристов тонкости «фабрикации» мощей бездельниками монахами. В одном из корпусов были выставлены напоказ святые мироточивые главы. В качестве наглядного пособия они должны были опровергнуть сам факт мироточения (видимо работники музея полагали, что Бог обязательно должен был явить им это чудо, а поскольку его нет, то и чуда нет, и …Бога тоже нет, — следовал вывод экскурсоводов). Вот мы и ходили среди толп зевак, косившихся то на плакаты против «церковников», то на меня в рясе и в клобуке. Директор почему то особенно переживал, что придётся отдать монастырю только что сооруженную в кельях общественную столовую и общественный туалет. Когда зашли в церковь Рождества Пр. Богородицы на Дальних пещерах, я ахнул. Все стены были без штукатурки, почерневшие. Впечатление было как после бомбёжки. Корпус наместника, где позднее расположилась резиденция Митрополита Киевского Владимира, был подобен яичной скорлупе. Колодцы преподобных Антония и Феодосия засыпаны и их точно место расположения удалось потом найти с большим трудом (на большой глубине строители нашли облицовочную первую плитку. Сверху разбитого основания была проложена канализационная труба: делалось так, чтобы православные больнее испытали закрытие Лавры в 1960 году и не ходили за водой из колодцев). Аннозачатьевская церковь была в аварийном состоянии. В жилых корпусах располагались ювелирные или реставрационные мастерские. Кругом грязь, запустение. Здание нынешней семинарии совершенно разбитое, стояло уродливо перед входом на территорию Дальних пещер. В самих пещерах святые мощи угодников Божиих были завернутыми в простую тонкую материю. Все прежнее церковное облачение, согласно их сану, из-за сырости прогнило и было заменено работниками музея на дешевые лоскутки. Многие мощи были открыты. Группы экскурсантов могли свободно дотронуться до них. Был случай, когда кто-то из низ грубо отломал перст у одного из преподобных и тогда их стали закрывать стеклом. Из подземных храмов только церковь преподобного Феодосия внешне была благопристойной, но в алтаре престолов не было. Их использовали как склады. Церковка Благовещения, ископанная самим преподобным Феодосием пребывала в полном забвении и запустении. В нескольких многоярусных шкафах стояли металлические и стеклянные сосуды с мироточивыми главами. Все они — белого цвета. Никакого намека на источение св. мира или благоухание. Но отступать было уже нельзя.»

Не отступил Владыка Ионафан, вернул к жизни Лавру.

Известный музыкант и богослов, Ионафан сегодня один из немногих Владык УПЦ, кто будучи русским, как и треть граждан Украины, подвергается сегодня регулярному притеснению и со стороны официальных властей, так и со стороны окружения Блаженнейшего Владимира, Главы УПЦ.. Это они, «придворные шептуны», пугаясь растущей популярности и авторитета Владыки Херсонского и Таврического Ионафана и его открытой борьбы с дирижерами раскольниками из Киева – добились таки перемещения русского Владыки на бывшие «польские территории» — с 22 ноября 2006 года — Ионафан архиепископ Тульчинский и Брацлавский.

Филаретовцы злорадно утверждают, что он второй русский Владыка, кого удаляют на земли Винницкие. Первым «русским ссыльным» на Украине был Митрополит Одесский и Измаильский Агафангел. Правда, он был тогда епископом Винницким и Брацлавским. Теперь Епархию раздробили на две части…

Агафангел тоже имел большой вес в УПЦ. Но сдает позиции, сгибается под «указивками» из Киева.
Кстати, те же Филаретовцы уверены, что престарелый и очень больной Блаженнейший Митрополит Киевский Владимир ( в миру Сабодан Виктор Маркиянович, 1935 г.р.) уже превратился в немощного и не контролирующего собственных приближенных, человека. И что давно от имени Митрополита правят клирики, выходцы из Западной Украины, что дрожащими руками старца освобождаются ото всех Владык, в биографии которых написано: «Родился в России». И что именно его немощными руками — окружение Митрополита упорно штампует новых епископов, готовых к идеям раскола. Доля правды в высказывании раскольников есть. На Украине происходит дробление епархий, создаются новые, мелкие и захудалые. Число клириков растет. Но к сожалению, в основном своем в сельских храмах ведут службу пожилые украинцы, в большинстве своем имеющее только неполное и среднее образование. Именно этих пожилых священников, заботясь о вхождение в католическое по сути НАТО, власти страны ставят сегодня на грань вымирания. В канун Светлой Пасхи УПЦ составляет уже 35 епархий. И «зуд» дробление епархий в Украине также во многом носит характер тихого раскольничества.

Невзирая на трудности, с которыми приходится сталкиваться и Митрополиту Агафангелу, и архиепископу Ионафану, за последние годы количество приходов увеличилось с 5,5 тыс. в 1991 г. до 10554 в 2004 г. Эти общины опекают около 9 тыс. священнослужителей. Две трети из которых имеют среднее образование. И большинство приходов – значатся уже номинально.

Помнится, когда престарелый и больной Леонид Брежнев получал очередные награды и даже становился членном Союза журналистов СССР, об этом серьезно писалось в советской печати, как о достижениях человека, якобы полного сил и творческой энергии. Тоже самое сегодня публикуется о престарелом и больном Митрополите Киевском, Блаженнейшем Владимире: «Предстоятель УПЦ лично редактирует важнейшие материалы, которые публикуются в журнале «Православный вестник» и ежемесячном издании «Вестник пресс-службы Украинской Православной Церкви».

На протяжении последних двух с половиной лет с архипастырским словом обращался к пастве в еженедельной телепрограмме «Православный мир» и ежедневной «Православный календарь».

И об очередных заслугах:
«9 июля 2006 года решением Ужгородской богословской академии имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия Блаженнейшему Митрополиту Владимиру было присвоено ученое звание «Доктора философии». А вот, словно опять о Леониде Брежневе в украинском варианте:
«29 июля того же года Блаженнейший Митрополит Владимир стал членом Национального союза журналистов Украины.» Да, стать журналистом в 70 с лишним лет – достижение , достойное Книги Рекордов Гиннеса.

В канун нынешнего Светлого Пасхального Христова Воскресения – по причинам, изложенным выше, столица Киевской Руси умело превращается в цитадель борьбы с каноническим Православием. Три разных Православных Церкви будут печь по Украине свои куличи.

На Украине у канонической УПЦ Московского патриархата — насильственно захвачены за несколько лет — тысячи храмов. Много людей получили увечья, были и смертельные случаи. И все это делалось во имя … укрепления национальной безопасности и независимости Украины. Поэтому никто не понес наказания…

Во всем мире рассеяны осколки русского Православия. Славянские общины Зарубежья в канун дня Светлой Пасхи, с тревогой прислушиваются сегодня к сообщениям из Киева и Москвы. Но вместо слов объединения и успокоения — слышны популистские лозунги и обещания светлых времен.

Александр ЕЛЕЦКИХ

Текст — с сайта "РУССКИЙ ТОРОНТО"