Правосторонний… Жестик!

 

ПРАВОСТОРОННИЙ

 

На Земле все распределено: часы отмеряют время по часовой, земля также кружится в определенную сторону, а у человека – сердце слева стучит. Но оказывается, очень редко, но встречаются на планете и «правосторонние» люди: у них и система кровообращения, и сердце расположены зеркально. Один из них – коренной воронежец Дмитрий Андреевич Жестик.

 

 Как десантник Жестик медсестру напугал

 

Было это в Одессе. Шла война, и велся прием в десантники-парашютисты. Строгий был отбор. Желающих стать в ряды особого десантного батальона проверяли почти как позже – космонавтов. Наш герой годен оказался, но медсестру чуть до инфаркта не довел. Та стала сердце проверять, слушать, а слева, где у всех сердце – тишина. Конфуз, медицинский нонсенс. Сестричка белее медхалата, а Жестик так ласково ей: «Я – зеркальный человек. Сердце у меня справа, там и послушай». Послушала, румянец к ней вернулся, написала : «Годен. А сердце слушать у пациента надо справа».

 

Как Жестик с кинжалом на фашиста ходил

 

Стал наш герой десантником-парашютистом. И как раз под Белой Церковью получил его батальон (Дмитрий Андреевич уже был лейтенантом) секретное задание.

 

— Нас собрали, всех переодели для выброски в тыл противника во все немецкое, даже трусы – и то — для немецких солдат шитые. И с каждого взяли расписку. Мол, если попадешься и предашь Родину, то пострадают родственники. Мне это как-то неловко. Вроде как не доверяют русскому солдату. Вооружены были неплохо – автомат, пистолет и обязательно каждый имел кинжал, отточенный, готовый к рукопашной. Нас выбросили, прошли незамеченными, вышли к вечеру однажды – группа фашистов отдыхает, оружие в пирамиды сложили, загорают. Ну мы им и дали красного загара. Как пошли в рукопашную, а они тоже с кинжалами – только клинки на солнце сияют. Трудно было первого врага убить, все же – человеческого обличья. А потом вспомнишь, сколько детей и женщин они вокруг перебили, так злость и прет, а обучены мы были лучше, да и на своей земле дрались, за правое дело. За один из таких рукопашных боев мне главную солдатскую медаль «За отвагу» вручили.  А позже – орден Славы первой степени.

 

Как Жестика в покойники записали

 

В один из жестоких боев Дмитрий Андреевич получил в атаке при взрыве контузию и опасные осколочные ранения. Предложили даже ампутацию, мог половины ноги лишиться, да политрук сказал: «Не позволяю ампутировать, все сделать, а офицеру этому ногу надо сберечь». До сих пор в ноге – осколки, но ведь полвека отходил Жестик после ранения, и до сего дня – на своих двоих по дому управляется…

 

А ведь попал наш герой в эвакогоспиталь в состоянии, которое признали как безнадежное. Может, санинструктор «правостороннему солдату» сердце по обычаю справа прослушал, а оно – чуть слышно. Ведь он не знал, что этот десантник – особенный, с сердцем справа. И потому отписали отцу в военкомат похоронку на сына. Мол, пал смертью храбрых офицер Дмитрий Андреевич. Такая вот «ошибочка» вышла. Может, потому и живет уже почти век старый десантник.

 

Как Жестик судью заменил

 

Семья Жестика переехала из Воронежа в липецкую глубинку и давно уже наш герой проживает в райцентре Тербуны. И здесь прошли нелегкие трудовые десятилетия Дмитрия Андреевича.

 

Куда только не бросала «на прорыв» судьба бывшего парашютиста-десантника! Вот, к примеру, в 1952 году здесь случилось ЧП. На железнодорожной станции Набережная местный судья устроил пьянку, подрался с начальником милиции. И до того разошелся блюститель закона, что в железнодорожном буфете раскокал всю посуду и обещал всем дать "вышку". Затем, протрезвев, дебошир от Фемиды сел на товарняк и исчез. Разыскали его аж в Алма-Ате, где судья получил 7 лет. А Жестик тогда оказался среди лучших судебных заседателей. И хоть и была выборной должность судьи, 2 года и 7 месяцев тербунским судьей трудился этот «правосторонний правовед поневоле», одновременно работая заведующим райфинотделом. А потом успел наш герой и райпотребкооперацией руководить, и нефтебазой. И везде его ставили в пример.

 

— В отпуске бываю, а все места не нахожу, сердце у меня не на месте! — признается Дмитрий Андреевич, забыв, что сердце у него – действительно не на месте, обычном для миллиардов людей планеты Земля.

 

Прошли годы. Вышел на пенсию кавалер ордена Славы, офицер десантник. В последнее время живет один, в стареньком доме на Октябрьской улице. Забывают его приглашать на встречи со школьниками, не зовут уже в президиумы, где нынче, как и в местной газете, в фаворе – три-пять ветеранов, чьи заслуги победней, чем у Дмитрия Андреевича.

 

— Вам звонили, приглашали в последние годы в школу, на встречи и праздники, в дни памятных торжеств? – спрашиваю кавалера ордена Славы первой степени.

 

В ответ старый десантник вздыхает и задумчиво поглаживает листья лимонного дерева, что многие месяцы – единственное для хозяина квартиры живое создание. Во всем этом затененном стареньком доме, где проживает этот удивительный, правосторонний человек.

 

Александр ЕЛЕЦКИХ.