Воронеж водохлебный

 

ИСТОРИЯ САМОГО МОКРОГО  ВОРОНЕЖСКОГО ДЕЛА

                                 ИЛИ

КАК ВОРОНЕЖЦЫ СТАЛИ РУССКИМИ ВОДОХЛЕБАМИ

 

Как и сегодня – сурова, ох и сурова история водоснабжения нашего знаменитого города. Даже в начале ХУ111 века – не было своих колодцев в Воронеже, хоть ты лопни! Как тут быть? То есть – как тут пить?. Почти гамлетовский вопрос свербил в пересохших глотках земляков.

 

   Пришлось заставить бондарей понаделать бочек, да побольше! Конечно, река Воронеж в то время, когда громадного сазана, а тем более – крупную чехонь – можно было разглядеть с моста в прозрачной воде запросто – не изобиловала пластмассовыми бутылками, пакетами и прочей дрянью. Конечно, река не родник! Утки-гуси поавают, коровы от оводов в реку в жару заходят и от счастья писают. Известное дело – памперсы к буренке не прицепишь…

                                     ШТЕРНИСТЫЙ ПУТЬ ГОРОДСКОЙ ВОДЫ

   Знаменем водяной цивилизации Воронежа стал Матвей Петрович Штерн, наш гражданский губернатор. Он работал накануне войны с Бонопартом и вынашивал наполеоновские планы насчет водопровода. Бравый был гражданин Штерн, но слаб, однако, на желудок. Не давалась ему вода из реки Воронеж, и все тут! Выпьет он по забывчивости  из графина глотка три – исказится скоро  лицо важного сановника унынием – и станет он иногда быстро исчезать с совещаний, словно забыл где-то самое важное и посему спешит найти. — Мигрирует, блуждает, с лица прямо спадет. А всему виной – местная вода!

   От маяты такой – выписал господин Штерн  из Луганска инженера-специалиста по отысканию Н2О. Специалист приехал задорный, эдакий оптимист,  с прутиком из лозы. Походил себе по правобережью Воронежа, прутиком помахал, попринюхивался, в земле поковырялся. А потом скорбно так говорит : «Нету здесь хорошей воды, хоть и не Сахара какая!»- Губернатор вздохнул и послал этого водознатца в .. Луганск, назад. Иди мол, пока прутик о тебя не обломал…

   Штерн не выдержал маяты с желудком и покинул наш город. А куда воронежцам уезжать?…

   Текла река, шло время. Более 150 водовозов с бочками каждый день устремлялись к воде и приезжали , развозя по дворам живительную влагу. В то время – за бочку воды, как при Горбачеве за стакан газводы с двойным сиропом – платили 6 копеек.  А весной и осенью , когда  грязь усложняло дело – плата поднималась до 10-25 копеек за привоз. Интересно, что в Воронеже, как на Кавказе – был свой «горный» тариф. Живешь на горах – до 3-4 рублей платил ежемесячно за воу, а в низинном Воронеже брали 1,5-2 рубля ежемесячно.

 Наиболее бедные дворы нанимали водоносов. На эту тяжелую работу шли и молодые девушки, и пожилые женщины атлетического сложения. Постоянным заказчикам доставка 2-3 ведер в день обходилась в месяц десять копеек серебром.

 Ну  а первые колодцы глубиной до 50 метров были в количестве 20 штук вырыты в 1826 году, при губернаторе Н.И. Кривцове. И авторы думают: не родственник ли ему знаменитый фотограф П.Кривцов , отличившийся при съемке кадра «Мастер колодезных дел», что появилась в журнале «Огонек» накануне перестройки?

    И ВОТ – ПРИШЕЛ ВОДОПРОВОД!

 Что есть цивилизация, граждане, без водопровода? Хоть отдельных и Водоканал – в Воронеже доканал, но куда  бежать, если трубы не лежат? Труба – дело!

   Давно сработали рабы Рима свой водопровод, а почетный гражданин города, потомственный купец  Степан Лукъянович Кряжов – только в 1869 году ( мы этой осень. Отметили почтенную дату рождения)  затеял соорудить рукотворный водоток!

   Вынул сей Кряжев 150 тысяч рубликов, и образно выражаясь, стал закапывать их в землю, учиняя городскую водопроводную систему пионерского образца!

 А перед этим Степан Лукъяныч подался на брега Туманного Альбиона, в самый что ни на есть британский город Лондон, место пребывания ныне то ли Бориса Платоновича, то ли Платана Березовского…

   Походил Кряжов по Лондону, местной воды испил, к технике присмотрелся. И решил закупить английское оборудование для воронежского водопровода.

 Тамошние сэры и пэры торжественно обещали не подвести и вовремя оборудование подвести. Мол, все будет о,кей, подавай мешок рублей!

  Ка только вскрылась ото льда нерусская река Темза – пароход поплыл в Россию ,а на нем воронежским купчиной востребованные – английские ппроффи по  «мокрым делам», вместе с выписанным Кряжевым оборудованием.

   Короче – «донт ворри, би хэппи «или по русски – не сумлевайся, будь спокоен, как в лучших домах Лондона и Парижа. И правда – эти альбионцы нарыли быстренько по Воронежу весной траншей и колодцев, стали в них трубы укладывать.

 На Староконной площади, где ныне металлообразный Ленин на плечах голубей пасет , выросла кирпичная водонапорная башня. А вот на нынешней улице Софьи Перовской – установить решили водокачку, с паровой английской машиной для насосов. Все быстро построили и стали снабжать город… опять речной водой, нелюбимой господином Штерном. А это как-то не того, да уехали по англицки – не прощаясь…

   Поздней осенью 1869 года —  был праздник первого булькания по трубам. Степан Лукич Кряжов тоже набулькал себе в стакан «Смирнвской» и помянул по нашему крепко и добросовесно, покойного папашу. Мол, задание твое выполнил, верен твоим кряжевским заветам , отчего все вокруг похорошело…

        НАСТОЯЩЕЕ ДЕЛО – ТРУБА!

  Итак, водопровод имени Кряжова – давал 100 тысяч  ведер в сутки, что тогда было прилично. Длина его составляла в начале 5 километров с четвертью. Трубы были деревянные, отлично просмоленные и покрашенные в любимый цвет нынешних коммунистов и противный для быков… Их обмотали толстенной проволокой и прочно скрепили металлическими обручами.

 Кстати, кусок такой трубы Кряжева – был вырыт при строительстве Петровского перехода у одноименного сквера и доставлен в краеведческий музей для всеобщего ротозейства .

  Число линий  водопровода этого деревянного стало сокращаться после 1872 года, когда взялись за реконструкцию водопроводных сетей. Удивительно, но факт – и при Горбачеве в Воронеже эксплотировались 388 метров труб с 1880 года – по улице Театральной.

 А всего, как установили краеведы из числа настоящих воронежских водохлебов – ныне более 4 тысяч метров дореволюционного водопровода – по рабочему успешно булькает под нашими ногами.

      ПОЛИТЫЕ ПОЛИВАЛЬЩИКИ

 В пользовании водопроводом Кряжова были строгие правила. Только с высочайшего разрешения губернатора – думцы могли организовать в необыкновенную жару поливку улиц, с помощью пожарного обоза.

 Губернатор милостиво разрешил, а частные жители, смачивающие ввечеру и поутру улицы водой , освобождались от платы за израсходованную для этих целей воду.

 Жаркими вечерами – поливальщики поливали друг друга теплой водой из пожарного обоза, наслаждаясь такой «бане» за казенный счет…

        (продолжение следует)

   Александр ЕЛЕЦКИХ,

   Владимир ЕЛЕЦКИХ,