Здравствуй, Пажень!

 

А. ЕЛЕЦКИХ

В ЗАУСАЙЛОВ

ЗДРАВСТВУЙ, ПАЖЕНЬ!

Что за чудо эти древние слова! –«Пажень, паженный, паженка…»

А всего то – речь идет о дубовой колоде с сухим воском,всю зиму любители пчелиного меда тщательно  готовили паженки и развешивали их с сухим воском в округе, где есть хорошие медоносыВот и у господина Действительного Статского Советника Александра Николаевича Заусайлова тоже было имение с таким названием, что больше подобает для пасеки. Правда, посреди местных просторов протекает  и речушка Пажень,  в которой в то время можно было искупаться и половить пескарей и плотвиц.

А вот фабрикант, купец и меценат затеял в этой Пажени устроить винный завод. И постепенно Пажень превратилась в Ключ Жизни. Но как и почему — обо всем по порядку…

 

В сказочно теплый  оживающий   день , когда весна еще намечалась в полях за Ельцом, и еще грачи не шумели изрядно на березах вокруг загородного дома на Орловской улице, в кабинете  Заусайлова  шло оживление. Александр Николаевич принял решение заняться виноделием. Этот вид бизнеса для наших мест был в не в новинку, но до таких грандиозных размахов виноделие предпринималось впервые.

Из Козлова И   Быхановых садов, что в Долгоруково – шли в Пажень , имение за городом — третью неделю саженцы плодовых деревьев и ягодных кустарников.

Но основные сорта плодовых и экзотических деревьев  для имения — Заусайлов выписывал из-за границы. Чтобы еще более  разнообразными стали  «букеты» и насыщенность винных напитков Купец сверялся в кабинете с картами садоводов, что наметили в Пажени посадить квадратами яблони и груши, вишни и сливы, смородину и крыжовник, а каждый квадрат обсадить аллеями.

Аллеи – это была идея самого купца. Он представлял, как встанут в Пажени пихтовые, еловые, каштановые, сосновые аллеи, отбивая один квадрат сада от другого.

Как вырастут деревья, как он получит первый урожай в своем громадном саду…

Неделя за неделей – в кабинете Быханова шли по вечерам совещание на тему нового сада для винного предприятия!

-Это будет королевский сад! – убежденно говорил Александр жене Екатерине, показывая ей свежие карты, на которых были расчерчены квадраты, с указанием сортов и пород деревьев.

Первая жена купца – Екатерина Александровна (Глушкова)  родила двух мальчиков и двух девочек, а позже вдруг заболела чахоткой. Ее болезненное состояние, лихорадочный блеск и растущая тревога – требовали  какой то выход, принятие решения…

И вот сад поднялся, зацвел…

 -Александр, пока жи мне свой сад! – попросила  Екатерина своего мужа…

И , в первый же сухой майский, жаркий день ,– Александр Николаевич усадил супругу в пролетку и они поехали в Пажень, смотреть сады.

Поля излучали почти парижскую зелень, просторы светились голубовато-сиреневыми оживающими холмами, букет флоксов в руке Екатерины источали сладкий, тяжелый аромат.

Ехали молча, жена сжимала в руке платок, стараясь видеть умиротворенное лицо мужа сквозь причудливые тени, что всю дорогу бродили по карете.

 Они приехали в Пажень, в полудреме, устав от легкой тряски, весеннего обилия красок и впечатлений.

Отобедав в просторном доме, где еще пахло олифой и побелкой, они вышли на крыльцо.

-Сейчас, Катя, покажу тебе наши сады! – Заусайлов подвел супругу к  бричке, помог усесться поудобней.. Александр взялся сам управлять легкой бричкой, лошадь была смирной и неглупой, и потому прогулка была приятной.

Деревья уже прижились, распустились, а некоторые даже робко зацвели.

В воздухе стоял божественный аромат.

Екатерина Александровна почувствовала себя свежей и здоровой. Когда они тихо ехали по пихтовой аллее, сворачивая на еловую – она впервые за много дней не почувствовала приступы кашля.

-Саша,  пожалуй, ты езжай к своей фабрике любезной, в Елец, а я останусь здесь! – говорила Екатерина, весело посматривая в сторону цветущих яблонь.

— Александр, я как будто сбросила здесь наваждение! По-новому вижу, чувствую, дышу, обоняю!- жена попросила остановиться, вышла из кареты, подошла к зеленым деревцам пихты. .Она растерла хвоинки между пальцев, и долго принюхивалась, впитывая в себя целебные фитонциды…

В течении недели она ходила по аллеям пешком.

Когда  Екатерина вернулась в Елец – то ее  здоровое, помодевшее лицо светилось улыбкой.

Здоровый румянец, посвежевшая кожа на лице, чистое дыхание…

За обеденным воскресным столом, когда все Заусайловы были в сборе, на вопрос мужа, каково там, в Пажени, радостно смеясь, супруга выдала фразу :»Так вот где, оказывается, хранится КЛЮЧ ЖИЗНИ моей!»

Все  улыбнулись столь яркому образу. И с легкой руки Екатерины Александровны имение Пажень стали впредь  называть не иначе как КЛЮЧ ЖИЗНИ.

-Я поехал в Ключ Жизни! – говорил домашним Александр Николаевич, и  спешил смотреть , как там идет строительство двухэтажных  винных  погребов…

Вскоре даже местные крестьяне местной  деревни  на вопрос откуда они? – отвечали бодро: «Мы из Ключа жизни».

Так и повелось. Редкая вещь приключилась со здешней топонимикой! – Даже после  событий 1917 года– старое название Ключ Жизни приклеилось даже к местному совхозу.

От имения , собственно, следов не осталось. Следы дендрария, развалины на месте погребов, остались десятки метров от столь прекрасных многокилометровых аллей..

Светятся, кружатся, ложатся  летом пестрые пятна на траву окрест, ворошат летние ветра  прошлогоднюю листву, как память,  как зыбкие миражи…

Где вы, тенистые аллеи? Эх,  где- то здесь по пихтовым и еловым аллеям ходила знатная купчиха, находя в здешних местах ключи от потерянного здоровья…

Хорошо В З