СТРАНА СНОВ. ВТОРОЙ РАССКАЗ

 

КОГДА  ВЗОЙДЕТ МОЛОДАЯ ЛУНА

Жанр фэнтези.  Рассказ из цикла «Страна Снов»

-Река отсвечивала серебром. Тишина покоилась до горизонта — плотным покрывалом. Наши донки молчали. Казалось, в этой реке, пахнущей аптекой,  умерла последняя рыба.

-То ли будет, когда взойдет молодая луна!- печально и загадочно  проговорил мой напарник по ночной рыбалке, таинственно вздыхая и  поглядывая в мою сторону.

-Я здесь, у Барской Горы —  рыбачу первый раз! И потому не знаю, что здесь в час восхода молодой луны …- ответил я, придвигая свой раскладной  стул ближе к костру.

Напарник оживился.

– Из реки появится в лунную полночь множество ртов, ! Рыбьих ртов, пахнущих  тленом и химией…– сказал он, Его  голос показался дребезжащим и странно высоким для такого толстяка из Терра Бонэ – места, где  родился сам великий Ко Ол —  Пу ,

Самый Великий Обводнитель, – божество всех Богатых и Мудрых . Выжимка из могучих умов партии Плюшевого Мишки.

И тут , как по команде — взошла молодая луна. Она показалась над вершиной Холма Звенящего Родника.  Когда то здесь, давным –давно, брали воду монахи, используя для производства лучших, монастырских квасов.

Теперь родник иссох. Омертвели кусты рябины, усеянные  метровыми залежами битой стеклотары. Когда то красивый холм с родником — сегодня  напоминал склеп.

Напарник оживился…

-Теперь мы увидим рыбу. Она выйдет пожаловаться своей Божественной Луне на судьбу – напарник оглядел поверхность залива.

 И тут вода закипела. Тысячи рыбьих голов  вышли на поверхность, отливая живым серебром.

. – Мне показалось, что каждый рыбий рот открывается и закрывается независимо от других. Одни рты говорили, другие шептали, третьи  судорожно зевали, четвертые молча хлопали жабрами.

-Зовут свою Наяду. – мой напарник насторожился. Видимо, не первый раз он наблюдал это действие на берегу реки Мылос. Неужели все правда, что он вчера рассказывал в кафе «Три пескаря»? Я ведь все принял за рыбацкие байки Зоны48…

 Река забурлила. Красивое пение раздалось из центра омута реки. С брызгами – исчезли сразу с поверхности Мылоса — все рыбы.

Пение было весьма мелодичным. Эта печальная мелодия пронзала мою душу. Сам того не желая – вдруг начал подпевать…

-Замолчи! – приказал напарник. Он стал быстро тушить костер, плеснув в него воду из котелка…

– Ага, разбежался! – отозвался я. – Прямо на язык мелодия  просится,, хоть текст арии сочиняй!  Честное слово.

Напарник ругнулся.

– Потешаетесь пока, но потом сами себя ругать будете  – констатировал  мой напарник – рыболов, и затушив костер, скрылся в лозняке, в конце песчаной косы…

Вдруг, прямо из реки, на песок, вышла Наяда. Девушка с зелеными, длинными волосами. Симпатичная. Но вот вместо ног – ласты. Как у тюленя…

Она все еще пела, глядя прямо в мои глаза…

— Оп-паньки! Я обомлел и чуть не свалился со своего старого, складного алюминиевого стульчика…

— А Вы смелый Ловец! – Наяда перестала петь и заговорила со мной. Правда, я слышал ее, но ведь — рта девушка, эта Русалка реки Мылос, не открывала…

-Я Вам мешаю? – Наяда усмехнулась.

– Вовсе нет. Извините.. А теперь прошу прощения. Кое‑кому тут нужно рыбачить…- пробубнил я в ответ. Только ради того, чтоб не выглядеть ошарашенным истуканом.

-Не надо меня бояться , тем более в День Молодой Луны – Цаган Саар.

 Наяда присела рядом со мной,  на песок и с любопытством начала осматривать мое лицо, мои рыбацкие снасти, одежду…

-А я и не боюсь. Вы – кто? И почему…

Я поперхнулся от волнения, но продолжил:

-Эти все рыбы так странно себя вели!  – мой голос все же предательски дрожал от волнения.

Я посмотрел в глаза Наяды. Они были прикрыты прозрачной, голубоватой пленкой. На щеке поблескивала мелкая чешуя, как на сардине.

— Вы успокоились? — Вот и правильно, Алекс. Сегодня праздник. И вам не удастся изловить даже махонького моего  пескаря. У рыб моей Мылос сегодня вроде Вашего Поста, если вы верите в своих Богов…

-Понятно. — Я с интересом осмотрел фигуру Наяды. По виду это девчонка лет семнадцати, хрупкая, но довольно хорошо физически развита…

-В это время в кармане звенькнул мобильник. -Наяда  покосилась на мой карман..

— Что же Вы ждете? – Наяда посмотрела мне в глаза…

А я ждал повторного набора. Поэтому  застыл и стал ждать, когда у меня в кармане опять зазвонит пыльный черный  «Нокия», а  лунный свет  тем временем становился все более  ярким. «Дзинь».- Я взял трубку. Ответил: «Да. Это Алекс. Я занят. Перезвоните позже…Я положил трубку опять в карман..

Наяда коснулась моего плеча изящной, пахнущей рыбой, ладонью…

— Как Вас зовут? – уже более спокойным голосом спросил я Наяду.

-Я, о рыбачок Алекс,  имею имя Верховной Жрицы —   Адюлл , Вот и познакомились! —  Адюлл — хранительница этой Реки. Умирающая Хранительница умирающего Царства – в голосе этой русалки  была вселенская печаль.

Разгорались  лунные проблески , и впервые за все время, что я был здесь, под Барской Горой, через улицу  на том берегу , в сельском магазине Заозерного загорелась неоновая вывеска. «ЛАВКА МАДАМ КЛАВЫ,» – сообщала она, – ПОЧИНКА АУРЫ, ТОЛКОВАНИЕ  ТАРО И ХИРОМАНТИЯ».

-Боже мой! – подумал я! Только хиромантии не хватало, когда беседуешь на берегу с Наядой из Мылоса.

..Красный неон окрашивал изгиб реки —  в цвет свежей крови.

— Я говорю с Луной о Конце Света. Его предвещал не только народ Май. Но и народ Лунной Рыбы – Наяда печально вздохнула, тряхнула головой и пару длинных, зеленых волос – невольно прилипли к моей щеке. Эти волосы пульсировали, как живые…

-Ну да…Армагеддон предотвращают мелкие поступки. Так всегда было. Так всегда будет. Я так думаю – мои слова озадачили Наяду.

-Вы, Алекс,  тоже верите в Исход Зла?

…Телефон зазвонил в третий раз. ПО мелодии я понял, что звонит сын. Он тоже сегодня с другом на рыбалке. Двести миль отсюда. Озеро  Липпос..

Я не стал брать трубку. Вдруг я вспугну Наяду. И тогда  Адюлл уплывет, и на моей щеке перестанут пульсировать ее зеленые , теплые пряди…

– Знаете, – дружелюбно сказал она, – поскольку трансформация человека в Рыбу, в принципе невозможна, нам нужно искать другое решение. Я могла бы защекотать вас и увлечь в глубину. Но вы мне инее кажетесь злым. Возможно, вы ловите рыб только по принципу «поймал- отпусти!»

-Конечно, отпускаю! – Это же просто спорт! – Фотографирую и бросаю назад в воду! — В этой реке вся рыба давно хранит в себе химию Зоны. После того, как в Терра Бонэ построили Завод Эля, и Завод Сладкой Патоки, а еще Фабрику Лицемерного Питья, Птицефабрику Голубых Петушков —  в уцелевшей, мутировавшей рыбе сегодня больше желчи и яда, чем в обыкновенном гремучнике.

Ради создания ста рабочих мест  во имя бабла Хозяев Зоны, двенадцати  Липперов – угробили сто первую реку моей страна – Красная  Росса.- я горестно вздохнул и глянул на мертвенные нити  своих донок.

…Наяда ласково засмеялась. Вынула из волос маленькую коробочку. Открыла… И подарила мне черную жемчужину. Она закаталась, как ртуть, на моей ладони.

— Я тоже улыбнулся. Надо же – сходил на рыбалку! Скажи мне еще утром, что ночью, при молодой Луне,  буду беседовать с русалкой, с Наядой Адюлл – я бы поднял на смех…Неужели я нанюхался химии, что исторгает река Мылосс? — Так я сделал прививки пролонгированного действия. Доктор уверил, что хватит на весь период летней рыбалки….-  Курам на смех. В некоторых случаях подобные видения и бред — лечат гидрохлоридом тиоридазина внутривенно…

– Успешно? Наяда  хохотнула. Оказывается, это создание еще легко читает мои мысли!

– Вот это по мне. -У вас есть чувство юмора. – Наяда придвинулась ближе, от нее разило сильно фармакологией. Видимо, все пять заводов, что теперь гадят в Мылос – не зря работают в три смены…

— Как там Вас, Адюлл, Вы зачем мешаете мне рыбачить? – я поморщился, стараясь как то закруглить наше неожиданное знакомство. Нелепое и фантасмагорическое.

 — Я  уверена, мы сможем вести с Вами  дела…. – Наяда улыбнулась. И положила к черной жемчужине – жемчужинку светлую, золотистую…И добавила: «Алекс, Вы знаете, отчего умрет мой Мир?

Он умрет по той же причине, что и Ваш. Мы ведь два мира – в одном, громадном…

— А я то Вам – зачем? – я посмотрел в глаза Адюлл, что блестели под сияющей пленкой.

– Я уже вам сказала. Мне не нужен Контактер. Ваш напарник – трусоват и напуган до смерти. А вы мне подходите…

— Но я всего навсего — старый Сочинитель Снов в Электронной Сети Города 48. Чем я могу Вам быть полезен, царица реки Мылос?

– Наше дело много удивительнее и гораздо важнее. Чем писать свои Сны для ротозеев Сети…. Займитесь важным делом! Помогите встряхнуть это спящее царство ваших людишек! — Вы в городе новичок, мистер  Алекс . Жаль было бы, скажем, повздорить. Мне не хотелось бы уплыть от Вас ни с чем. В праздник Молодой Луны.

 Она вдруг нервно задышала и,  набрав в ладони воды из реки , – освежила  свои жабры, похожие на аккуратные шрамики на голубоватой шее…

-Ладно, Адюлл. Объясните, что Вам от меня нужно? _ я вдруг заметил, что у нее почти уже совсем развитые по женски груди. Островерхие и соблазнительные. Если б она была не синей полурыбой…

– Говорите, что хотите, Алекс-. На мой взгляд, вы не  просто очередная проблема, которая требует решения.. Вы можете нам помочь. — Расскажите в Сети 48, что всему Городу скоро придет конец. Грядет Ничто.Конец лжи. —  Всей системе поклонения великому  Ко Ол —  Пу , Самому  Великому  Обводнителю Больших и Малых Зон, – божеству всех Богатых и Мудрых  в  Дистрикте  Красная  Липпас. С Большим Петухом на знамени Зоны …

– Мы все в итоге — кладем конец свету, мистер Алекс. Глубокие Рыбы и Водяной Симгурт —  поднимутся из своих океанских гробниц и пожрут скоро Молодую Луну, как спелую  грушу. Как Большого Земляного Червя. Которым вы кормите иногда моих подданных в реке Мылос..

– Тогда тебе, Адюлл,  больше не придется тревожиться из‑за полнолуний, правда? И рыбам больше не надо будет разевать рты в полночь…-я грустно улыбнулся.

Наяда осуждающе всплеснула руками:

– Не пытайтесь перебежать нам дорогу, – начала Наяда, но я  закашлялся  фыркнул, , и она  умолкла, шевельнув плавниками ног..

Луна над нами  все сияла, как будто накалялась.

На противоположной стороне  горела вывеска о Хиромантии, в окне прямо против моего песчаного пляжа… А  у омута , осиянная рубиновой неоновой вывеской,  сидела у моих ног —  самая прекрасная  Наяда, какую я только видел, и смотрела на меня в упор. И манила меня одним пальцем.

— Алекс, смотри сюда, я покажу тебе твое будущее! И она поднесла ко мне плоский камень. Квадратный и легкий, как ноутбук фирмы «Яблоко Тьмы».

От запахов , что резко рвались из Камня, от звуков и видений Камня —   голова у меня загудела тупой болью. Я увидел вереницы больных. В знакомой поликлинике. Увидел шеренги людей и  пробки из машин – массовый Исход,  побег из Зоны. Увидел все реки моей страны, изгаженные нефтью и фенолом. Вырубленные леса, искореженный чернозем. Некогда самую живую землю. Превращенную в болото и свиную жижу. Увидел железный хлам на умирающих полях. Последнюю, умирающую пчелу на засыхающем цветке…

Наяда убрала от меня  Вещий Камень. Видения прекратились. Молодая луна светилась над рекой.

 Адюлл тихо  взяла мою руку в свою, всмотрелась в мою ладонь, мягко провела по ней указательным пальцем. Потом посмотрела на мою голову.

– Волосы? – недоуменно спросила она. Как у меня – теплые…

– Ну да. Ты странная девушка из реки. Я помногу, Наяда,  бываю один. Как только мне сказал Врач всю правду. Моя служба на Объекте – сказалась на Судьме очень грустно и печально…– Я улыбнулся, надеясь, что улыбка выйдет дружелюбная, но она все равно подняла бровь.

– Вот что я вижу, глядя на вас, – сказала  Адюлл. – Я вижу глаз человека. А еще я вижу глаз  Рыбы. В человеческом — тя вижу честность, порядочность, смелость. Для Зоны вы просто вымирающий типаж. Вы —  сбой этой Системы, Алекс…

Наяда взяла мою ладонь, припала к ней треугольным ухом,..

— Я слышу ласковую кровь,  вижу хорошего человека, который всегда поступает по справедливости.. В век Больших Зон – это странно видеть среди вас, поселенцев Зоны.  А в  Вас , в Рыбе по Гороскопу —  я вижу смятение, боль  и стон, ночной  всплеск и крики раненого бобра и вой  выдры, матерой, , попавшей в сети. , я вижу  речное, недужное чудовище, которое рыщет в темноте по окраинам  Зоны 48 , брызжа кровавой мыслью ., в ожидании конца, неизбежного, по воле  Партии Плюшевого Мишки…

– Как можно увидеть рычание или стон?  Я улыбнулся и оторвал руку от ушка царицы реки Мылос.:

– Это нетрудно. – Акцент у нее был  явно мало россанинским. Наяда всмотрелась в меня. Пронзительно и нервно..-  Ты из Рюриковичей. И твои предки имели тотем Славной Рыбы. 

Они никогда не убивали из за наживы. А только лишь прокормиться. А теперь и рыбу есть нельзя. И все из-за наживы лидеров Партии  Плюшевого Мишки и  ради мечты Правителя Зоны 48.

А по языку ты тоже не из местных .. Русский, может быть, по корням,  или норвежский,  мальтийский, или даже  иегуди . – Мысленным взором мы видим многое. И мои мысли тебе воспроизвел мой Камень Прозрения.

Наяда Адюлл закрыла зеленые глаза. У нее были удивительно длинные ресницы и бледная, синеватая,  с прозеленью, чешуйчатая  кожа, а волосы никогда не лежали спокойно – они мягко и светло  парили вокруг ее головы, точно покачивались на глубинных течениях. Своей реки Мылосс, где она доживала Год Скорби.

– Есть традиционный способ покинуть Зону., – сказала она. – Дурной облик  и болячки можно смыть. — Нужно встать в чистой,, здоровой, полной кислорода —  бегущей воде, в чистой родниковой воде и есть при этом лепестки белых роз…

Боже, что она несет! Откуда теперь в Зоне родниковая вода и белые розы? В дни, когда идет дождь – на огородах умирает последняя трава…

– А потом? – я спросил и напрягся…

– Облик тьмы – тут же  смоется с тебя.. И даже если вместе рыкнут Зверями Алчности,  через нефтяные трубы-флейты, на тебя устрашающе —   все члены партии Плюшевого Медведя – ты будешь неуязвим и здоров.

Я представил себя здоровым и молодым. Это было бы здорово…

– Я  вернусь к тебе, Адюлл, – прошептал  я, – в следующее же полнолуние.

Надо только совершить побег из Зоны и найти где-то последнюю чистую, родниковую, живую воду.

Возможно,  это будет в следующей жизни…

Но такой поток жизни, полный кислорода и съедобной, здоровой Рыбы – где-то еще должен быть…

 Резкий толчок отбросил меня на песок. Ее поцелуй обжег мне щеку…

..Костер на берегу Мылос горел теперь ярче, светился зеленью подводного мира,  яркой  краской  медленно колышущихся водорослей, пахнущих фармакологией фабрик Зоны, 

Мир умирающей реки пока сиял зеленью изумрудов, а еще вдали слышалось удаляющееся пение Наяды.

 А я все думал – где в моей стране последний родниковый поток, полный кислорода, что смоет с меня всю грязь этой больной и похотливой страны, где правят деньги и плоть.

— Ты что это кричишь и бредишь? – Напарник растолкал меня.

Мир Снов растаял.

Все наши донки за ночь кто то большой и сильный  из реки Мылос — спутал в один клубок. Оборвался и ушел.

 Что то горячее пульсировало в моей ладони. Я разжал пальцы. И охнул от удивления 

Черная и серебристая жемчужинки —  выскользнули на речной песок.…

…… ЗАМЕТКИ НА ПОЛЯХ . Окончено

…4 апреля 2012 года. Тербуны.